Сольное выступление Дмитрия Медведева перед телекамерами 22 аперля, которое почему-то называют «отчётом перед Госдумой», оставило унылое впечатление и в полной мере подтвердило крылатое «а сегодня в завтрашний день не все могут смотреть». Правительство предпочло проигнорировать эпохальные перемены, вызванные украинской эскалацией, и в который раз подтвердило приверженность прежнему либеральному экономическому курсу. Впрочем, из одного этого можно сделать некоторые выводы, но обо всём по порядку.

Во-первых, отметим, что выступление Медведева — это, конечно, никакой не отчёт. Всё оно свелось к перечислению достигнутых за год успехов и полному игнорированию новых и старых вызовов и угроз. Ни одного слова не прозвучало о ходе выполнения майских указов президента, которым стукнуло два года и которые вроде бы никто не отменял. Вместо этого премьер бодро рассказывал депутатам о достигнутых показателях, которые и так им известны, и твёрдо заявил, что правительство будет придерживаться прежнего либерального курса в экономике, невзирая на изменения, вызванные украинскими событиями. По его мнению, правительство не может позволить себе «шарахаться в стороны» и не должно реагировать на «изменение политических настроений».

Такая позиция сама по себе удивительна, ведь во все времена именно оперативное реагирование на изменяющуюся обстановку являлось залогом успеха. За исключением тех случаев, когда изменения обстановки несущественны либо предусмотрены генеральным планом как допустимые. Украинский кризис признан всеми экспертами, вне зависимости от их политической ориентации, поворотным, историческим событием, предвещающим слом привычного мироустройства. И в то время, когда западная пресса трубит тревогу на тему того, что Россия на волне этих перемен может решиться на радикальные реформы и стать главным архитектором нового миропорядка, — наше правительство в лице текущего премьера обещает «не шарахаться» и двигаться прежним путём.

Это было бы объяснимо, если бы мы имели перед собой ранее утверждённый и последовательно исполняемый план экономических и социальных реформ. Но даже то, что с большой натяжкой можно было признать таковым — майские указы Путина, — сегодня старательно не упоминается, будто их и не было вовсе.

Впрочем, никто всерьёз и не ожидал от Д.А. Медведева адекватной оценки происходящего.  Однако вполне ожидаема была бы яростная критика его доклада со стороны глав т.н. оппозиционных партий. Напомню, что в прошлом году во время аналогичного отчёта Медведев и возглавляемый им кабинет подвергся жёсткой оценке, а коммунист Зюганов требовал отставки правительства, собирал для этого подписи и пугал приближающейся катастрофой. Очень всё это звучало убедительно. Тем более странно прозвучали нынешние заявления глав партий, оказавшиеся намного мягче прошлогодних. То ли взятие Крыма сбавило градус государственнического недовольства, то ли за два года работы стороны успели друг к другу настолько притереться. В любом случае, ни одного острого и конкретного вопроса к Медведеву ни от депутатов, ни от лидеров партий не поступило.

Есть, конечно, некоторая вероятность, что премьер таки оценивает окружающую обстановку более верно, чем все остальные. Допустим, при всей яркости крымских событий, международной реакции на них, небывалого патриотического подъёма внутри страны — при всём этом решительного влияния на течение истории они не окажут. И правительство это знает, а мы всего лишь ослеплены возродившимися надеждами. Но есть и абсолютно объективная сопровождающая их реальность — устоявшийся тренд на ухудшение экономического положения страны. Он признан на всех уровнях, в том числе и правительством, и стороны разнятся лишь в оценках глубины просадки отечественной экономики. Вот одного лишь этого факта неумолимого скатывания в рецессию должно быть достаточно для того, чтобы правительство перестало цепляться за либеральные догмы и начало рассматривать альтернативные пути развития. Чёрт с ними, с перспективами глобального лидерства: воспользуйтесь переломным моментом хотя бы для того, чтобы сломать негативный тренд и остановить падение. Но и этого мы не видим.

А вот что начинает прослеживаться всё отчётливее, так это подготовка к переваливанию вины за экономические неудачи на новые обстоятельства непреодолимой силы. В прошлогоднем выступлении Медведев делал упор на продолжающийся мировой кризис, теперь же к причинам добавилась «внешнеполитическая конъюнктура». Этот новый тренд, кстати, открыл недавно ни кто иной, как Алексей Кудрин, назвавший нулевой рост ВВП в этом году «неизбежной платой за присоединение Крыма». Правительство эту креативную идею с энтузиазмом подхватило. Так, пару недель назад на расширенном заседании коллегии Минфина глава министерства Антон Силуанов прямо сослался на «геополитическую неопределённость» как на важнейший фактор замедления. Медведев же на том же заседании подтвердил, что сложности в экономике России вызваны «попытками определённых сил подтолкнуть страну к искусственному кризису».

То есть правительство как бы и не несёт ответственности за спад экономики. Причиной этому, как теперь выясняется, являются непомерные амбиции одного политического лидера, грубой игрой разрушившего тонкие правительственные схемы и построения в области экономики. Прямо об этом пока не говорится, но меж строк читается без труда.

Кстати, сразу после отчёта Медведева, поздним вечером, Путин вызвал его и ответственных за экономическую политику (Шувалова, Набиуллину, Силуанова, Улюкаева и пр.) к себе на совещание. Присутствовал на нём и вездесущий Кудрин в качестве приглашённого эксперта. О чём конкретно говорили, нам неизвестно, но, видимо, разговор был более предметный, чем в Госдуме. Остаётся надеяться, что там правительство обогатилось недополученной от депутатов критикой.

Но вот будет ли от неё толк, мы утверждать по-прежнему не берёмся.

Евгений Супер, источник: Однако