четверг, 16 августа 2012 г.

«Теория заговора»: битва за Россию. Часть 3.


История отношений между Россией и Ротшильдами началась еще в конце XVIII века. Русская императрица Екатерина II отказала английскому королю Георгу III в посылке карательного экспедиционного корпуса (20 тыс. казаков) на подавление восстания в колониях. На эту просьбу откликнулся принц Вильгельм I Саксонский, который за 8 млн фунтов, выплаченных казначейскими бумагами, предоставил наемников. Его управляющий, А.М. Ротшильд, принял бумаги со скидкой, которую и присвоил. Так начинался взлет семейства Ротшильдов к вершинам финансовой власти.

А. М. Ротшильд участвовал и в финансировании подготовки французской революции. Сын Екатерины II, император Павел I, 28 ноября 1798 года принял звание «великого магистра державного ордена святого Иоанна Иерусалимского». Наполеон Бонапарт в 1801 году начал переговоры с Павлом об изъятии совместными усилиями «жемчужины английской короны» - Индии. 18 января 1801 года атаману войска Донского Василию Петровичу Орлову был отправлен секретный приказ: 30 тысячам казаков с артиллерией двинуться через Казахстан на Индус.

Сторонники Англии – военный губернатор Санкт-Петербурга Пален и граф Панин – организовали переворот в пользу Александра I. Россию втянули в войну с Наполеоном на территории Европы: первая война 1805 года – поражение русско-австрийских войск при Аустерлице; вторая война 1807 года - поражение русской армии в Восточной Пруссии. В 1807-1812 годах Россия уже в союзе с Наполеоном осуществляет континентальную блокаду Англии в морских войнах. Однако в Англию Наполеон не пошел – все закончилось для России войной 1812 года и взятием французами Москвы.

Наполеоновские войны послужили прекрасным механизмом для производства денег международными банкирами. Семья Ротшильдов извлекла немалые выгоды из создания банковской сети (Лондон – Париж — Франкфурт-на-Майне – Вена – Неаполь), покрывшей большую часть Европы, а также системы обмена информацией. К окончанию эпохи наполеоновских войн только французская ветвь семейства стоила 600 млн франков и на 150 млн превышала капитал всех остальных банков Франции. Натан Ротшильд привел Банк Англии (который еще с 1694 года был частным банком) под семейный контроль - банк стал главным агентом их последующей международной экспансии. Сражение при Ватерлоо позволило устранить чрезвычайную угрозу для дальнейшей деятельности международных банкиров. Дело в том, что император Наполеон в конце осознал, что он, французский народ и французская армия выступили расходной пешкой по обеспечению финансового могущества семьи Ротшильдов. Ему принадлежат такие слова: «Деньги не имеют родины; финансисты не имеют ни патриотизма, ни честности; их единственная цель – нажива». Он попытался ввести свою «континентальную систему»: денежная политика направлялась на развитие сельского хозяйства и промышленности. Он стремился к тому, чтобы внешняя торговля не управляла государством. Он закончил ссылкой на безлюдный остров.

В 1816 году Англия демонетизировала серебро и приняла золотой стандарт. К этому времени Ротшильды контролировали значительную часть золотых запасов и фиксировали цену золота. Цена на слитки устанавливалась два раза в день на Лондонской золотой бирже пятью ведущими дилерами. Они просто договаривались (естественная суть конкуренции цен) о цене, по которой готовы были торговать золотом в этот день. Поэтому принятие какой-либо страной золотого стандарта означало, что их денежная система оказывалась под контролем Банка Англии (Ротшильдов), т. е. попросту зависима от лондонских посредников по продаже слитков.

В 1839-1843 годах министр финансов России Е. Ф. Канкрин подготовил денежную реформу по установлению твердого курса ассигнаций по отношению к серебряному рублю. Для подготовки реформы он ускорил накопление запасов серебра, ввел режим экономии расходов и только военные расходы сократил вдвое, привлек средства населения за счет выигрышных билетов казначейства и облигаций. В 1843 году вместо ассигнаций стали выпускаться новые бумажные деньги – кредитные рубли, которые свободно обменивались на серебряные в соотношении 1:1. Рубль стал устойчивой денежной единицей – такого Банк Англии допустить не мог.

Десант с англо-французской эскадры овладел русской крепостью Бомардзунд (Балтийское море) 16 августа 1854 года. В августе того же года англо-французский десант высадился в Петропавловске-на-Камчатке. Турецко-французско-английский 60-тысячный десант в сентябре того же года высадился в Евпатории в Крыму – началась длительная оборона Севастополя. Войной России стали угрожать Австрия и Швеция. В условиях угрозы еще и японской агрессии Россия была вынуждена подписать 7 февраля 1855 года русско-японский договор о разделе Курильских островов и совместном владении островом Сахалин.

Огромный послевоенный дефицит бюджета привел к отмене крепостного права в 1861 году – государство выкупило земли у помещиков ценными бумагами. Крестьяне стали должниками государства, были объединены в общины и возвращали под коллективную ответственность долг собственному государству «живыми» деньгами с рассрочкой в 49 лет и уплатой 6% годовых. В 1862-1863 гг. министр финансов М. Х. Рейтерн осуществил попытку стабилизировать денежную систему России дополнительным золотым обеспечением по твердому курсу. Для этой реформы Россией был получен крупный внешний заем, предоставленный, разумеется, английскими Ротшильдами, и в 1864 году в нашей стране появился первый коммерческий кредитный банк. Но через несколько лет бюджетный дефицит только увеличился. Для покрытия долга перед Ротшильдами в 1867 году было принято решение продать Аляску Соединенным Штатам Америки за 7,3 млн долларов (правда, деньги до сих пор не получены – корабль, на котором они якобы перевозились из США, затонул, не дойдя до Санкт-Петербурга).
В конце концов Россия отказалась от золотого обеспечения.

Интересно, кстати, что история России и США имеет довольно много пересечений, многие из которых связаны с Ротшильдами. Так, будучи верными своей традиции зарабатывать на войнах, в период гражданской войны на Североамериканском континенте Ротшильды финансировали обе воюющие стороны: лондонский банк Ротшильдов финансировал армию Севера, а парижский банк - армию Юга. Узнав об этом, Линкольн отказался в 1862-м и 1863 годах выплачивать Ротшильдам огромные проценты. Более того, он поручил Конгрессу начать печатать доллары, чтобы иметь возможность расплачиваться с армией Севера. В 1864 году Линкольн узнал, что русский император Александр II выступил против Ротшильдов, отказав их непрерывным попыткам создать подконтрольный им Центральный банк в России. Такую же борьбу против Ротшильдов, но уже в Америке, вел и сам Линкольн. Он обратился к Александру II с просьбой оказать содействие в гражданской войне, и российский император откликнулся на эту просьбу, послав атлантическую эскадру под командованием адмирала Попова в порт Нью-Йорка, а тихоокеанскую эскадру адмирала Лисовского - в Сан-Франциско. Он приказал Попову и Лисовскому «быть готовыми к бою с любыми силами противника и принять командование Линкольна», дав тем самым понять Англии, Франции и Испании, что в случае их вмешательства Россия поддержит президента Линкольна. В итоге, случилось то, что случилось - Линкольн выиграл гражданскую войну, но Ротшильды затаили обиду как на него, так и на Александра II.

Главной задачей Ротшильдов в России в XIX веке являлось установление контроля над нефтяными месторождениями в Баку. И этот результат был достигнут, чему способствовали итоги Русско-турецкой войны – Россия получила Батум. Однако этому предшествовала серьезнейшая закулисная борьба, к которой наша страна, как это ни парадоксально, не имела почти никакого отношения. Собственно, изначально Англия была категорически против. Петр Шувалов, который по поручению Александра Второго вел тайные переговоры с британским правительством, докладывал императору о наличии секретного англо-турецкого договора: «В случае если Батум, Ардаган, Карс или одно из этих мест будут удержаны Россией, – гласил этот документ, - Англия обязывается силой оружия помочь султану защищать азиатские владения Турции. Собственно, российский самодержец вполне готов был согласиться с тем, чтобы оставить Батум Турции, но вдруг, вопреки всем ожиданиям, англичане все-таки согласились передать его России.

Только спустя много лет выяснилось, что за кулисами этих дипломатических маневров стояли действительно две мощные силы - парижский банкирский дом Ротшильдов и американская нефтяная компания «Стандард Ойл» Рокфеллера. Ротшильдам необходимо было добиться, чтобы Батум в любой форме оказывался бы под юрисдикцией России, в то время как Рокфеллер пытался не допустить проникновение Ротшильдов на Кавказ. Но дело кончилось тем, что 25 августа 1878 года в Батум вошла русская армия под предводительством князя Святополк-Мирского.

И вот с 1886 года французский банкирский дом «Братья Ротшильд», купивший акции Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества, начал принимать активное участие в развитии нефтяной отрасли на Кавказе. Но сначала ему пришлось столкнуться с серьезной конкуренцией, поскольку еще в 1879 году в Баку было зарегистрировано Товарищество нефтяного производства братьев Нобель. Впрочем, соперничество было не очень долгим. Пользуясь тем, что кредитование в России осуществлялось из расчета 6% годовых, Ротшильды выдавали кредиты под 2-3%. Таким образом, уже к 1888 году это семейство заполучило почти половину всех вагонов Закавказской железной дороги, поставило в зависимость от себя значительное число мелких и средних предприятий, сконцентрировало в своих руках крупные партии бакинских нефтепродуктов. С этого момента Ротшильды приступили к установлению полного контроля над транспортировкой нефтепродуктов на экспорт.

События развивались по проверенному сценарию: Ротшильды традиционно ссужали «дешевыми» деньгами мелких российских нефтепромышленников в обмен на гарантии приобретения добытой ими нефти по выгодным для себя ценам настолько, чтобы сделать нерентабельным бизнес Нобелей, строивших трубопровод Баку - Батум. Он, кстати, в конечном итоге был построен (в том числе благодаря изобретенному Альфредом Нобелем динамиту) и в 1889 году даже введен в строй, но это не помогло победить в борьбе с Ротшильдами, располагавшими громадными финансовыми ресурсами. В итоге бакинская нефть практически полностью попала под контроль Ротшильдов, а Россия стала крупнейшим после Соединенных Штатов поставщиком нефти в мире. В 1900 году масляные поля Баку в России производили больше сырой нефти, чем во всех США, а в 1902 году более половины добываемой в мире нефти приходилось на Россию.

Разумеется, Рокфеллер не мог смириться с таким положением дел. И выход был найден – революция в России. Как свидетельствуют документы Конгрессеа Соединенных Штатов, Джон Д. Рокфеллер с первых лет XX века оказывал финансовую поддержку Ленину и Троцкому, усилив ее после неудачи революции 1905 года. Наиболее активная работа началась с января 1917 года, когда партнер Рокфеллера Якоб Шифф стал финансировать Троцкого, чтобы совершить социалистическую революцию в России. Троцкого привезли в Соединенные Штаты, где он бесплатно жил в помещении, находящемся в собственности Standard Oil в городе Байон, штат Нью-Джерси.

Когда в 1917 году Николай Второй отрекся от трона, Троцкий с 10 тысячами долларов, которые ему выделил Рокфеллер на дорожные расходы, отправился с группой из 300 революционеров в Европу. Однако по пути он был задержан канадскими властями по требованию англичан «до получения дальнейших указаний». Спохватившись, английский премьер-министр Ллойд-Джордж отправил по телеграфу срочные распоряжения из Лондона секретной службе Канады, чтобы они немедленно освободили Троцкого, но они не отнеслись к этому с должным вниманием. В итоге Троцкий был освобожден благодаря прямому вмешательству Рокфеллера, который напрямую обратился к своему преданному другу - канадскому министру Макензи Кингу.

Таким образом, Джон Д. Рокфеллер оказал очень большую поддержку делу революции в России. И результат оказался вполне впечатляющим. Мало того что Россия, погруженная в хаос революции и Гражданской войны, уступила свои позиции на мировом рынке нефти, так Рокфеллер еще и получил право на продажу российской нефти - в 1926 году нью-йоркская компания Standard Oil, принадлежащая Рокфеллерам, и ее партнер Vacuum Oil Company через Chase Manhattan Bank заключили договор на продажу советской нефти в европейские страны. В это же время появилась информация, что Джон Д. Рокфеллер предоставил большевикам заем в размере 75 миллионов долларов, часть цены за договор. В результате соглашения в 1927 году нью-йоркская Standard Oil построила нефтеперерабатывающий завод в России. Таким вот образом Рокфеллер внес свою лепту в дело восстановления большевистской экономики, при том, что правительство Соединенных Штатов официально признало Советское государство только в 1933 году.

Конгрессмен США Луис Макфадден, председатель Банковского комитета палаты представителей, выступая перед членами Конгресса 10 июня 1932 года сказал: «Откройте книги Военторга, торговой организации советского правительства в Нью-Йорке, Госторга, главного органа торговой организации Советского Союза, и Государственного банка СССР, и вы будете удивлены тому, сколько денег американцев пошло из казны Соединенных Штатов в Россию. Проверьте, какие сделки осуществлялись между Государственным банком СССР и Standard Oil Нью-Йорка». Стоит отметить, что Макфадден занимался расследованием манипуляций Федеральной резервной системы, контролирующей казначейство США, что стоило ему трех покушений на жизнь. В конечном итоге он умер при так и не выясненных до конца обстоятельствах.

По утверждению американского профессора Энтони Саттона, Рокфеллеры на протяжении всего периода советской истории оказывали финансовую и технологическую помощь Советскому Союзу в обмен на предоставление им исключительных прав в сфере нефтеторговли. В 1972 году, выступая перед субкомитетом Республиканской партии, Саттон, основываясь на полученных им документах, заявил: «Более двух третьих всех судов (торгового фота) было построено за пределами Советского Союза, а четыре из каждых пяти двигателей для этих кораблей были также произведены за пределами страны. Все автомобили, грузовики, оружие, танки, самолеты и советские технологические разработки идут с Запада. Горьковский автозавод, созданный предприятиями Ford и Austin, выпустил большую часть грузовиков, которые были использованы для поставок советского оружия Хо Ши Мину.

Предприятия автомобилестроения могут быть также использованы для производства танков. Все тот же Горьковский автозавод произвел в 1964 году первую управляемую противотанковую систему. В Советском Союзе размещался самый крупный в мире завод железа и стали. Он был построен корпорацией МсКее. Это копия фабрики стали в штате Индиана, в Соединенных Штатах».

Стоит отметить, что Дэвид Рокфеллер неоднократно встречался с советскими лидерами и высокопоставленными деятелями – в 1964 году с Никитой Хрущевым (за 2 месяца до его смещения), в 1973-м – с Алексеем Косыгиным. Во всех случаях обсуждались самые насущные для Рокфеллера вопросы – расширение торгово-экономического сотрудничества.

В 1989 г. Дэвид Рокфеллер посетил СССР во главе делегации Трехсторонней комиссии, включавшей Генри Киссинджера, бывшего французского президента Жискара Д'Эстена (члена Бильдербергского клуба и впоследствии главного редактора конституции ЕС), бывшего премьер-министра Японии Ясухиро Накасоне и Уильяма Хайлэнда, редактора издаваемого Советом по международным отношениям журнала Foreign Affairs. На встрече с Михаилом Горбачевым делегация интересовалась тем, как СССР собирается интегрироваться в мировую экономику, и получила соответствующие объяснения Михаила Горбачева.

Следующая встреча Д. Рокфеллера и других представителей Трехсторонней комиссии и Михаила Горбачева с участием его окружения состоялась в Москве в 1991 г., незадолго до путча. Кстати, забегая вперед, стоит отметить, что в 1992 году Горбачев, будучи уже частным лицом, нанес ответный визит Рокфеллеру в Нью-Йорк. В результате этой встречи, состоявшейся в отеле «Уолдорф Астория», бывший президент СССР смог заручиться согласием своего «старого друга» выделить Михаилу Горбачеву финансовую помощь в сумме 75 миллионов долларов для организации глобального фонда и «президентской библиотеки по американскому образцу».

Таким образом, на протяжении всей советской истории единственной иностранной финансово-промышленной группой, обладавшей влиянием на одной шестой части суши, был клан Рокфеллеров. С этим, однако, совсем не собирались мириться их гавные конкуренты в лице Ротшильдов.

Если верить заявлениям главы советского правительства Валентина Павлова, сделанным весной 1991 года, Ротшильды готовили геополитический заговор против СССР. В связи с этим стоит вспомнить, с чего начиналась перестройка.

В конце 80-х годов прошлого века Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев санкционировал создание в Москве мощного международного коммерческого «Банка общественного финансирования и кредитования национальных программ» (БНП). Его основным акционером должен был стать швейцарский банк Ротшильдов Banque Privee Edmond de RothschildSA. Претендуя на получение тотального контроля над экономикой Совесткого Союза, Ротшильды требовали от Комиссии по изучению природных сил и ресурсов АН СССР проведения полной инвентаризации всех континентальных ресурсов страны.

Но тут в дело вмешался столь ненавистный иностранцам КГБ, заявивший, что руководители ряда совместных предприятий, подключенных к созданию БНП, связаны с международной мафией (в том числе наркомафией). При этом было установлено, что основной поток доходов наркосиндикатов шел в Швейцарию, где его часть оседала в банках Ротшильдов. Разумеется, назревавший скандал был в конечном итоге погашен, а в обмен на это Ротшильды через подконтрольные им фирмы начали финансировать перестройку. Результат превзошел все самые смелые ожидания – СССР распался, а клан Ротшильдов получил возможность отвоевать у Рокфеллеров позиции, утраченные после революции 1917 года.

Собственно, факты новейшей истории России свидетельствуют о том, что Ротшильды постепенно добиваются нужного результата. Впрочем, судите сами.

После известного скандала с арестом Михаила Ходорковского из публикации британского еженедельника «Санди Таймс» стало известно, что Михаил Ходорковский, уже находясь под стражей, передал свои акции (а это 53%) лорду Джекобу Ротшильду, поскольку с этого момента вступило в силу заключенное между ними ранее соглашение о попечительстве, согласно которому эти акции передавались Ротшильду в случае, если Ходорковский утратит способность действовать в качестве бенефициара, т. е. лица, получающего доходы от акций. Но, как полагают многие эксперты, это соглашение, по сути, означает, что Ходорковский был лишь номинальным владельцем «ЮКОСа», а в действительности компания принадлежала Ротшильду, который, по-видимому, и инициировал заключение этого соглашения, когда стало ясно, что Ходорковский ввязался в политическую борьбу за власть с Кремлем.

Стоит отметить, что некоторые конспирологи считают, что к аресту Ходорковского приложили руку Рокфеллеры, ведь принадлежащий им американский нефтяной концерн ExxonMobil сам стремился к поглощению «ЮКОСа», но не смог этого сделать, завязнув в судебных разбирательствах в США из-за штрафа в 11,8 млрд долларов, наложенного судом штата Алабама за финансовые махинации и недоплаты в бюджет. Весьма, кстати, забавно, что губернатор этого штата Боб Райли на своем интернет-сайте с гордостью сообщал о своей принадлежности к масонам, с которыми традиционно принято ассоциировать Ротшильдов.
 
Но Ротшильды не были бы Ротшильдами, если бы «складывали все яйца в одну корзину». Помимо «ЮКОСа», в нефтяной отрасли России присутствует детище Ротшильдов «Бритиш петролеум». Именно сделка между ВР и Роснефтью о взаимном обмене акциями считается «сделкой века» и вызывает у Рокфеллеров дикое раздражение, поскольку речь идет не просто об обмене акциями, но о глобальном сотрудничестве в стратегически важном арктическом регионе. Именно в этом и кроются корни нынешних судебных разборок, в ходе которых совместное предприятие ТНК-БР пытается оспорить эту сделку. Пока Рокфеллерам удалось добиться определенного успеха, поскольку недавнее судебное решение обязало ВР и Роснефть учитывать интересы ТНК-ВР, но не стоит сомневаться, что оно будет оспорено.

Впрочем, «не нефтью единой». В настоящее время в сферу интересов Ротшильдов в России входят почти все ключевые ресурсные сферы.

Достаточно только сказать, что председателем наблюдательного совета UC Rusal («Русал» - компания-владелец алюминиевой отрасли России) является Натаниэль Ротшильд. Кстати, именно ему принадлежит фраза «Я вернул Ротшильдов в Россию», которую он произнес в интервью газете «Ведомости». Н. Ротшильд, с его собственных слов, уже давно дружит с О.Дерипаской (ключевым акционером «Русала») и хорошо знаком с В.Потаниным (совладельцем «Норникеля»), планируя возглавить в России еще и совет директоров «Норникеля». Впрочем, с последним все оказалось совсем не так просто – неоднократные попытки «Русала» ввести новых людей в управление «Норникелем» пока так и не увенчались успехом.

В связи с этим как раз стоит вспомнить об объявленном в январе 2011 года создании так называемого «холодного термояда» - установки, работающей на основе холодного термоядерного синтеза и позволяющей производить поразительно дешевую электроэнергию с использованием водорода и никеля (об этом событии, грозившем стать мировой сенсацией и изменить весь мир, говорилось в первой части публикуемого нами материала под общим названием «Теория заговора»). Просто это сообщение как-то очень совпало со стремлением Натаниэля Ротшильда войти в состав совета директоров «Норникеля» - крупнейшего мирового производителя этого металла. И точно так же вдруг отказ «Норникеля» допустить новых лиц к управлению компанией удивительно перекликается с прекращением разговоров об установке «холодного термояда». Так и напрашивается крамольная мысль, что, потерпев фиаско в получении контроля над «Норникелем», некие «заинтересованные структуры» приняли меры, чтобы до поры до времени заморозить внедрение технологий, позволяющих получать дешевую электроэнергию с использованием никеля по принципу «так не доставайся же ты никому!». А это значит, что борьба за «Норникель» будет продолжаться.

Впрочем, борьба будет вестись не только за это. В прессу попал правительственный документ от 25 октября 2010 г. № 1874-р, определяющий порядок приватизации российских госпредприятий, которую планируется осуществить в 2011-2013 гг. Согласно этому распоряжению, российское государство уполномочивает осуществить продажу подлежащей приватизации госсобственности нескольким уполномоченным структурам, среди которых фигурируют: ЗАО «Банк Кредит Свисс», ООО «Дойче Банк», ООО Коммерческий банк «Дж. П. Морган Банк Интернешнл», ООО «Меррилл Линч Секьюритиз», ООО «Морган Стэнли Банк» и «Голдман Сакс». Впрочем, есть среди «обласканных» структур и российские, в частности, «ВТБ Капитал», но при этом продажа акций самого «ВТБ» поручена почему-то «Мерилл Линч Секьюритиз». Список предприятий, госпакеты акций которых будут проданы, утверждён Министерством финансов России и Минэкономразвития и включает в себя «Роснефть», «Транснефть», Сбербанк, «Совкомфлот», ВТБ, «Россельхозбанк», «Росагролизинг», «Росспиртпром», ОЗК, ФСК и «РусГидро». Но это только «самый крупняк», здесь будут продаваться небольшие пакеты акций, которые все же позволяют их владельцам в полной мере участвовать в управлении делами компаний. В гораздо больших масштабах планируется провести приватизацию «менее значимых» предприятий, в число которых, как это ни странно, вошли даже морские порты. В частности, на продажу полностью выставляется хабаровский порт Ванино. Думается, желающих найдется немало, ведь порт – это возможность участвовать в регулировании внешней торговли.

Так что основная борьба еще только начинается, и происходить она будет не только в России, но и на территории всего бывшего СССР, где в последнее время набирают силу интеграционные процессы. Ротшильды, кстати, довольно хорошо это поняли и озаботились тем, чтобы создать позиции даже в таком «неудобном» месте, как Белоруссия. Так, в 2009 году по просьбе белорусского правительства специалисты финансовой группы Rothschild провели оценку рыночной стоимости одного из ведущих банков Белоруссии - «БПС-Банка», предоставив ее в трех вариантах: от 150-ти до 500 миллионов долларов. В результате, в конце 2009 года «БПС-Банк» был продан российскому Сбербанку за 280,7 миллиона долларов. Белорусская сторона осталась весьма довольна итогами сотрудничества и решила его продолжить – в феврале 2010 года президент Белоруссии Александр Лукашенко пригласил финансовую группу Rothschild провести оценку приватизируемых в республике предприятий, озвучив это предложение в ходе личной встречи с управляющим директором группы Rothschild Ариэлем де Ротшильдом.

Естественно, что в современных условиях ни Ротшильды, ни Рокфеллеры, какими бы сильными они ни казались, не могут претендовать на то, чтобы единолично «снимать сливки» в России и на постсоветском пространстве. Глобализация привела к тому, что все финансово-промышленные кланы вынуждены считаться друг с другом и сотрудничать, устанавливая единые правила игры на регулярных заседаниях типа Бильдербергского клуба. И при этом финансисты также вынуждены считаться со своими правительствами, как бы снисходительно они на них ни смотрели.

Что же касается России, то в этой ситуации у нее есть уникальная возможность использовать конкурентную борьбы международных финансово-промышленных группировок в своих целях. Глупо и безрассудно было бы смириться с ролью объекта воздействия и не попытаться стать его субъектом, каким бы сложным это ни казалось. При решении этой задачи вполне можно скооперироваться с Китаем, который считается «вотчиной» Ротшильдов (именно в Поднебесную они в последние годы перенесли свою основную базу). Пока Ротшильды считают, что КНР действует по подсказке принадлежащего им банка HSBC (который действительно консультирует китайское правительство по финансово-экономическим вопросам), Пекин ведет свою игру и не собирается проигрывать. Другими словами, пока Ротшильды с Рокфеллерами разыгрывают свою шахматную партию, Москва и Пекин могут попытаться обыграть их в «подкидного дурака».

Александр Тимофеев

(источник: "Служу Отечеству!")

среда, 15 августа 2012 г.

«Теория заговора»: единство и борьба противоположностей.Часть 2.


Разумеется, не одни только Ротшильды и Рокфеллеры обладают влиянием на мировой арене. Как уже стало ясно из вышеуказанного, довольно серьезными, хотя и не столь сильными, позициями располагают и другие финансово-промышленные группы – те же Морганы, Меллоны, Куны, Лоебы, Варбурги и т.д.

Кроме того, следует учитывать, что всем эти финансово-промышленные группы, каким бы влиянием они не обладали, вынуждены считаться и с интересами политических элит стран, в которых они имеют свои интересы.

Такова данность – можно стремиться к тому, чтобы контролировать все и вся, но осуществить этот на практике невозможно, слишком уж много факторов оказывают влияние на развитие ситуации и расстановку сил, включая тех же конкурентов. Поэтому вполне естественно, что сильным мира сего необходимо договариваться о «правилах игры» и обсуждать насущные проблемы, вырабатывая общую политику по тем направлениям, которые отвечают общим интересам. И в этом нет ничего странного. Ведь ни для кого не удивительно, что практически все представители мировой бизнес элиты знают друг друга в лицо, одеваются у одних и тех же кутюрье, их дети ходят в одни и те же школы, а позже учатся в одних и тех же университетах. Хотя между ними есть множество различий, объединяет их единая система ценностей, которые они хотят защищать. И это как раз то поле, на котором они все играют в одни ворота.

Именно поэтому не стоит удивляться тому, что сильные мира сего регулярно проводят встречи, обсуждая и решая насущные политические и экономические вопросы. И вполне естественно, что эти встречи, а тем более их содержание они не хотят афишировать. Поэтому следует отличать различные саммиты и им подобные открытые для прессы официальные мероприятия от встреч, на которых действительно обсуждаются и решаются глобальные проблемы. Итоги же этих неформальных посиделок впоследствии преподносятся миру в качестве решений «Большой двадцатки» и подобных саммитов. И не стоит этому удивляться: финансово-промышленные группы существуют уже более 100 лет, тогда как правительства и президенты меняются регулярно.

Наиболее ярким примером «саммита сильных мира сего» является так называемый Бильдербергский клуб. Даниэль Эстулин в своей книге «Кто правит миром? или вся правда о Бильдербергском клубе» пишет, что это сообщество знатных американцев и европейцев впервые собралось в 1954 году — и было названо по имени отеля, в котором проводилось это собрание.

С тех пор общество регулярно собиралось в засекреченных местах для решения вопросов устройства политического и экономического будущего всего мира. Высокий статус членов общества и приглашенных ораторов, а также высочайший уровень обеспечения безопасности и секретности их регулярных встреч вызывают в воображении образ тайной политической клики, управляющей миром. Причиной основания этого общества является мысль о том, что выдающиеся граждане с обоих берегов Атлантики могли бы собираться вместе раз-два в год, чтобы провести в неформальной обстановке открытые дискуссии с целью прояснить любые недоразумения и разногласия, возникающие в ходе деятельности Атлантического альянса. В 1952 году бывший офицер польской военной разведки, Джозеф Ретингер, предложил принцу Бернарду, главе Нидерландов, идею подобных собраний. В то время в Европе усиливались антиамериканские настроения не только в кругах либералов, но также и среди большинства населения, и необходимо было принять какие-то меры для укрепления позиций Запада ввиду угрозы коммунизма. Создавалось четкое ощущение, что Европа действует нерационально перед лицом американской военной и экономической поддержки в виде НАТО и плана Маршалла.

Принцу Бернарду понравилась предложенная идея, и он организовал проведение конфиденциального исследования среди своих знакомых политиков из других стран с целью получить два противоположных политических мнения из каждой европейской страны. На основе этого исследования Бернард и Ретингер составили своего рода резюме и послали его конфиденциально некоторым друзьям принца в Америке. Как только новый президент Эйзенхауэр был инаугурирован и обосновался в Бегом доме, принц Бернард приехал в Вашингтон и нанес визит своему старому другу Уолтеру Беделлу Смиту - директору ЦРУ. Смит перенаправил его в недавно сформированный Комитет по государственной торговой политике. Этому комитету было поручено выработать американский ответ на европейскую критику. Одним из тех, на кого была возложена эта обязанность, был Дэвид Рокфеллер. Встреча участников состоялась в мае 1954 года в отеле «Бильдерберг», возле города Арнхем в Голландии. Эта группа, состоящая из государственных деятелей, финансистов и ученых, совещалась три дня, окруженная телохранителями и защищенная от прессы. Они дали торжественную клятву не придавать огласке ничего из того, что будет обсуждаться на собрании, и эта конфиденциальность позволила им выражать свои истинные мнения и чувства. Европейцы были озабочены тем, что консервативная Республиканская партия впервые за 20 лет победила на выборах, и теперь в Белом доме заправлял военный.

 Разглагольствования сенатора Мак-Карти и слухи о нетерпимости его антикоммунистических последователей достигли американских посольств в странах Европы. Европа всерьез опасалась того, что Америка превратится в фашистское государство: за последние несколько десятилетий европейские критики повидали достаточно много, чтобы сразу обнаруживать первые признаки фашизма.

Представитель от США С. Джексон получил возможность объяснить поведение сенатора Мак-Карти: весь его феномен сводился к несдержанности речей и недостатку партийной дисциплины. Джексон также предсказал то, что позже действительно сбылось: «Умрет ли Мак-Карти от пули наемного убийцы либо будет устранен естественным способом удаления нарывов с тела политики в любом случае я готов поручиться, что ко времени нашего следующего собрания он уже не будет играть никакой роли на американской сцене». То, как стремительно Мак-Карти впал в немилость, убедило европейцев в том, что первое собрание прошло недаром, и были запланированы ежегодные конференции; этот порядок не нарушается уже более 50 лет. Бильдербергеры снимали целый отель в засекреченном месте и окружали его плотным кольцом охраны. Главы государств и будущие главы государств посещали эти собрания, а пресса из кожи вон лезла, чтобы собрать хоть какую-то информацию об этих мероприятиях.

Для понимания происходящего на конференциях бильдербергеров нужно всегда помнить о том, для чего было созвано первое собрание — дать возможность американцам ознакомиться с европейской критикой их международной и экономической политики. Однако не всегда критика была односторонней: в год Суэцкого кризиса, в 1956 году, когда Франция и Великобритания предприняли попытку вернуть себе контроль над Суэцким каналом, национализированным президентом Египта Насером, это вызвало серьезную вражду между американскими, британскими и французскими делегатами.

И все же, в общем и целом, американцы всегда чувствовали себя вынужденными защищать политику своего государства, и поэтому разница между дискуссиями в начале эры бильдербергеров и самыми недавними прениями по поводу военных действий в Ираке невелика.

В 2002 году бильдербергеры встречались в городке Шантильи, штат Вирджиния, близ Вашингтона. Европейцы выражали свой гнев по поводу приготовлений США к войне в Ираке. Министр обороны США Дональд Рамсфельд пообещал делегатам, что в этом году война не начнется; это обещание он сдержал, однако война началась в следующем году. В 2004 году собрание проходило в пятизвездочном Гранд отеле Дезиль Борроме в городе Стреза, в Италии, и европейцы выражали гневный протест против кровопролитных оккупационных действий американских войск в Ираке. Эти претензии европейцы высказывали наряду с публичным осуждением американских военных действий в Ираке в ООН. Бильдербергеры настаивали на том, чтобы ООН получила более значимую роль в подавлении всех возможных в будущем вспышек насилия.

Постоянные участники Бильдербергского клуба – это Рокфеллеры, Ротшильды, Генри Киссинджер, Збигнев Бжезинский, и другие подобные люди с европейской стороны. Постоянных участников насчитывают около 80 человек, а всего собрание из приглашенных составляет чуть более 300 человек. На собраниях клуба присутствуют практически все главы европейских государств, видные политики, директора крупных банков, компаний, как со стороны Европы, так и со стороны США. Все генеральные секретари НАТО были членами Бильдербергского клуба.

Наиболее лучшим образом описано влияние Бильдербергского клуба на мировую политику и экономику у Уильяма Ф. Энгдаля в книге «Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый мировой порядок». Это описание того, как американцам необходимо было повысить спрос на доллар в мире, чтобы восстановить экономику после небольшого кризиса. Для того чтобы в мире вырос спрос на доллар, необходимо чтобы основные поставщики нефти в мире повысили цены на нефть, расчеты за которую производились в долларах. А чтобы страны ОПЕК произвели это повышение, нужно было их каким-то образом к этому склонить. Поводом для этого стала война Судного дня и последовавшее нефтяное эмбарго: «В мае 1973 года, когда драматическое падение доллара еще было свежим воспоминанием, группа из 84 человек, входящих в мировую финансовую и политическую элиту, собралась в Швеции на уединенном островном курорте Сальтшёбаден, принадлежащем шведской семье банкиров Валленбергов. Это собрание Бильдербергской группы заслушало выступление американского участника, в котором тот изложил «сценарий» неизбежного пятикратного увеличения нефтяных доходов ОПЕК. Целью секретной встречи в Сальтшёбадене было не предотвращение ожидаемого шокового повышения цен на нефть, а, наоборот, планирование управления ожидаемым притоком нефтяных долларов, планирование процесса «вторичной переработки нефтедолларов», как впоследствии выразился госсекретарь Киссинджер. Американец, выступивший на Бильдербергской встрече, посвященной «атлантическо-японской энергетической политике», высказался вполне определенно. После утверждения о том, что в будущем мировые потребности в нефти будут обеспечиваться небольшим количеством стран-экспортеров Ближнего Востока, докладчик пророчески заявил: «Цена этого импорта нефти многократно возрастет, со сложными последствиями для баланса платежей стран потребителей. Серьезные проблемы возникнут в связи с беспрецедентным количеством иностранной валюты, накопленной такими странами как Саудовская Аравия и ОАЭ». Докладчик добавил: «Происходит полная перемена в политических, стратегических и силовых отношениях между международными нефтяными компаниями нефтедобывающих и импортирующих стран и национальными нефтяными компаниями добывающих и импортирующих стран». Затем он привел оценки для роста нефтяных доходов ближневосточных стран-членов ОПЕК, которые означали рост на более чем 400 %, уровень, который Киссинджер вскоре потребовал от шаха Ирана.

В том мае в Сальтшёбадене присутствовали Роберт Андерсон из Atlantic Richfield Oil; лорд Гринхилл из Бритиш Петролеум; сэр Эрик Ролл из S.G. Warburg, создатель еврооблигаций; Джордж Болл из инвестиционного банка Lehman Brothers, человек который лет за десять до того в качестве помощника госсекретаря посоветовал своему другу-банкиру Зигмунду Варбургу создать рынок еврооблигаций в Лондоне; Дэвид Рокфеллер из банка Chase Manhattan; Збигнев Бжезинский, вскоре ставший советником по национальной безопасности при президенте Картере; среди прочих присутствовали итальянец Джанни Аньелли (глава автомобильного концерна Фиат) и немец Отто Вольф фон Амеронген (глава концерна Отто-Вольф, первый немец, вошедший в совет директоров Эссо, возможно, самый влиятельный финансист в послевоенной Германии). Генри Киссинджер являлся регулярным участником на Бильдербергских собраниях. В том мае влиятельные люди из Бильдерберга, очевидно, решили начать грандиозное наступление против мирового индустриального роста, для того чтобы склонить чашу весов в пользу доллара и англо-американских финансовых кругов. Чтобы этого достичь, они выбрали свое самое знаменитое оружие – контроль за мировыми потоками нефти. Политикой Бильдерберга было вызвать глобальное нефтяное эмбарго, что привело бы к драматическому взлету мировых цен на нефть. Начиная с 1945 г., мировая торговля нефтью обычно велась в долларах, поскольку на послевоенном рынке доминировали американские нефтяные компании. Резкое повышение мировой цены на нефть, таким образом, означало в той же степени стремительное увеличение спроса на доллары США, необходимые для оплаты этой нефти.

Ранее никогда экономические судьбы всего мира не контролировались таким узким кругом интересов в центре в Лондоне и Нью-Йорке. Англо-американские финансовые круги решили использовать свою нефтяную власть способом, который никто не мог даже предположить. Как они верно рассудили, именно возмутительность их замысла играла им на руку. План, принятый на совещании бильдербергеров, начал приходить в действие: Египет и Сирия вторглись в Израиль 6 октября 1973 года, начав войну известную под названием «Война Судного дня». Несмотря на популярные изложения, «Война Судного дня» не была простым результатом просчета, промаха или арабского решения нанести военный удар по государству Израиль. Вся совокупность событий вокруг начала октябрьской войны была срежиссирована Вашингтоном и Лондоном, с эффективным использованием дипломатических тайных каналов, созданных Генри Киссинджером, советником по национальной безопасности в администрации Никсона.

Киссинджер, в сущности, контролировал линию поведения и ответы Израиля через своего близкого друга Симху Диница, израильского посла в Вашингтоне. Кроме этого, Киссинджер культивировал каналы на египетскую и сирийскую сторону. Его методом было просто неправильно представить каждой стороне критические сведения о другой, так чтобы гарантировать войну и последующее арабское нефтяное эмбарго. Данные американской разведки, включающие перехваченные переговоры арабских официальных лиц и подтверждающие приготовления к войне, были надежно скрыты Киссинджером, к тому времени ответственного за разведку у Никсона. Война и события за ней последовавшие, печально известная «челночная дипломатия» Киссинджера, шли по сценарию Вашингтона, в точном соответствии с Бильдербергскими тезисами Сальтшёбадена в предыдущем мае, примерно за шесть месяцев до начала войны. Арабские нефтедобывающие страны должны были оказаться козлами отпущения для ожидаемой гневной реакции мирового сообщества, в то время как англо-американские ответственные круги тихо стояли на заднем плане.
16 октября 1973 г., после посвященного цене на нефть заседания в Вене, Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) подняла цену на невероятные в то время 70 %, от 3,01 долларов до 5,11 долларов за баррель. В тот самый день, члены арабских стран ОПЕК, приводя в качестве причины американскую поддержку Израиля в ближневосточной войне, объявили эмбарго на всю продажу нефти в Соединенные Штаты и Нидерланды – главный нефтяной порт Западной Европы. Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Ливия, Абу Даби, Катар и Алжир объявили 17 октября 1973 года, что они снизят уровень добычи на 5 % в октябре по сравнению с сентябрем, и затем на 5 % в каждый последующий месяц, «пока Израиль не завершит свой выход со всех арабских территорий, оккупированных в июне 1967 года, и не будут восстановлены законные права палестинского народа». Начался первый мировой "нефтяной шок".

Когда Белый Дом Никсона в 1974 году послал чиновника высшего ранга в Министерство финансов США для выработки стратегии к принуждению ОПЕК снизить цену на нефть, этого чиновника просто послали прочь. В докладной записке чиновник указал: «Именно банковские лидеры отмели прочь этот совет и добивались того, чтобы возросшие цены на нефть использовались программой “вторичной переработки». Это было роковое решение... Американское министерство финансов возглавлялось Джеком Беннетом, который помогал проводить судьбоносную долларовую политику Никсона в августе 1971 года. Это министерство выработало секретное соглашение с Центральным банком Саудовской Аравии, официально одобренное в феврале 1975 года в докладной записке замминистра финансов Джека Беннета на имя госсекретаря Киссинджера. По условиям соглашения, огромные новые саудовские сверхдоходы от продажи нефти должны были быть инвестированы в значительной степени в погашение дефицитов правительства США. В Саудовскую Аравию послали молодого инвестиционного банкира с Уолл-Стрит, по имени Дэвид Малфорд, из лондонской White Weld & Co - ведущей фирмы по торговле еврооблигациями. Малфорд должен был стать главным “советником по инвестициям” в SAMA, чтобы направлять саудовские нефтедолларовые инвестиции в правильные банки, естественно, в Лондоне и Нью-Йорке. Бильдербергский план работал в точности, как было задумано.

Вслед за тегеранской встречей 1 января 1974 года, произошел еще один скачок цен более чем на 100 %, и базовая цена на нефть в ОПЕК составила 11,65 долларов. Это было сделано по неожиданному требованию иранского шаха, которого об этом тайно просил Генри Киссинджер. Шах буквально за несколько месяцев до этого противился повышению цен ОПЕК до 3,01 доллара, из опасений, что это вынудит западных экспортеров повысить цену на промышленное оборудование, которое шах закупал, преследуя амбициозные планы по индустриализации Ирана. Вашингтонская и западная поддержка Израиля в октябрьской войне усилила возмущение на встречах ОПЕК. А Киссинджер даже не проинформировал свой собственный Государственный департамент о своих тайных махинациях с шахом. С 1949 до конца 1970 года, цены на ближневосточную сырую нефть в среднем составляли около 1,90 долларов за баррель. Они поднялись до 3,01 доллара в начале 1973 года, когда на роковом собрании Бильдербергской группы в Сальтшёбадене обсуждалось неотвратимое 400-процентное будущее повышение цены ОПЕК. К январю 1974 года это 400-процентное повышение было свершившимся фактом .

Другим примером влияния Бильдербергского клуба на мировую политику является создание Европейского Союза. Прежде чем ЕС был создан, на собраниях БК проходили сложные напряженные дискуссии, на которых шло преодоление национализма участников, представляющих свои европейские страны. Перед заключением Маастрихтского договора, который регулировал отношения между государствами, также решение было принято о его заключении на собрании БК. Но Маргарет Тэтчер твердо отстаивала суверенитет Британии и не сбиралась жертвовать национальной экономикой, она была против принятия в будущем Британией международной валюты. В мае 1989 года БК собрался в испанском городке Ла-Тоха. Представитель Рокфеллеров Генри Киссинджер выразил неудовольствие тем, что Тэтчер мешает созданию европейского Центробанка, жизненно необходимо для ЕС. Как пишет Николас Хаггер, создание такого банка было чисто рокфеллеровской идеей, а Тэтчер отстаивала интересы ротшильдовской Британии. Если бы Британия вошла в единую валютную зону, то Ротшильды бы утратили свое господство. Тэтчер необходимо было найти замену. И на собрании БК было принято решение развернуть кампанию против Тэтчер. Так все и получилось, после этого заседания собственная партия Тэтчер, буквально ополчилась на нее, и она была вынуждена подать в отставку. На дальнейших заседаниях БК уже происходило давление на следующих премьер-министров Британии. Самым уступчивым оказался Тони Блэр. Хотя при нем Британия и не вступила в зону Евро, но принял решения, которые существенно ослабили Британию для ее сближения с ЕС.

Трудно поверить, глядя на то, как некогда мощная мировая империя уступала решениям принятым тайно на собрании БК, а потом проводившимся в качестве официальной политики. Для того чтобы создать прочный ЕС, необходимо усилить связи между странами, и сделать это можно, прежде всего, на экономической основе, а для этого требуется сгладить неровности в экономическом развитии государств. И британская неровность в виде мощной экономики сглаживалась. До этого Британия обладала 22 АЭС и полностью обеспечивала свои потребности в электроэнергии, но по решениям центральной комиссии ЕС, она должна была закрыть 10 АЭС, и импортировать часть электроэнергии из Франции, что Британия и сделала. Так же на Британию надавили на одном из заседаний БК, чтобы она отменила свою исключительную экономическую прибрежную зону и допускала в нее рыболовецкие суда других стран ЕС, что Британия и сделала. Все это подтверждает огромное влияние БК, перед которым не может устоять даже бывшая мировая империя.

Многие исследователи приводят примеры повесток заседаний БК, которые подтверждают глобальные планы этой организации. В1992 году на ее заседании обсуждался вопрос перспектив создания единой армии под руководством ООН, которая бы имела полномочия действовать в любой стране. Также обсуждалась идея о постепенной конфискации огнестрельного оружия у граждан, и запрете на продажу огнестрельного оружия частным лицам. В 1999 году на заседании обсуждался вопрос о вмешательстве российских войск в Чечню, и России был дан зеленый свет на проведение операции. Было принято решение о проведении военной операции НАТО в Югославии. В 2002 году на заседании обсуждался вопрос о введении единого глобального налога, который бы платили граждане Земли в пользу ООН. Также на повестке обсуждения стоял вопрос о перспективах введения безналичных денег посредством электронных карточек. Таким образом, люди, пользующиеся исключительно электронными карточками, впали бы в зависимость от банков. Также обсуждался вопрос о возможности введения каждому человеку микрочипа под кожу, который бы заменял паспорт и содержал бы все данные о человеке. Конечно, это происходило бы только на добровольной основе. Такие примеры уже есть – в США бесплатно вживляли микрочипы, которые заменяли людям паспорта, на которых могли храниться электронные счета, и при помощи которых можно было обнаружить пропавшего человека через электронные средства контроля. На заседании 2004 года рассматривался вопрос о создании трех мировых валютных зон: в Европе (евро), в двух Америках (доллар), в странах АТР (своя единая валюта). Также продолжалось давление на Британию, чтобы она вошла в зону Евро, и вспомнили о планах введения единого глобального налога, для которого уже вычислили систему его расчета – он привязывался к курсу стоимости нефти.

Таким образом, можно сделать заключение, что у данного клуба нет четких определенных целей, каждый раз повестка обсуждений формируется событиями за прошедший год. Но такие глобалисты, как Дэвид Рокфеллер, люди, разделяющие подобные взгляды и составляющие костяк данного общества, постоянно проводят лоббирование своих целей – создание единого мира, незнающего национальных границ, управляемого единым правительством, которое может быть создано на основе ООН. Это помогло бы им еще больше увеличить свое влияние, если бы мир был в едином финансовом пространстве, с единым рынком труда и разделял бы общие цели.

А вообще, по своей сути, БК не может претендовать на роль некоего «тайного мирового правительства», ведь это всего лишь место встречи ведущих финансистов и политиков разных стран мира. На заседаниях клуба обсуждаются уже готовые планы решения общих проблем, которые впоследствии выносятся в официальном порядке на рассмотрение Саммитов «большой восьмерки» и «двадцатки», Давосского экономического форума и т.д. В действительности, официальные международные саммиты собираются для того, чтобы публично обсудить и принять заранее подготовленные решения, которые предварительно уже были согласованы в ходе заседания Бильдербергского клуба. Но не БК их готовил, для этого существуют другие структуры, работающие на постоянной основе и разрабатывающие прогнозы развития ситуации в различных областях и планы действий на каждый конкретный случай. Именно эти структуры обычно называются любителями «теории заговора» в качестве «мировых правительств».

Говоря о Совете по международным отношениям, стоит отметить, что своим появлением он обязан двум структурам, считающимся первыми попытками создания организаций, способных формировать внешнюю и внутреннюю политику разных стран. В первую очередь, необходимо вспомнить об организации «Круглый стол», образованной в 1902 году после Англо-бурской войны, чтобы закрепить британский контроль над залежами алмазов и золота в Трансваале и Оранжевой республике. Эта организация официально была учреждена английским финансистом Сесилом Джоном Родсом, но реально финансировался представителями британской ветви семьи Ротшильдов. Главной задаче «Круглого стола» была подготовка лояльных Великобритании деловых лидеров, которые обеспечили бы английской короне и Ротшильдам приток доходов от добычи золота и алмазов. Позднее группы «Круглого стола» появились в Южной Африке, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Индии и Соединенных Штатах, действуя в интересах английского капитала.

Но и в США ситуация развивалась по схожему сценарию - в 1917 году полковником Хаузом – ближайшим советником президента Вудро Вильсона – здесь была создана организация под скромным названием «Исследование». Главной задачей собранных под ее эгидой интеллектуалов была разработка методов практического внедрения идей глобализма, подразумевающего устранение всех экономических барьеров между странами и создание «организации, объединяющей нации». Кстати, именно в этой структуре начинал свой карьерный путь Аллен Даллес, будущий глава ЦРУ.

Поэтому совсем не случайно, что члены двух этих организаций в конечном итоге встретились, чтобы обсудить вопрос о создании единой структуры, которую предполагалось назвать Институт иностранных дел, главной задачей которого была подготовка базиса для создания «трансатлантического англо-американского союза». Но, поскольку каждая из сторон стремилась исключительно к достижению собственных целей, идея развалилась: англичане создали свой Четхэм Хаус (позднее - Королевский Институт Международных Дел), а американцы в 1921 году основали Совет по Международным отношениям. Собственно, эти структуры дор сих пор так и существуют в качестве отдельных организаций, хотя многие их нынешние учредители и спонсоры являются одними и теми же.

Другой структурой, будоражащей воображение конспирологов, является так называемая Трехсторонняя комиссия – организация, основанная в 1973 году частными гражданами из Западной Европы, Японии и Северной Америки с целью «способствовать более тесному сотрудничеству между этими тремя регионами по общим проблемам». Формирование этой организации контролировалось, по сути, тремя лицами – Дэвидом Рокфеллером, Генри Киссенджером и Збигневом Бжезинским, которые отобрали 200 человек членов по всему миру по трети специалистов из Азии, Европы и Америки). Позднее количество членов увеличилось более, чем на 100 человек , включающих около одной трети североамериканцев, одной трети европейцев и одной трети японцев. В 1993 году эта цифра в мире увеличилась примерно до 325 членов.

Собственно, помимо вышеуказанных организаций, к числу «тайных мировых правительств» многие причисляют также Фонд Карнеги, Институт Брукингса, корпорацию РЭНД и т.д. Все эти структуры практи чески в равной степени оказывают влияние на политику не только США и Великобритании, но и громадного количества други х стран мира, зависящих от американских и английских денег, проводя массу различных исследований и разрабатывая на их основе рекомендации по осуществлению конкретных мир, призванных обеспечить сохранение и расширение влияния своих спонсоров.

Но существование данных структур, равно как и обсуждение и выработка «сильными мира сего» единых подходов к различным проблемам совсем не означает реального существования некоего «тайного мирового правительства». Его, собственно, в современном обществе не может быть по определению, поскольку все политико-финансово-промышленные группы конкурируют между собой сферы влияния, пытаясь под себя переделать систему мироустройства. И эти группы особо обеспокоены ростом влияния стран, в которых они не имеют должного влияния – а таких немало. И самый серьезный вызов для «мировых правительств» исходит от Китая и России, за которые сейчас разворачивается глобальная битва. И в этой битве Москва и Пекин имеют все шансы обозначить себя в качестве самостоятельных игроков – новой силы, имеющей виды на устройство мировой политической и экономической системы.

Александр Тимофеев

(источник: "Служу Отечеству!")

вторник, 14 августа 2012 г.

Теория заговора и ее практическое применение. Часть 1.

Наткнулся тут на цикл замечательных статей Александра Тимофеева в газете "Служу Отчеству!". Материал показался мне столь интересным, что привожу его тут.

Своим появлением эта статья обязана цепочке событий, случайным образом выделившейся из громадного количества новостей мировой экономики и политики последнего времени. К великому удивлению, разные события вдруг стали укладываться как кусочки, мозаики, в некую картинку, которая и предлагается на суд читателя.

Итак, начнем с этих самых «звеньев цепочки».

1. В октябре 2010 года компания «Русал» предложила избрать в совет директоров ГМК «Норильский никель» 39-летнего британского финансиста Натаниэля Филиппа Виктора Джеймса Ротшильда, главу NR Investments, сопрезидента хедж-фонда Atticus Capital, члена совета директоров основной инвестиционной структуры Ротшильдов RIT Capital Partners, руководителя совета директоров энергетического холдинга главы «Русала» Олега Дерпаски «En+ Group». Примечательно, что до октября Ротшильд не фигурировал в списке кандидатов в совет директоров «Норникеля». Стоит также отметить, что Натан Ротшильд и Олег Дерипаска знакомы давно, а их связи упрочиись после того, как в январе 2010 года NR Investments выкупила 0,48% акций «Русала» в ходе IPO компании.

2. В конце 2010 года в весьма солидном журнале Journal of Nuclear Physics была размещена статься двух итальянских ученых - профессора Университета Болоньи Серджио Фокарди и его коллеги Андреа Росси, президента компании Leonardo Corp. (USA), которые утверждали, что им удалось создать реактор на холодном синтезе. После этого появилась запись, на которой Фокарди объяснял принцип действия, подтверждая свои слова графиками и диаграммами, а Росси тем временем отвечал на вопросы через Интернет. Разумеется, научная общественность в подавляющем своем большинстве отнеслась к этим заявлениям крайне скептически, ведь на тему холодного термоядра уже многие годы идут дискуссии, тем более что ранее уже были случаи фальсификации разработок. Однако сейчас все, похоже, оказалось гораздо серьезнее – 15 января 2011 года в режиме он-лайн в интернете состоялась презентация реактора с демонстрацией его работы. Суть реактора состоит в следующем. Речь идет о ядерном синтезе никеля с водородом, в ходе которого образуется медь. При этом выход энергии многократно превышает энергозатраты. Сама установка, которую продемонстрировали итальянцы, имеет габариты 0,5 х 0,5 х 1,0 метра, потребляемая мощность - 400 kWh/h, выдаваемая мощность - 15000 kWh/h, расход топлива - 0,1 грамма никеля и 0,01 грамма водорода на 10 kWh/h (то есть одного килограмма никеля хватит на то, чтобы в течение 14 месяцев производить 10 kW/h). Срок коммерциализации проекта – 1 год, срок начала массового производства – от 2 до 3 лет. По расчетам создателей, вырабатываемое данным реактором электричество будет стоить около одного цента за киловатт-час.

То есть мир может начать получать дешевую электроэнергию, а значит, мы стоим на пороге глобальных изменений. Ведь углеводороды потеряют свою значимость как энергоресурс, хотя и останутся востребованными в химической промышленности. То есть страны, живущие за счет экспорта нефти и газа, понесут громадные убытки, что, по мнению некоторых экспертов, может привести мир к третьей мировой войне. Впрочем, многие скептики полагают, что нефтяные магнаты приложат максимум усилий, чтобы похоронить это изобретение (для этого, в принципе, достаточно его купить с потрохами и убрать на полку).

3. 8 января 2011 г. все мировые средства массовой информации облетела шокирующая сенсационная новость – в городе Тусон штата Аризона во время встречи члена Конгресса США Габриэль Гиффордс с избирателями была устроена настоящая бойня. Молодой человек открыл стрельбу на поражение из пистолета, убив 6 человек и ранив ещё 13, включая и конгрессвумен. Габриэль Гиффордс - одна из ярких членов Палаты представителей, принадлежит к крайне либеральному крылу демократов. Из-за своей последовательной позиции попала в черный список опасных политических деятелей, составленный республиканской воительницей Сарой Пэйлин, губернатором Аляски и поклонницей Джона Рокфеллера. Пэйлин даже разместила на своем сайте список «целей», по которым надлежало стрелять – разумеется, в смысле политической стрельбы. Но самое главное, на что следует обратить внимание, - преступник, совершивший покушение и получивший в СМИ образ наркомана и религиозного фанатика, имел экономическую претензию к власти - он ясно и четко выразил главную мысль: он возмущен, что доллар США не обеспечен золотом и стал простой бумажкой!

И здесь достаточно просто вспомнить о том, что представители финансовой группы Ротшильдов всегда делали ставку на благородные металлы и продвигали через различных экономистов идею вернуться в денежной политике к правилам «золотого стандарта», действовавшего ранее в виде Бреттон-Вудской системы. Случись такое – влияние конкурирующего клана Рокфеллеров упадёт, поскольку в основе их активов лежат надутые фондовые «пузыри», подкреплённые вливаниями со стороны военно-промышленного комплекса США.

4. В январе 2011 года власти штата Вирджиния приняли решение создать специальную структуру для изучения последствий пагубной валютной политики и рассмотрения целесообразности использования золота в качестве альтернативы доллару. Законодатели штата Юта пошли еще дальше и уже к марту разработали законопроект о признании выпущенных в США золотых и серебряных монет в качестве юридической валюты. Предполагается, что они будут жителями штата использоваться в качестве средства платежа наравне с бумажными купюрами, в первую очередь, для оплаты налогов. Кроме того, планируется освободить торговлю золотом от налога на прирост капитала. По сообщению Foxnews, этот законопроект уже одобрен законодательным комитетом штата Юта. Изначально, кстати, предлагалось принимать золотые и серебряные монеты любых стран, но в конечном итоге было решено ограничиться только американскими.

По сути, утверждение золота в качестве платежной единицы может привести к тому, что США вновь вернутся к так называемому «золотому стандарту», который использовался в стране с 1873-го по 1933 год – пока в период Великой депрессии президент Франклин Д. Рузвельт не запретил продажу золота в частные руки. Окончательно же «золотой стандарт» в международной денежной системе перестал существовать в 1971 году, когда Ричард Никсон отказался обменивать доллары США на золото. С тех пор Федеральная резервная система получила возможность запускать печатный станок по необходимости, не увязывая больше количество находящейся в обращении денежной массы с ее реальной обеспеченностью золотом. К чему все это привело, сейчас стало очевидным, хотя «золотой стандарт» тоже не является панацеей от всех бед.

Принятие Ютой этого закона может спровоцировать целую волну подобных решений, ведь сейчас похожие предложения рассматриваются еще в двенадцати штатах: Джорджии, Монтане, Миссури, Колорадо, Индиане, Айове, Нью-Гэмпшире, Южной Каролине, Теннесси, Вашингтоне, Вермонте и Оклахоме. И тогда ФРС встанет перед серьезной дилеммой – продолжать игнорировать данный процесс, настаивая на неприемлемости «золотого стандарта», или все же признать происходящее как реальную данность и менять свою политику.

5. Главный инвестиционный банк группы Ротшильдов «Голдмен Сакс» ещё в 2005 году на десятилетие вперед предрёк экономический рост Китая порядка 10% в год и стал переносить свою операционную базу в Поднебесную империю, так же, как и другой подконтрольный Ротшильдам всемирно известный банк - HSBC. Главный же инвестиционный банк группы Рокфеллеров «Мерилл Линч» в Китай не пошел, операционную базу оставил в США, а с началом кризиса подошел к черте банкротства и был выкуплен другим банком группы Рокфеллеров «Банк оф Америка».

6. 2 марта 2011 года Народный банк Китая сообщил о том, что КНР планирует к концу этого года предоставить всем импортерам и экспортерам возможность производить расчеты за международные сделки в юанях. Предварительно китайцы уже апробировали данный вариант, разрешив 67 тысячам национальных компаний осуществлять расчеты по международным контрактам в юанях. Эксперимент был признан успешным, в связи с чем было принято решение о масштабном внедрении такого нововведения. Данное решение является одной из мер, направленных на усиление международной роли китайской валюты, поскольку уже сейчас существует спрос на юань как на резервную валюту. По сути, это значит, что Пекин готов придать юаню статус резервной валюты, тем самым еще больше уменьшив значение доллара.

 Ранее китайские власти уже заявили, что юань наряду с рублем и рингиттом станет валютой, в которой будут осуществляться расчеты в двусторонней торговле между Россией и Малайзией. В дальнейшем ожидается разрешение иностранным компаниям выпускать облигации в юанях – предполагается, что в современных условиях они будут пользоваться гораздо большим спросом, чем облигации, эмитированные в долларах или национальных валютах третьих стран. В обозримой перспективе юань вполне может стать основной валютой расчетов по двусторонним контрактам с Японией и Австралией, для которых КНР является основным торговым партнером. Еще в большей степени это относится к небольшим соседним с Китаем странам Юго-Восточной Азии. Несмотря на всеобщую уверенность в том, что курс юаня поддерживается Пекином искусственно, именно это фактор стабильности данной валюты и играет определяющую роль в том, что на юань многие стали возлагать надежды как на резервную валюту. Ни для кого не секрет, что многие государства уже понемногу переводят часть своих валютных запасов в юани. Дополнительный импульс этому процессу придает то обстоятельство, что Китай обладает наибольшими золотыми запасами, наращивая как добычу золота, так и его покупку, – то есть, национальную валюту КНР действительно можно считать обеспеченной золотом.

В последние годы Китай, в соответствии с советами консультантов из контролируемых группой Ротшильдов банков HSBC и «Голдмен Сакс», стремительно наращивает запас банковского золота: в 2007 + 600 тонн; в 2008 + 700 тонн, по плану 2010 г. + 1300 тонн. В случае переоценки мировых долларовых активов и возврата к «золотому стандарту» Китай может стать  основным получателем выгоды от краха бумажного доллара.

Собственно, все вышеизложенное – только прелюдия, из этого пока преждевременно делать какие-нибудь выводы, хотя они уже и напрашиваются сами собой. Эти звенья всего лишь послужили основой для распутывания самой цепочки, которая оказалась гораздо более длинной. Но, прежде чем начать, следует сделать еще одно немаловажное отступление.


Как известно, современным миром управляет капитал. Увы, это реальная картина вчерашнего, сегодняшнего да, пожалуй, и завтрашнего дня. Так уж сложилось, что до тех пор, пока существуют деньги, люди (в подавляющем своем большинстве, за исключением отдельных праведников и сумасшедших) будут стремиться к обладанию ими. И у одних в силу различных причин это будет получаться успешнее, чем у других, – таков закон жизни.

Столь же очевидно, что обладатели крупных состояний будут стремиться их как минимум сохранить, а еще лучше – приумножить. И для достижения этой цели нужна власть, позволяющая максимально эффективно решить поставленные задачи. То есть реальной властью обладают те, кто обладает реальными финансовыми ресурсами. И именно эти люди (вернее, эти группы) реально управляют мировой экономикой и политикой.

Учитывая, что количество доступных капиталов не безгранично, между этими группами существует жесткая конкуренция за сферы влияния и доступ к источникам богатства. Но при всем этом все участники такой конкурентной борьбы заинтересованы в четких правилах глобальной игры и вынуждены договариваться во избежание бессмысленных потерь. Думаю, мало кто сможет возразить против данных утверждений. А ведь они, по своей сути являются кратким изложением так называемой «теории заговора», при упоминании о которой у многих на лице появляется снисходительная усмешка: «Да-да, как же, слышали – глобальный заговор, тайное мировое правительство, «синдикат», «комитет 300», Бильдербергский клуб и прочая белиберда».

Так уж случилось, что рассуждения о «теории заговора» многие воспринимают как параноидальный бред, не удосужившись, однако, при этом хотя бы попытаться задуматься о том, нет ли во всем этом бреде рационального зерна. Именно поэтому и появилась данная статья – как попытка объективно взглянуть на «теорию заговора».

Начать, пожалуй, стоит с определения, данного Джорджем Энтиным, почетным профессором Пенсильванского университета, в книге «Теории заговоров и конспиративистский менталитет»: «Заговор - это противозаконные действия небольшой, работающей в тайне группы людей, вознамерившихся осуществить поворот в развитии исторических событий, например, свергнуть правительство. Теория же заговора - это попытка объяснить событие или ряд событий как результат заговора».

Достаточно понятное определение, в котором есть лишь одно но: почему действия заговорщиков обязательно должны быть противозаконными?

Можно просто добиться принятия законов, обеспечивающих, в конечном итоге, достижение нужной цели. И тогда мы просто получим рядовую ситуацию, при которой группа влиятельных лиц ставит перед собой определенную неафишируемую цель и добивается, задействуя все имеющиеся в распоряжении средства. Такие ситуации есть сплошь и рядом, даже на низовом уровне. Ведь никто не удивляется, что какая-нибудь крупная финансово-промышленная группа продвигает в депутаты Государственной Думы или губернаторы своего человека, задействуя для этого все имеющиеся возможности. И иногда получается даже так, что во власть продвигаются лица, непосредственно связанные с криминалом. То же самое происходит и в других странах – крупные компании финансируют избирательные кампании кандидатов в сенаторы, губернаторы и президенты, и никто даже не задумывается, что это всего лишь частный случай проявления «теории заговора» в действии. И точно так же все вполне воспринимают как должное, когда президент или премьер-министр страны в ходе зарубежного визита лоббирует интересы крупной национальной корпорации – считается, что этим самым лидеры стран просто продвигают интересы государства. Как тут не вспомнить крылатую фразу: «Что хорошо для «Боинга», то хорошо и для Америки».

И вряд ли кто-то удивится утверждению, что экономика его страны контролируется узкой группой лиц (вернее, несколькими группами), ведь данное утверждение верно даже для тоталитарных режимов.

В условиях же интернационализации бизнеса, которая сейчас входит в этап глобализации, интересы промышленно-финансовых групп разных стран пересекаются, а сами эти группы сливаются друг с другом или поглощаются более сильными и опытными. А вот этих самых сильных и опытных на мировой арене совсем немного. К их числу относятся группы, исторически создавшие мощные позиции в мировой экономике, и их имена общеизвестны. Прежде всего, это Ротшильды и Рокфеллеры, поскольку подавляющее большинство других групп связано с этими двумя кланами и либо зависят от них (выступая в качестве агентов), либо полностью им подконтрольны. Чтобы понять, каким образом они оказались у руля мировых экономических процессов, необходимо сделать краткий экскурс в историю, тем более что она настолько увлекательна, что ее экранизация может затмить все доселе снятые мировые киношедевры.

Ротшильды


Основатель клана Ротшильдов — Амшель Мозес Бауэр, уроженец города Франкфурта, обзавелся начальным капиталом буквально на помойке еще в середине XVIII века. Как гласит легенда, после смерти своего отца, мелкого торговца, Амшель занялся поиском старинных вещей на свалках. Затем будущий финансист придавал им товарный вид и сбывал аристократам-коллекционерам. В 1773 году он основал антикварную лавку и сменил фамилию Бауэр (в переводе на русский — Джон Дэвисон Рокфеллер«крестьянин») на Ротшильд (так называлась лавка его отца). Гениальный Амшель подарил всю свою коллекцию антиквариата принцу Фридриху Вильгельму Гессен-Генау, попросив взамен всего лишь статус официального поставщика королевского двора. Затем Амшель занялся банковским делом, помогая принцу совершать спекулятивные операции.

Если отвлечься от легенды, то, согласно исследованиям Генриха Шнее в его работе «Ротшильд, или История династии финансовых магнатов», семья Ротшильдов корнями уходит в семью Ханов, поселившихся в еврейском гетто во Франкфурте в XVI веке. К моменту рождения Мейера Амшеля в 1744 году его семья более века успешно вела торговлю и имела антикварную лавку. Мейера отец прочил в раввины. Но после нескольких безуспешных лет учебы Мейер понял, что его интересует торговля. И тогда его устроили в ганноверский банк Оппенгейма (который в свое время кредитовал 85% бюджета Австрии). Это был центр придворных финансистов, или, как иначе их называли, «придворных евреев» или «придворных факторов». Придворные факторы того времени занимались практически всеми поставками в королевский двор и международной торговлей. Также они поставляли продовольствие и одежду для армий, занимались «торговлей солдатами», то есть формированием отрядов легионеров, и «продажей» этих отрядов другим странам.

Так вот, когда молодой двадцатилетний Мейер Амшель вернулся во Франкфурт, его дела быстро пошли в гору во многом благодаря давним семейным связям с наследным принцем Вильгельмом, ставшим Вильгельмом IX ландграфом и гессенским курфюрстом Вильгельмом I. Он действительно увлекался коллекционированием антикварных монет и медалей, и Мейер поставлял ему ценные экземпляры на протяжении долгих лет. Кроме того, продвижению Мейера способствовал и министр финансов Карл Фридрих Будерус, управляющий имуществом и тайный советник курфюста. Он заметил выдающиеся способности молодого торговца, вкладывал деньги в его предприятия за долю прибыли, а взамен активно поддерживал его продвижение на государственном уровне, вытесняя конкурентов.

И все же крупные состояния редко делаются на протяжении одного поколения. Когда Майер Амшель умер, он не был ни самым богатым евреем Франкфурта, ни конкурентом крупных придворных факторов того времени. Да, он был богат, но гораздо богаче его были тогда Йоэль Галл, Маркус Барух, Бенедикт Арон Майя, Гумперт Исаак Элиас и Михаэль Шпайер, о которых сейчас уже никто не помнит. В завещании от 1810 года Майер Амшель Ротшильд определил стоимость своей фирмы в 800 тыс. флоринов. У основателя династии Ротшильдов Мейера Амшеля было 10 детей, но его дело унаследовали 5 сыновей (следуя основному принципу – наследство передавалось только по мужской линии), которые продолжили семейный бизнес в 5 разных странах: Натан отправился в Лондон, Соломон - в Вену, Амшель (сын) остался во Франкфурте, Кальман (Карл) отправился в Неаполь, а Джеймс (Якоб) – в Париж. По сути, они основали первую «транснациональную корпорацию», которая во времена наполеоновских войн снабжала войска по обе стороны баррикад и вне зависимости от исхода сражений получала дивиденды. Выражаясь современным языком, их можно назвать первыми «инноваторами» - у них была лучшая собственная линия почтовых лошадей между Францией и Англией, у них была собственная голубиная почта, они одни из первых осознали важность железнодорожного сообщения и финансировали железные дороги Франции, Бельгии и Австрии. В 1845 Джеймс Ротшильд получил правительственный подряд на строительство первой железнодорожной линии между Парижем и Валансьеном. Когда трасса была готова, ее объединили с австрийской линией (построенной его братом, Соломоном) в панъевропейскую рельсовую систему.

Пожалуй, больше всего прибыли Ротшильдам принесли Наполеоновские войны. В 1809-1810 курфюст Гессена через тайного советника Будеруса, доверил Ротшильдам в Лондоне скупить облигации государственного займа Англии на 550 тыс. фунтов или 3 млн. 240 тыс. 875 флоринов по курсу того времени. Это была огромная сумма, и у Ротшильдов появилась возможность на короткий срок пустить эти деньги в оборот для собственных целей. В то же время Англии было необходимо переправить золото в Испанию через Францию для союзнической армии в войне против Наполеона. За это дело и взялись Натан и Джеймс Ротшильды, один используя влияние и связи в Англии, а второй – во Франции.

Как признается Натан Ротшильд в своих письмах: «Когда я открыл торговлю в Лондоне, компания из Восточной Индии продала золота на 800 тыс. фунтов стерлингов. Я скупил все, так как знал, что золото нужно герцогу Веллингтону. Я по дешевой цене приобрел большое количество его векселей. Меня вызвали в правительство и заявили, что это золото им нужно, но они не знали, как его можно доставить в Португалию. Я взялся за это дело и переправил деньги через Францию. Это было самое удачное из всех моих предприятий».

Наиболее показательный пример того, как братья Ротшильды делали свое состояние в то время, приводится в книге генерал-майора царской армии графа Артёмия Череп-Спиридовича «Тайная рука» (в печатном виде издавалась очень небольшим тиражом за рубежом, в России известна исключительно благодаря интернет-изданию). В ней он описывает случай с битвой при Ватерлоо, позволивший Ротшильдам за один день сделать громадное состояние:

«Натан Ротшильд отправляется в Бельгию и присоединятся к британским войскам. Это предприятие могло оказаться не очень приятным путешествием, так как победа могла обернуться катастрофой, не опоздай маршал Груши на 24 часа «из-за дождя», как он сам впоследствии объяснял свою «загадочную» задержку. И это притом, что он уже слышал пушечную канонаду. Был ли подкуплен Ротшильдом или обманут своим секретарем - кто знает…

Дэвид Рокфеллер
Ротшильды подкупили всех проводников французской армии. Бесчисленное множество шпионов шныряли по всей Бельгии, и все планы Наполеона были известны в подробностях всем заинтересованным сторонам. Натан не рискнул положиться даже на своих братьев Соломона, Карла и Джеймса и посчитал необходимым самому прибыть в Ватерлоо. Он понимал, что если Наполеону удастся победить вновь, то деньги, которые Ротшильды ссудили правительствам, могут быть потеряны из-за окончательного банкротства всей Европы. Он также опасался, что Наполеон в конце концов арестует всех «тигров», как называли Ротшильдов в Европе. К началу сражения возбуждение Натана достигло такой силы, что он вплотную приблизился к передовой, чтобы не пропустить ни одного момента в ходе битвы. Как только он увидел, что прусские отряды под командованием Блюхера поспешили на помощь англичанам, тогда как помощь со стороны Груши, ожидаемая императором, так и не подоспела, Натан понял, что Наполеон разбит!

В то время как королевская гвардия гибла под дождем пуль, Ротшильд вскочил на самого быстрого коня, которого он только мог заполучить. Прибыв в Брюссель, Натан не теряя времени поспешил в Остенде, но море так штормило, что ни один рыбак ни за какие деньги не соглашался переправить его в Англию. Натан в отчаянии стал по национальной привычке рвать на себе волосы, но тут заметил моряка, показавшегося ему отчаяннее и храбрее других. Тот решил рискнуть, и за 2 тысячи франков переправил Натана через пролив. Сын Амшеля прибыл в Дувр, а уже на следующее утро банкиры увидели его стоящим опершись о стойку биржи с бледным лицом и видом человека, только что получившего известие о гигантской катастрофе. Биржевики, знавшие, что Натан только что прибыл с континента, засыпали его вопросами. Натан делал вид, что никак не может понять, о чем его спрашивают. Он оставался стоять молча со зловещим лицом; по залу прокатился слух, распространяемый верными ему людьми, о том, что армия Блюхера разбита, и что Веллингтон тоже разгромлен. Можно себе представить, что стало твориться с акциями и ценными бумагами. Натан только подогрел ситуацию, предлагая на продажу все, что мог, пока цены были еще достаточно привлекательными. На самом деле его агенты скупали по самым низким ценам всё, что предлагалось. На следующее утро пришла радостная весть о победе Веллингтона, и курс ценных бумаг поднялся до неслыханного до тех пор уровня. «Честный» Натан с помощью разбоя заработал за один день колоссальное состояние».

Весьма прилично обогатились Ротшильды и на Франко-Прусской войне 1870-1871 гг. Через парижский банк «Н.М. Ротшильд и сыновья» были проведены 5 миллиардов французской репарации Германии.

Как известно, у Амшеля Мейера, оставшегося во Франкфурте сына основателя династии, детей не было, поэтому он передал управление своими делами племяннику Майеру Карлу Ротшильду из неаполитанской ветви, который вместе со своим братом Вильгельмом вернулся из Неаполя, чтобы продолжить дело франкфуртского дома. В 1901 после смерти Вильгельма Карла Ротшильда (барона «Вилли»), франкфуртский банк Ротшильдов прекратил существование.

Австрийская ветвь продержалась вплоть до Второй Мировой войны. Нацисты конфисковали банки и дворцы Ротшильдов. Некоторые Ротшильды бежали из Вены и осели в США. Барон Луис Ротшильд (1882-1955) эмигрировал на Ямайку, где и скончался 15 января 1955. Также во время войны в концлагерях погибли Элизабет де Ротшильд и жена французского барона Филлипа де Ротшильда.

Рокфеллер-ЦентрНаиболее сильными оказались французская и английская ветви, которые не только сохранились по сей день, но недавно наконец-то объединились. Банк N.M. Rothschild & Sons, основанный в Лондоне Натаном Мейером, существует до сих пор, и до 2004 г. был одним из 5 банков, устанавливающих два раза в день мировую цену на золото («золотой фиксинг»). Банк Ротшильд ов в Париже во время Второй мировой был национализирован немцами. В 1950-х Ги де Ротшильд восстановил банковский бизнес во Франции. Генеральным директором банка в 1956-1962 был Жорж Помпиду, который вскоре стал президентом Франции (1969-1974), и банк Ротшильдов расцвел. Но, как известно, ничто не вечно под луной - в 1981 правительство социалистов национализировало успешный парижский банк Ротшильдов, а Ги де Ротшильд уехал в Нью-Йорк. Но Ротшильды не были бы Ротшильдами, если бы смирились. И в 1987 сын Ги, барон Дэвид де Ротшильд, восстановил семейный бизнес в Париже, открыв вместе с Эриком Ротшильдом новый банк - Rothschild & Cie Banque (RCB).

Так кто же такие Ротшильды сейчас? Казалось бы, фамилию Ротшильд сейчас не встретить среди обладателей крупнейших состояний, так почему они считаются столь влиятельными? Да потому, что Ротшильды – это конгломерат. Их сила в грамотном распределении сил и средств – они контролируют структуры, которые контролируют множество компаний по всему миру. Но это нигде не обозначается как актив Ротшильдов, хотя таковым и является. И получить реальную картину не под силу никому, разве что только самим Ротшильдам. Но даже перечень того, что принадлежит непосредственно им, выглядит весьма весомо. Итак, сейчас им принадлежат:

- Банк «N. M. Rothschild & Son» (Англия);
- Банк «Rothschild &Cie Banque» (Франция);
- Concordia B.V. – холдинговая компания, возглавляемая бароном Давидом де Ротшильдом, совладельцами которой являются Лондонский и Парижский банки Ротшильдов, владеющая контрольным пакетом акций холдинговой компании швейцарских Ротшильдов «Continuation Holdings of Switzerland» а также всеми акциями американских и канадских банков Ротшильдов;
- Страховой фонд «Afficus Capital Inc» (Натаниэль Ротшильд);
- Холдинговая компания «Сосьете д’энвестисман дю Нор»;
- Хэдж-фонд «Atticus Capital». Капитализация 14 миллиардов долларов, Вице-президент – Натаниэль Ротшильд;
- Энергетическая компания «Vanco International Limited»;
- Банк «JNR Ltd» («J. Aron &Natan Rotshild Energy International Limited», Натаниэль Ротшильд, инвестиции в украинские и российские компании);
- Венгерская девелоперская компания «Тригранит» (Натаниэль Ротшильд – 12%, инвестиции в российскую недвижимость оцениваются на уровне 5 миллиардов долларов);
- «Англо-Американ корпорейшен оф Саут Африка» (ЮАР, горнопромышленные компании ЮАР, занимающиеся добычей золота, алмазов, урана и других полезных ископаемых);
- «Рио Тинто» - горнодобывающая компания (уголь, железо, медь, уран, золото, алмазы, аллюминий);
- «Де Бирс» («De Biers») – международная компания по эксплуатации, обработки и распространения алмазов (Эвелин Ротшильд);
- Банк «Rothschild AG» (Эли Ротшильд, Швейцария);
- «ФерстМарк Коммуникейшенс Интернэшнл ЛЛСи» и «ФилдФреш фудс» (Эвелин Ротшильд совместно с супругой Лин Форестер);
- Парижское издательство «Пресс де ля Сите» и газета «Либерасьон»;
- «Economist», «Daily telegraph» (Эвелин Ротшильд);
- BBC (зять Эдмунда Ротшильда Маркус Эгиус – глава ВВС).

Перечисленный список компаний далеко не полон, но даже он позволяет оценить масштабы ротшильдовской империи. Ведь власть – это не только деньги и компании, которые можно перечислить. Как и раньше, сейчас успех во многом определяется личными связями и хорошо подготовленным общественным мнением. Так, жена Эвелина Ротшильда Лин Форестер – хорошая подруга Хиллари Клинтон, госсекретаря США. И это лишь то, что лежит на поверхности.


Рокфеллеры


Основатель этого клана Джон Дэвид Рокфеллер родился в 1839 году в штате Нью-Йорк, но почти сразу после его рождения семья переехала в Пенсильванию (забегая вперед, скажем, что территория этого штата была богата залежами нефти. Позже, с середины 1860-х годов, с началом нефтяной лихорадки, сюда отовсюду будут стекаться люди, чтобы испытать свою судьбу). Его мать была набожной и доброй женщиной, пытавшейся внушать своим детям страх перед Богом и привить уважение к библейским законам. Даже находясь в крайней нужде, она поощряла своих детей бросать мелочь в тарелку для пожертвований. Отец Джона Рокфеллера вел абсолютно противоположный образ жизни - он почти всегда отсутствовал дома и вел разгульный образ жизни. Детей воспитывала мать. Часто семья была вынуждена в ожидании отца на протяжении года жить в долг. Раз появившись, он оплачивал все счета и исчезал снова.

Все это отразилось на характере Джона, который твердо решил, что никогда не повторит судьбу своего отца. Будучи старшим сыном, Джон взял на себя роль кормильца. Стремясь помочь матери, 16-летний Рокфеллер отправился в Кливленд на поиски работы, имея за плечами трехмесячный курс бухгалтерии. Шесть недель он безуспешно искал работу, но ничем не выдавал свое беспокойство, хотя был близок к панике. Умение скрывать эмоции сохранится у него на всю жизнь. Наконец его взяли ассистентом бухгалтера в компанию Нewitt and Tuttle. Причем первые три месяца Рокфеллер работал бесплатно, что в те годы было вполне нормальным явлением. Его работоспособности можно было позавидовать. На пороге конторы Джон появлялся в 6.30 утра и выходил из нее лишь в 10 вечера. Ему нравилось учиться. В Hewitt and Tuttle Рокфеллер узнал основные механизмы транспортного бизнеса, научился определять потенциальные возможности и опасности. В то время никто, включая самого Рокфеллера, и предположить не мог, что через несколько лет этот благовоспитанный, тихий и замкнутый клерк сможет выковать всемирную монополию и сколотить личное состояние.
Когда управляющий компании уволился, молодого клерка поставили на его место и повысили жалованье до 600 долларов в год. Это было весьма обидное вознаграждение, так как предыдущий исполнитель получал за те же труды 2000 долларов. Рассерженный Рокфеллер уволился.

Имея небольшой стартовый капитал и заняв деньги в долг у своего отца, в партнерстве с другим коммерсантом 1 апреля 1858 года он в возрасте 19 лет стал соучредителем брокерской фирмы Clark & Rockefeller и неплохо заработал на Гражданской войне США 1861–1865 годов. Морис Кларк и Джон Рокфеллер снабжали армии мукой, свининой и солью. Занявшись коммерцией, по сути, чтобы помочь своей матери, юноша стремился найти самое выгодное дело. И после войны Рокфеллер нащупал золотую жилу — топливо, которое было жизненно необходимо в условиях бурной индустриализации. В 1865 году он продал свою долю в Clark & Rockefeller за 72,5 тысячи долларов и занялся исключительно инвестициями в нефть, когда один из химиков, занимающихся получением керосина из нефти, предложил Джону Рокфеллеру работать вместе. Это совместное предприятие стало первым вторжением Рокфеллера в нефтяной бизнес. За дело он взялся основательно, разработав стратегический план по консолидации нефтяной индустрии.

В результате в 1870-м на свет появилась компания Standard Oil, из которой в последующем вышло сразу несколько фирм, названия которых сейчас у всех на слуху. В начале своей деятельности новая фирма была похожа на множество других мелких компаний. Устав фирмы гласил: служащие компании не должны получать какое-либо жалование, а только акции. По мнению Рокфеллера, владение акциями должно стимулировать служащих работать лучше, чтобы повысить стоимость ценных бумаг. Стоит отметить, что Рокфеллеру очень везло в бизнесе. Во-первых, в период становления нефтеперерабатывающей индустрии нефть добывалась в одном месте на относительно небольшой территории, что упростило мероприятия по слиянию компаний и транспортировке нефти. Во-вторых, его могло легко разорить одно новое изобретение - электрического освещения, а спасло другое - автомобиль. Индивидуальное транспортное средство приводилось в действие с помощью двигателя внутреннего сгорания, где необходим был бензин, который перегоняли из нефти. С появлением автомобиля появился огромный спрос на горючее топливо, и Рокфеллер чудовищно разбогател - он вошел в финансовую элиту.

Однако не одним только везением объясняется успех Рокфеллера - Джон и его партнеры старались тщательно проработать каждый аспект бизнеса. Например, они придумали, как воспользоваться конкуренцией между различными транспортными (железнодорожными) компаниями, чтобы снизить стоимость транспортных услуг. При участии своего друга и партнера Генри Флаглера он начал собирать под свое крыло нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие компании. Рокфеллер не был одинок в своем подходе: картели формировались в мясной, сельскохозяйственной, сталелитейной промышленности и в транспортной индустрии.

Изобличаемый в прессе как корпоративный пират, Рокфеллер, как правило, в действительности платил по приобретении фирм справедливую рыночную цену. Просто его непреклонное молчание на нападки клеветников воспринималось общественностью как доказательство вины. Тем не менее постепенно контроль затрат, слияние, увеличение мощности предприятий и другие стратегии позволили Standard Oil к 1880 году завладеть 85% нефтеперерабатывающего бизнеса.

Для понимания современной ситуации необходимо отметить, что на начальном этапе развития своего бизнеса Джон Д. Рокфеллер получал финансовую поддержку от Ротшильдов через Якова Шиффа, который владел крупнейшей железнодорожной компанией Kuhn, Loeb & Co, и в тоже время был протеже Ротшильдов. В 1870 году, когда компания Standard Oil of Ohio была зарегистрирована как корпорация, Рокфеллеру принадлежал 21 из 26 нефтеперегонных заводов в Кливленде. В следующие годы Standard Oil стала крупнейшей нефтеперерабатывающей компанией в мире. В 1879 году Рокфеллер контролировал 90% всей очищенной нефти, продаваемой в США. Он владел 20 тысячами нефтяных скважин, и на него работало 100 тысяч человек. К 1885 году он контролировал нефтяную промышленность в США, и его компания имела филиалы в Западной Европе и Китае.

К этому времени у Рокфеллера сложились партнерские отношения со многими компаниями, сотрудничающими с Ротшильдами. Ему предоставлялась скидка на каждый баррель нефти, транспортируемый по железным дорогам фирмы Kuhn, Loeb в Пенсильвании, Балтиморе и Огайо. В 1892 году Рокфеллер перебрался в Нью-Джерси, поскольку устав его нефтяного треста вошел в противоречие с законодательством штата Огайо.

Рокфеллер очень успешно реализовывал схемы снижения налогообложения, занимаясь благотворительностью, то есть, тратя деньги на университет Чикаго, медицинский фонд Medical Research, образовательную компанию General Education Co. Компания Рокфеллера получила контроль над большинством нефтяных промыслов мира.

Но главным препятствием на пути к мировому господству была принадлежавшая Ротшильдам компания Royal Dutch Company, поддерживаемая правительствами Голландии и Великобритании. На европейских рынках Рокфеллеры не могли соперничать с Royal Dutch, которая могла доставлять нефть со своих промыслов в Баку и Плоешти и продавать ее гораздо дешевле. Поэтому Рокфеллеры начали против своих соперников пропагандистскую войну. С этого момента фактически и началась война двух наиболее влиятельных финансовых групп за сферы влияния в мировой экономике.

Изначально Ротшильды и не подозревали о наличии возможной конкуренции со стороны созданных Рокфеллером структур, которые, казалось бы, полностью, косвенно или прямо, входили в орбиту их влияния. Но Рокфеллеры (сам Джон и его сыновья) не хотели быть в чьей-то орбите влияния, а желали построить единолично свою нефтяную мировую империю, и главным конкурентом на их пути была ротшильдовская нефтяная компания Royal Dutch, которая вела разработку нефтяных месторождений в Баку, принадлежавших Российской империи. Кроме того, Рокфеллеры не имели контроля над месторождениями нефти на Ближнем Востоке, которыми владели впоследствии объединившиеся ротшильдовские компании Royal Dutch и Shell.

Как раз в момент начала конкуренции между Ротшильдами и Рокфеллерами компанию Рокфеллера Standard Oil Верховный Суд США постановил разделить на несколько частей в рамках антимонопольного законодательства. Но этот шаг принес Рокфеллеру еще больше денег, так как цена акций дочерних 34 компаний увеличилась в несколько раз, и Рокфеллеры стали второй после Ротшильдов по суммарному финансовому состоянию семьей в мире. Сегодня же данные компании преобразовались в такие известные нефтяные гиганты, как Amoco, Chevron, Exxon Mobil, Conoco, Texaco, которые до сих пор контролируются компаниями, которыми владеет Дэвид Рокфеллер. А в руководящий состав данных компаний или с ними связанных входят бывший госсекретарь США при президенте Буше-младшем Кондолиза Райс, сам президент Буш-младший, да и старший, бывший вице-президент Дик Чейни, бывший министр обороны Дональд Рамсфелд и многие другие.

В настоящее время группа Рокфеллеров владеет или контролирует:
- «J.P. Morgan Chase» - совместное владение с Морганами и Варбургами в результате слияния принадлежащего Рокфеллерам «Chase Manhattan Bank» с банком J.P. Morgan в 200 году;
- «Exxon Mobil», «Amoco», «Chevron», «Conoco», «Texaco»;
- American Telephone&Telegraph (AT&T);
- International Business Machines (IBM);
- McDonnell Douglas (стала подразделением Boeing);
- «Citigroup» - финансовый конгломерат, контролируемый Рокфеллерами совместно с Морганами, Кунами и Лоебами. В него входят Citibank и инвестиционный банк Solomon Smith Barney;
- Электротехническая компания Westinghouse Electric и инвестиционный банк Credit Suisse First Boston – совместное владение Рокфеллеров и Меллонов.

Александр Тимофеев

(источник: "Служу Отечеству!")