четверг, 24 апреля 2014 г.

Русофобия: тысячелетие ненависти и страха

Уникальна ли нынешняя антироссийская информационная волна, вызванная конкретными событиями на Украине? Или русофобская направленность политики Запада, отличаясь лишь формами, стандартна и обусловлена многовековыми историческими обстоятельствами и традициями? Об этом специально для Pravda.Ru размышляет известный французский философ Николя Бонналь.

...Генерал де Голль, как, вероятно, много позже Владимир Путин, мечтал о Европе, которая простиралась бы от Атлантики до Урала, но, видимо, НАТО, для того, чтобы отметить тысячелетие западной схизмы, предпочел бесчисленным последствиям энную войну против России.

Не сводит ли Юпитер с ума тех, кто должен проиграть? Я буду краток, хотя в данном случае нам представляется сюжет для целой книги и для напряженных дискуссий.

Можно отметить, что происхождение русофобии на Западе датируется временем великого церковного раскола 1054 года, а возможно, и появлением кириллицы. Когда мы видим проблемы интегрированной с грехом пополам в Европу Греции — с ее алфавитом и религией, то спрашиваем себя, не являются ли эти отличия, которые мы считаем искусственными — самыми существенными.

Когда в 1095 году Запад по призыву своего папы, поднятого на пьедестал всемирного судии (как малое подобие сегодняшнего американского президента), решил выступить в крестовый поход против Востока, то в Истории он этим отметил решительный перелом. Это Запад крестоносцев, крестоносцев слегка рассеянных, забывших о своих истинных врагах и разграбляющих Константинополь во время четвертого крестового похода, они находят общий язык с оттоманами и оставляют град Константина на уничтожение и разрушение в 1453. В девятнадцатом веке снова, во время Крымской войны, журналист-католик Луи Вёйо скажет, что он предпочитает мусульман православным. И когда мы видим, во что превратилась Франция при пособничестве римо-католического клира, то можем сказать, что он внял нашим мольбам!

Начиная с эпохи Возрождения наемнический, протестантский, капиталистический и научный Запад будет таким образом развиваться, отдавая должное собственной концепции свободы, а в последствии — и демократии. Древние католические владычества, такие как Португалия, а особенно — Испания, отодвинуты на второй план прилежными учениками капитала, атеизма и свободы (Францией и Англией в особенности), которые создадут пропаганду и очернят в первую очередь образ России, а во вторую — Германии, которая, на их взгляд, слишком ориентальная и варварская!

Россия в глазах Запада возникает с приходом Петра Первого, но этот царь наперекор (или благодаря?) своему грубому и жестокому поведению обольщает французов, которых сам хочет копировать! Он хочет всему научиться и все принести с Запада, и поэтому вовсе не случайно, если Пушкин смеется над вековым русским миметизмом в "Евгении Онегине". Помните ли вы эти бессмертные строки:

Прямым Онегин Чильд-Гарольдом
Вдался в задумчивую лень…

Точно так же в век Просвещения и автоматов, в первый век метисов и космополитизма, царица Екатерина покупает библиотеку у свободомыслящего философа Дидро, уничтожает запорожское казачество и насаждает в России немецких колонизаторов, поселенцы эти предъявят счет чуть позже и будут оправдывать прусское и гитлеровское нашествие. Эта космополитичная и пустая Россия восемнадцатого века, конечно, вовсе не та Россия, которую научились ненавидеть на Западе. Во Франции в это самое время мы превозносили Лондон и Пруссию и ненавидели собственного короля.

Ненавидимая сегодня Россия — это Россия царей девятнадцатого века: Александра, который оказывает сопротивление Ротшильдам (царь не хочет центрального банка!), венскому конгрессу и, во время взятия Москвы, — Наполеону (а значит, согласно французам, — свободе и прогрессу!); Николая Первого, который для Европы являлся воплощением реакции и деспотизма. Письма маркиза де Кюстина скорее ругают царизм и Россию, а не рассказывают о них: русские превращаются в обезьян, в автоматы, и т.п. В ту же эпоху некий Лесюр предупреждает нас, что Россия развивается и что она проглотит Европу! В конце столетия мыслитель-расист и пре-нацист Вашэ де Ляпуж извещает о появлении 500 миллионов русских к 1950-му году (коммунизм и Гитлер притормозят эти цифры), и без смеха он страшится появления брахицефальной империи, которая подчинит себе народы Запада! И уже не говоря о Чемберлене, для которого славянские народы были монголоидными недочеловеками. Этот великий мыслитель был с энтузиазмом принят кайзером Вильгельмом! И, кстати, он был не более расистом, чем французские интеллектуалы, которые в последствии обвинили русских в любви к тирании. Русофобия также вменяет русским в вину ужасы Хатыни и Голодомора, словно им не пришлось выносить безумия лидеров коммунистического движения, которых русским подарила так называемая русская революция…

И, наконец, русофобия будет развиваться по следующим причинам:

— Первая и наименее важная причина — это польский вопрос, который будет будоражить романтиков почти всюду в Европе. Польша превращается в больной вопрос — без которого бы, между прочим, цари могли бы обойтись! Россия усматривается, как опасный медведь, как враг свободы и т.п. — и это в то время, когда Запад растягивает свои колониальные тенета по всей планете, мучит туземцев, вытесняет народы, подчиняет их своему расистскому научному исследованию. Историки вроде Жюля Мишле проливают двоякий свет на Историю, они очерняют, например, Россию и бедную Испанию и восхваляют протестантскую Англию и Пруссию. Эти полезные идиоты истории будут захвачены собственной игрой в 1870, когда свободная и импульсивная Германия раздавит Францию и изувечит ее территориальную целостность. Даже Эрнест Ренан признает это.

— Еврейский вопрос. В то время численность евреев возрастет в десять раз за столетие, это поставит ряд проблем, которые цари будут пытаться безуспешно или почти безуспешно разрешить. Книги, обличающие русский антисемитизм, множатся, будут даже говорить о русском желании уничтожить евреев, и эта русофобия выльется в разрыв дипломатических отношений с Соединенными Штатами первого Рузвельта в 1905 году. И наоборот, известно, что русская революция, а затем и большевизм всегда найдут горячую поддержку в лице американцев… — до начала русификации этой революции к концу сороковых годов. Добавим, что, как говорил Владимир Путин, 80 процентов русских революционеров были евреями. Американский профессор Слецкин признал, что русская революция была еврейской и что для него двадцатый век целиком был веком еврейским, ртутным, как он говорит — то есть материалистическим и мобильным. Книга Слецкина была переведена на французский. А в остальном — еврейские интеллигенты и общественные деятели Запада остаются фанатично русофобными и враждебными Путину.

— И третья проблема — это, собственно, проблема колониальная. Англия растягивает свою колониальную империю в Азии и спотыкается о Россию, которая простирает свою империю в Центральной Азии. Киплинг мечтает взять с тыла царскую империю в своем романе "Человек, который хотел стать царем", события которого развиваются в… Афганистане! Колониальный агент Де Куинси между двумя стимулами (наркотики и убийство) сам мечтает разбудить татарский вопрос в Азии. И снова во имя романтизма! А Жюль Верн остается пророссийки настроенным: вспомним его Михаила Строгова, а также и другой роман, в котором он защищает русские притязания на Центральную Азию и полагает их выше в культурном плане, чем притязания Англии! По этому вопросу почитайте его роман "Клодиус Бомбарнак", который показывает нам папашу Верна гораздо менее глупым, чем мы могли бы подумать. Скандальная Крымская война затеяна в ущерб России, Ближнего Востока и, особенно, — христианских народов Восточной Европы, к выгоде оттоманской Турции и Англии! И все это благодаря Франции — полезному идиоту современной истории.

— Геополитический конфликт продолжается в двадцать первом веке. В своей книге "Большая шахматная доска" Збигнев Бжезинский уточняет, что нужно конфисковать Украину у России (глава о черной дыре), чтобы отнять у нее любую геополитическую вредоносность. Пользуясь слабостью России во время правления Ельцина, НАТО, вместо того, чтобы раствориться, как хотел того смелый посол Габриэль Робэн, продвигает свои пешки и всюду умножает войны, широко открывая при этом двери Европы африканской и исламской иммиграции. И тут с волнением можно отметить, что украинские правительства ничего не предприняли (даже те, что считались прорусскими, а те, что имелись — не были проукраинскими), чтобы предупредить пагубные действия внедренных извне агентов. И мы могли увидеть, что, как во времена будущего нациста Людендорфа (читайте его мемуары!), евреи, немецкоговорящие граждане и не-славяне служат на пользу культурной и политической колонизации Украины и готовят ей будущее политического и экономического зомби — в духе Греции или Португалии. Мелкие подконтрольные нацисты и неоконсерваторы составили спайку, чтобы заставить нацию отступить. Именно неоконсерваторы, такие как Нюланд и ее муж Каган, подготовили переворот в Киеве и привели к власти олигархов вроде Яценюка и местных "нео-нацистов".

И вот именно по этим причинам Запад является русофобом. Эта двойственность и глупое манихейство мысли позволяют западным СМИ противиться референдуму в Крыму и представлять в демократическом виде кровавую купель и государственный переворот в Киеве! Теперь стало известно, откуда взялись снайперы, стрелявшие по людям в толпе. Но также известно, что истина больше не делает нас свободными.

Как видим, Святая Русь не вышла из дела. По крайней мере, пока ее правительство, как в 1917, не свергнуто и она снова не потопает в хаосе и гражданской войне! Но даже если Россия и удержится — в Крыму и иных местах — меня это не успокоит. Неистовство Врага становится слишком сильным и может поставить под угрозу будущее планеты. Мы движемся к третьей пелопонесской войне, предсказанной американским историком Соддардом. Посмотрим. И будем молиться.

Я жду прихода казаков и Святого Духа
                                           Леон Блуа

 источник: Правда .ру

Комментариев нет: