вторник, 22 апреля 2014 г.

Россия становится носительницей идеологии, которая запретна, но нравится в Европе

Мы много знаем о том, как, сколько и почему международная общественность осуждает Россию в связи с украинскими событиями. Намного меньше у нас говорят о реакции другого рода. Другие страны, их политика и пресса сегодня всеми силами стремятся понять Россию. Умом. Объяснить уже произошедшее, просчитать будущее. Разобраться, что это за страна, как там живут люди, какие идеи ими движут, «who is mister Putin», зачем создаётся Евразийский Союз и так далее.

Естественно, что в подобных объяснениях много идеологических штампов, стереотипов. Это «издержки популярности». Однако искренний (часто недоброжелательный, но действительно искренний) интерес к России очевиден.

 Дефицит идей: между толерантностью и неонацизмом

Всё это происходит на фоне, без преувеличения, эпохальных перемен. Мир сегодня — а страны Запада в особенности — в серьёзном идейном кризисе, который накладывается на кризис экономический. Граждане по-прежнему верят в либерализм и демократию, но верят уже как-то без энтузиазма. Традиционные ценности разрушаются, причем не только сами по себе, но и в результате соответствующих действий (иногда попустительства, иного прямого вредительства) национальных правительств. Которые продолжают делать вид, что они — суверенная власть, хотя таковой по факту уже не являются.

Отсюда логичный рост популярности правых партий, как тех, что выступают за возвращение роли и ответственности государства в политике. Отсюда же и сегодняшняя популярность неонацизма. Не исключено, что Европа может даже доиграться со своей политикой толерантности до реставрации концлагерей — консервативная реакция будет тем жестче, чем сильнее и дольше будет сжиматься пружина общественной терпимости к разного вида девиациям. Есть надежда, что до этого не дойдёт. Слишком уж мрачные воспоминания в истории многих народов, в том числе и нашего, оставили фашизм и нацизм.

С другой стороны, идейная растерянность стран Запада предоставляет России большую фору. В этих условиях она становится носительницей идеологии, которая табуирована, но востребована. Не только в России, не только в странах Евразийского Союза, но в мире в целом. Идеологии, в которой правительство действует заодно с национальными (а не транснациональными) корпорациями. В которой международные движения или организации не могут вбить клин между обществом и властью. А экономическая интеграция является взаимовыгодным сотрудничеством, а не способом неоколониального порабощения.

Европейская пресса по мере сил в своих интерпретациях стремится заретушировать идеологию и логику государственного строительства в действиях России. Так, в последнее время мы нередко видим, как важнейшие политические решения в Москве объясняются разного рода психическими отклонениями — то ли президента, то ли окружающих его лиц. «Путин живёт в выдуманном мире». Хороший ход. До поры до времени это действует. Пока европейские политики сами не начинают говорить, думать и действовать, как Путин.

Пророссийские консерваторы

Европа осмысливает свою новую-старую идеологию пока на уровне партийных (ещё не государственных) доктрин. В мае будут выборы в Европарламент. Какой будет результат, мы можем приблизительно догадываться, исходя из мартовских муниципальных выборов во Франции и апрельских в Венгрии. Во Франции правоцентристский «Союз за народное движение» получил 46% голосов, праворадикальная партия «Национальный фронт» — 7%. В Венгрии правящая партия консерваторов «Фидеш» набрала 44,5%, ультраправые под брендом «Йоббик» получили 26%.

В других странах картина может быть иной, далеко не везде в ЕС консерваторы пользуются поддержкой большинства населения. Но тенденция к росту будет везде. А кроме того, что правые партии традиционно отличаются скептическим отношением к ЕС в его нынешнем виде, они также традиционно поддерживают Россию. В украинском вопросе, в реализации энергетической стратегии, в экономическом сотрудничестве. Кое-кто даже поддержал Москву во время осетинского конфликта в 2008, а тогда это было сильно наперекор мейнстриму.
Поэтому есть вероятность, что уже через полтора месяца в Европарламенте будет сильный блок, симпатизирующий России и ориентирующийся на её государственные модели. Было бы интересно узнать по этому поводу мнение американских дипломатов, которые и в отношении нынешнего руководства ЕС отзывались: «Fuck the EU».

Валентин Жаронкин, источник: Однако

Комментариев нет: