четверг, 10 апреля 2014 г.

Крымский путь

На международном уровне Россия вступила в дипломатическую битву с США - ситуация обостряется тем, что спор ведется между двумя ядерными державами.
 
На прошлой неделе в украинской драме можно выделить четыре событийных потока: 

- начало президентской кампании и попытка Киевом изобразить «старт предвыборного цикла», что ознаменовалось столкновением группы Порошенко с группой Тимошенко;
- попытка незаконной проамериканской группировки, контролирующей власть в Киев, решить как-то вопрос с неонацистскими формированиями («Правый сектор», суд над Гораном);
- битва России на дипломатическом фронте, чтобы отстоять на международном уровне свою позицию по Крыму и федерализации;
- перекрывающие все это революционные события на Юго-Востоке, развернувшиеся в эти выходные и предшествующие им неуверенные репрессии гражданских активистов Юго-Востока незаконной киевской «властью».

Имитация «выборов» и их бойкот Юго-Востоком
 
Киев всячески старается изобразить, что ничего особенного не происходит, что все идет по плану, и что страна как ни в чем не бывало, после полной победы «революции» на Евромайдане и низвержения «клики Януковича», радостно вступает в весенний выборный цикл. Так, по крайней мере, кажется, если верить украинским СМИ. Но верить им нет ни малейших оснований, так как то, что называется «предвыборной кампанией», проходит в стране, где только что произошел антиконституционный переворот, откуда отделилась огромная территория Крыма, и где весь Юго-Восток объят волной протестных выступлений.
У Запада в этой ситуации есть следующий расчет: привлечь внимание к конкуренции между двумя в равной мере проамериканскими кандидатами Порошенко и Тимошенко, а также (пусть относительно) «легитимизировать» выборы вовлечением в них т. н. «кандидатов Востока» (Царева, Добкина, Тигипко). Так как выборы проходят в чрезвычайных обстоятельствах, то даже теоретически в революционных условиях победу присудят только западному кандидату (ведь именно Запад - США / НАТО и западные области Украины - осуществил в Киеве мартовский переворот Евромайдана). После этого новая власть займется полноценными репрессиями на Юге и Востоке, и на новом уровне начнется эскалация отношений с Россией. В этом состоит план США и выполняющей их планы незаконной группировки, контролирующей Киев. Этот спектакль будет разворачиваться по своей логике вплоть до мая. Его смысл состоит не в результате, а в самом процессе. Вовлекая людей в тему «выборов», косвенно и бессознательно уже легитимизируется существующий строй, закрепляется в умах необратимость совершенного переворота. 

Но эта «военная хитрость» прозрачна для всех внимательных наблюдателей украинских процессов. 

Во-первых, Россия однозначно объявила о том, что заведомо не признает результатов таких выборов. Это значит, что с российской точки зрения, проводить их или не проводить, и кто на них победит, не имеет вообще никакого значения. В этой связи не следует переоценивать фактор выдвижения Царева. Москва симпатизирует этому антизападному политику, но никакой ставки на него не делает: его шансы невелики, а само его участие играет лишь на руку незаконной властной группировке. Лично к Цареву Москва относится позитивно, но его выдвижение в кандидаты на Президента никак не приветствуется. Если Москва не признает выборов, это значит, что дипломатические отношения с Москвой нелегальной властной группировке не удастся установить и после мая. Если конечно, в таких условиях, выборы вообще состоятся. 

Во-вторых, Россия настаивает на проведении Референдума о статусе областей Юга-Востока Украины и на ее федерализации (или конфедерализации). Россия считает, что вначале Украину надо создать, а только затем проводить в ней выборы. Москва понимает ситуацию так: в Украине есть два народа, два общества. Запад и Киев относятся к западенскому народу, Юго-Восток - к российскому (это и история, и культура, и язык, и религия, и самосознание, и социальные особенности). Они и голосуют всегда диаметрально противоположным образом: одни за западного (проамериканского, проевропейского) кандидата, другие за пророссийского. Ющенко был западенцем. Янукович опирался на Юго-Восток. Евромайдан сверг восточного Януковича, и привел в ходе государственного переворота к власти нелегальных западенцев. 

Единую украинскую нацию можно было создать лишь при учете обеих идентичностей. Но это ни у кого не получилось - ни у кандидатов Запада, ни у кандидатов Востока. Сегодня западенцы в Киеве с опорой на откровенных неонацистов провозгласили курс на то, чтобы превратить всю Украину (за вычетом Крыма) в «Западению». Ярким символом этого является отмена русского языка и общая русофобия режима. Радикальные западенцы контролируют Киев, и поэтому Юго-Восток Украины, то есть как минимум половина всего населения, становятся объектами неизбежного культурного и этнического геноцида. Россия этого не допустит, поэтому-то она и требует федерализации вначале, а выборов - потом. Если не будет федерализации и Референдума о статусе областей, то не будет и Украины в ее сегодняшних границах. Именно это имеет в виду Москва и Министр иностранных дел Сергей Лавров от ее имени. 

Федерализация - это ультиматум Кремля Вашингтону. И это условие того, чтобы Россия признала в будущем хотя бы какую-то украинскую власть. Но если Вашингтон и готов был бы пойти на это, как минимум, чтобы усмирить взбешенную свержением Януковича Москву, то Киев в нынешней ситуации на федерализацию не пойдет ни в коем случае. Ведь режим захватил власть под крайне националистическими лозунгами - в шовинистическом русофобском угаре. 

Поэтому Киев будет упорствовать в проведении выборов без референдумов и федерализации. И что в таком случае будет делать Москва? Ведь ее ультиматум в таком случае будет отвергнут.

Это мы увидим позднее, а сейчас зафиксируем главное: для Москвы никаких выборов нет. А это значит, что их нет и для юго-восточных областей Украины, ориентированных именно на Москву, а после воссоединения с Крымом, не просто ориентированных, но уповающих, надеющихся на нее, и впервые за 23 года по-настоящему доверяющих ей. Москва же жестко утверждает: никаких выборов. Юго-Восток Украины не может не слышать Путина: выборы до Референдума и без федерализации, это предательство. Поэтому они будут радикально бойкотироваться Юго-Востоком. Это - часть ультиматума Москвы. Но далеко не весь он. 

Атланто-фашизм: парадоксы сетевых войн и законы геополитики
 
Вторая тема прошедшей недели это интрига вокруг «Правого сектора», слухи о вступления в него Коломойского, суд и оправдание убийц из «Белого молота» в Киеве, пронатовская и либеральная программа «кандидата в президенты» Яроша, его признание в сотрудничестве с ЦРУ и т. д. 

«Правый сектор» и в целом радикальный украинский ультранационализм (подчас прямой неонацизм) является интригой Евромайдана. Обычно в американских цветных революциях центральную роль играют либералы и анархисты. На сей раз ультранационалисты русофобского толка, выступающие под знаменами УПА, портретами гитлеровских холуев Бандеры и Шухевича были на первом плане. Такое дерзкое политтехнологическое решение ЦРУ является повторением аналогичной схемы в исламском мире, где США традиционно поддерживает ваххабитские и салафитские радикальные группировки, осуществляющие выгодные Вашингтону перевороты, теракты и иные экстремальные операции. Ваххабизм и салафизм суть прокси атлантизма в исламском мире, и это мы видим в Ливии, Ираке, Сирии и т. д. Какое-то время назад США начали апробировать в Европе, а также в Украине и даже России инструментализацию крайне правых течений и организаций; примером чего является дело Брейвика, российские нацдемы и т. д. Одной рукой наращивая поток мигрантов, либералы другой рукой принялись поддерживать радикальные неонацистские группировки, призванные в этой же иммиграцией бороться. Цель - дестабилизировать общество, создать предпосылки для «цветных революций». Эта новая сетевая стратегия использования неонацистских групп для осуществления государственных переворотов в таком масштабе была испробована США впервые именно на Евромайдане. С этого и берет начало феномен «Правого сектора». 

Это новая тенденция в теории и практики сетевых войн Запада. Конечно, далеко не все ультранационалисты могут рассчитывать на поддержку от Вашингтона, ЦРУ и интегрированных в международную финансовую олигархию крупных магнатов (часто еврейского происхождения как жуликоватый миллиардер Игорь Коломойский, назначенный незаконной киевской группировкой во власти «губернатором» Днепропетровска, одновременно глава Европейского Еврейского конгресса и «Правого сектора»), но только те, кто выступает против врагов США и НАТО и лояльны им. США ведет борьбу за то, чтобы сохранить однополярную модель мира. Россия все более и более успешно отстаивает многополярность. Поэтому те неонацисты, которые выступают против русских, оказываются в привилегированной ситуации и активно вовлекаются США в свои стратегии. Точно так же Бжезинский использовал «Аль-Каиду» и бин Ладена в Афганистане для противодействия просоветским силам среди мусульман. Для того, чтобы закрепить лояльность своим хозяевам, неонацисты, такие как Ярош или Горан, подчеркивают, что являются сторонниками НАТО, демонстративно посещают посольство Израиля, клянутся в верности либеральным ценностям. 

В этом и секрет событий этой недели: после того, как активист «Правого сектора» выпустил три пули в члена сотни обороны Майдана, штаб «Правого сектора» просто мирно поменял свое местонахождение. А виновный в убийстве сотрудников ГАИ активист Горан, был благополучно отпущен на свободу. 

Мы имеем дело с феноменом атланто-фашизма, либеральной версии нацизма, которую прикрывают силы США и олигархического глобализма. На первый взгляд, это парадокс и аномалия. Но для тех, кто знаком с правилами ведения сетевой войны и с законами геополитики, это, напротив, вполне логично. Постмодернистски организованная сеть предполагает использование свободных элементов с любой идеологией, лишь бы они поддавались манипуляции и приносили пользу в сетевых операциях. А геополитика делит представителей любой идеологии на два лагеря - за США, НАТО, Евросоюз, однополярный мир (атлантисты) и за Россию, многополярность, БРИКС (евразийцы). Какие бы ни были взгляды атлантистов, они будут поддержаны доминирующими в атлантизме либералами и финансовой олигархией. И какие бы взгляды ни исповедовали сторонники многополярности и евразийцы, они будут дискредитированы и обвинены во всех смертных грехах. 

Ситуация с «Правым сектором» в этой связи просто блестящая иллюстрация. Если откровенный убийца нацист выступает за США, НАТО и против России, он не нацист, не фашист и не убийца. А если демократ или человек вообще без идеологии оказывается на стороне России, он автоматически обвиняется в «фашизме», «нацизме», «сталинизме» и т. д. У многих наблюдателей событий на Украине от этих двойных стандартов настоящий шок. Им показывают головорезов с портретами гитлеровского прихвостня Бандеры и говорят: «Это мирные либералы». Им показывают российскую девочку-фигуристку, а подпись гласит: «Вот он, циничный и лживый лик путинского фашизма». Есть от чего тронуться. Особенно если смотреть передачи украинского ТВ. Но дело не только в украинцах. Это просто новые правила ведения сетевых операций по законам геополитики. Если ты за США, то кем бы ты ни был, ты - либерал. Если ты против США, то снова кем бы ты ни был, ты - фашист. 

На той неделе все это стало настолько очевидно, что может стать классическими иллюстрациями для пособий по геополитике и сетевым войнам. 

Россия против США: два типа жесткости
 
На международном уровне Россия вступила в дипломатическую битву с США. Ситуация обостряется тем, что спор ведется между двумя ядерными державами. И следовательно, ответственность на обеих сторонах огромная. 

Россия защищает позицию: Крым - российский, Украине федерализацию, майские выборы недействительны, Янукович - президент. 

США парируют: референдум в Крыму недействителен, Украина унитарное Государство, майские выборы легальны, нынешние Киевские власти - легально представляют страну. 

Ни одна из сторон не может пойти на уступки ни по одному вопросу. Разница лишь в том, что США давит на Россию в зоне российских жизненных интересов, а Россия не позволяет США это делать. Иными словами, совершив государственный переворот в Киеве, Америка по сути совершила акт агрессии против России. И поддержка Вашингтоном киевской группировки - это нападение. Россия же обороняется. И делает это пока довольно жестко. 

Жесткость США и жесткость России принципиально различны: для Америки судьба Украины в целом второстепенна, эта область не входит в зону жизненных интересов США, которые далеко и которые имеют помимо России множество вызовов. Поэтому американцы давят на всякий случай, прощупывая Россию методом прямого контакта. Если они отступят или даже вообще отдадут Украину Москве, даже в этом случае они не много потеряют - Украина и так была нейтральна и им полностью неподконтрольна. Воевать ни США, ни НАТО в этой ситуации ни при каких обстоятельствах не будут. И теоретически легко могут отойти на стартовые позиции. 

Россия же рискует всем. Жесткость Москвы вынужденная, Россия не может в этой ситуации уступить вообще ни одного пункта, рискуя качественно ухудшить уровень своей безопасности - ведь даже если НАТО вступит на Западную Украину, это будет перемещением границы к Востоку, а потеря Крыма и Юго-Востока для России являлись бы стратегическим самоубийством. Поэтому Москва бьется за свои тезисы столь отчаянно; у нас просто нет возможности сделать ни оного шага назад. Стратегически мы проиграем, даже если воссоединимся с Юго-Востоком и граница будет проходить по секущей линии к Днепру с Северо-Востока (Сумы-Чернигов) на Юго-Запад (Одесса). Поэтому Лавров и Путин выбрали самую мягкую платформу в конфронтации с Западом. Федерализация - это вообще шанс Киева сохранить контроль над всей нынешней территорией (за вычетом ушедшего Крыма).

Жесткость США вполне предсказуема. Жесткость Москвы - впечатляет и внушает ужас «пятой колоне» и надежду патриотам. 

Но эта партия Россия-США только началась. 

Юго-Восток Украины: крымский путь
 
Самое главное: восстание Юго-Востока в эти выходные, захват ОГА в Донецке, Луганске, Харькове, Мариуполе, внушительная мобилизация Одессы, провозглашения в Донецке Донецкой республики. По сути, ясно одно: Юго-Восток поднялся. Это вторая волна украинской революции, Русская Весна. 

В период Евромайдана против Януковича (президент с Востока) восстал не только Киев, но и вся Западная Украина. Волна захвата ОГА прокатилась только на Западе. Повсюду там власть на местах захватывали националистические и ультранационалистические силы, солидарные с Евромайданом. Они-то и поставляли в Киев провинциальную массовку. Это было восстание украинского Запада против русского Востока. И завершилось это на первом этапе победой украинского Запада. 

До момента переворота расклад сил бы такой: Запад за восстание и народные выступления, Восток - за порядок и конституционный строй. Запад был синонимом революции, Восток - спокойствия и реакции. Сегодня роли диаметральным образом поменялись. Запад победил Восток в Киеве. И пытается объявить это общеукраинской победой. Но никакой единой Украины нет, ее за 23 года не создали. Поэтому есть только Запад и захваченный Западом Киев (он в целом относится геополитически к Правобережью) и Юго-Восток. Теперь когда революция Запада стала (пусть нелегальным и нелегитимным но ) порядком, дело дошло до ответной революции - революции Востока. Все стало наоборот. Из Киева от проамериканского холуя Наливайченко исходят приказы по репрессиям, арестам активистов, подавлению народных выступлений, а народ Юго-Востока решительно берет свою судьбу в свои руки. Запад Украины теперь в роли оплота репрессивного режима, а Юго-Восток - восстал, организует Вече, требует самоопределения, захватывает ОГА, объявляет всеобщую стачку, отказывается подчиняться Киеву (власти которого устойчиво называет «хунтой»). Это вторая часть украинской революции, только теперь все наоборот, Юго-Восток символ восстания, а Киев и Запад - оплот реакции

За что восстал Юго-Восток? Проще ответить, против чего он восстал. Он восстал против радикального западенского национализма, русофобии и безоглядной ориентации на США и Евросоюз в ущерб России. Если вдуматься, Юго-Восток выступал против всего это и раньше, поддерживая тех кандидатов, которые обещали сближение с Россией, статус русского как государственного, внеблоковый статус Украины и т.д . Но пока действовали закон и процедуры демократии, Юго-Восток пребывал в правовом поле. После осуществления западного переворота, легальность была упразднена. Юго-Востоку понадобилось некоторое время, чтобы осознать это обстоятельство, и начиная с 6 апреля мы вполне можем сказать - это осознание пришло. Юго-Восток отвергает Киев, такой Киев как он есть сейчас, отказывается ему подчиняться и встает на путь восстания. Это восстание против Киева и той западенской Украины, которую он стремится «узаконить». Выборы в мае важнейший шаг в этой попытке. Поэтому Юго-Восток восстал против выборов

Но за что восстал Юго-Восток? Если бы в Киеве была бы другая власть, требования Юго-Востока могли бы быть относительно умеренными. Такими же как раньше - сближение с Россией, государственный статус русского языка, отказ от ускоренной евроинтеграции и НАТО и т.д. И даже без федерализации. Но радикализм и неправовой характер Киевской власти после Евромайдана не оставил Юго-Востоку никакого шанса для надежды на исполнения этих требований мирным путем. Это исключено, и люди Юго-Востока это поняли. Теперь осталось только три пути: 
  • мягкий - федерализм,
  • средний - самостоятельное Государство (Новороссия),
  • крайний - воссоединение с Россией. 
Но для того, чтобы добиться любого из трех решений, Юго-Востоку необходимо прежде отстоять свою полную политическую и военную независимость. В своем ультранационалистическом угаре Киев обязательно начнет репрессии против «юго-восточных сепаратистов, подстрекаемых Москвой». А это значит, что Юго-Востоку придется отражать эти атаки, освобождать своих общественных лидеров (таких как народный губернатор Донецка Павел Губарев и другие), создавать независимые органы власти, развертывать отряды самообороны. Без этого Киев ни о каком федерализме и слышать не захочет. К федерализму Юго-Восток может принудить Киев только силой. Причем солидной, упорной и хорошо организованной силой. Но за Киевом стоят США и Евросоюз - финансово и политически вплоть военных инструкторов и частных армий. Поэтому бой будет неравным. Чтобы уравновесить шансы, потребуется прямая помощь Москвы. И Москва такую помощь окажет. Не сможет не оказать. И вот здесь мы сталкиваемся с парадоксом: для того, чтобы добиться реализации даже программы минимум (федерализация) Юго-Востоку понадобиться прямая помощь Москвы. Причем практически в том же объеме, что и для решения программы максимум (полного воссоединения) и программы медиум (самостоятельное Государство Новороссия). И это ясно понимают сами восставшие: отсюда российские флаги, преобладающие на всех массовых манифестациях, митингах, захватах. Это безусловно русская революция и проходит она откровенно под знаменем России: Юго-Восток остро чувствует Россию своей, а Киев и Западную Украину, представленную сегодня Бандерой, Шухевичем, УПА и «Правым сектором», а также олигархами (Порошенко, Тимошенко, Коломойский, Тарута и т. д.) совершенно чужой, враждебной, опасной и ненавистной. 

Поэтому можно сделать такое заключение: несмотря на умеренность позиции официальной Москвы (Путин, Лавров), русская революция Юго-Востока Украины направлена отнюдь не на федерализацию. Цель однозначна: крымский сценарий. 

И вот за это можно и нужно платить любую цену.

Александр Дугин , источник: Евразия


Комментариев нет: