среда, 16 апреля 2014 г.

Последние точки над Ж: спецпропаганда НАТО против России

На фоне событий в Донбассе и, в целом, на востоке Украины, особое внимание привлек предельно циничный документ, вышедший из недр НАТО, поименованный «Обвинения России: расставим точки над “i”».

Являясь образчиком двойных стандартов, органически присущих западным лидерам, которые по каким-то только им ведомым основаниям считают себя вправе давать оценки и рекомендации другим странам и народам, учить их, что они «ДОЛЖНЫ» делать, это заявление, тем не менее, остается не столько политическим, сколько идеологическим документом. То есть продукцией натовского агитпропа. И содержит такое количество конъюнктурных натяжек, нестыковок, двусмысленностей и откровенной лжи, что имеет смысл разобрать его не само по себе, а в качестве примера спецпропаганды, то есть деятельности, направленной на разложение войск противника и воздействия на общественное мнение в условиях войны.


Понятно, что ни о каких «точках над “i”» в этом случае речь не идет и идти не может. Фактически заявив о России именно как о противнике НАТО (об этом говорит весьма недипломатический жанр «обвинения») и подкрепив это измышлениями генсека альянса Андерса Расмуссена о якобы «разорванном на куски авторитете нашей страны», Североатлантический альянс лихорадочно ищет «зацепки» для вмешательства. Хотя и понимает, что это чревато серьезнейшими последствиями. Причем, как для системы международных отношений в целом, так и для самих США, которые, по мнению главы «теневого ЦРУ» - агентства «Stratfor» - Джорджа Фридмана, тем ближе к поражению, чем на меньшее расстояние подбираются к границам России.

Итак, первый тезис «обвинения» НАТО: «Агрессия России против Украины привела к международной изоляции России, включая полное приостановление практического сотрудничества с НАТО…».

Во-первых, что такое агрессия? Статья 1-я программной Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 от 14 декабря 1974 г. трактует агрессию как «применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом ООН…». Статья 3-я этого документа предлагает семь видов действий, которые рассматриваются агрессией, ни один из которых (в этом нетрудно убедиться, стоит только зайти в Интернет) для эпизода с Крымом, который имеет в виду НАТО, не подходит. При этом в резолюции имеется и Статья 7-я, в которой, со ссылкой на «Декларацию о принципах международного права…», говорится следующее. «Ничто в настоящем определении, и в частности в Статье 3-й (то есть среди упомянутых семи пунктов. – Авт.), не может каким-либо образом наносить ущерба вытекающему из Устава (ООН. – Авт.), - читаем в документе, - (sic!) праву на самоопределение, свободу и независимость народов…».

Итак, присоединение к России Крыма не подпадает под понятие «агрессия» ни с какой из сторон международного права:
- оно не является следствием применения вооруженной силы – таковая не применялась; особо подчеркивалось, что все произошло без единого выстрела и без единой жертвы (по крайней мере, до 16 марта, дня референдума, включительно);
- при присоединении не использовался ни один из прописанных Уставом ООН способов, которые считаются формами агрессии;
- оно произошло вследствие свободного волеизъявления народа Крыма, осуществленного на референдуме, что соответствует Уставу ООН.
В Статье 4-й резолюции 3314 содержится оговорка, что семь пунктов Статьи 3-й не являются исчерпывающими, но пополнить их перечень может только Совет Безопасности ООН – применительно к конкретной обстановке, который в случае с Крымом, однако, никакого решения не принимал. Следовательно, и с этой точки зрения «обвинения» НАТО в адрес России не выдерживают никакой критики. Потому мы и говорим о них, как о явлении агитпропа, что они апеллируют не к международному праву, а к пресловутой «политической целесообразности», как она понимается натовской стороной.

Получается, что никакой «агрессии России против Украины» не было и нет, а есть грязные пропагандистские измышления тех, кто, исходя из своих собственных корпоративно-блоковых интересов, стремится представить дело таким вот образом, извратив его суть до неузнаваемости и перевернув с ног на голову. Ну, что ж, знакомая история; как говорится, не впервой.

Во-вторых, не идет речь и ни о какой «международной изоляции» России. Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН A/RES/68/262 о территориальной целостности Украины, принятую 27 марта 2014 г., поддержали всего лишь 100 членов ООН из 193-х. 11 государств, из которых трое представляют бывший СССР, проголосовали против нее. Беспрецедентное количество – 58 государств, включая членов объединения БРИКС (Китай, Индию, Бразилию, Южную Африку), вместе составляющих половину человечества, воздержались, то есть отказали авторам антироссийской резолюции в поддержке. Еще 24 страны вообще не голосовали.

О какой изоляции в такой ситуации можно говорить, особенно, если иметь в виду, что практически на всех членов ООН, как об этом свидетельствовал глава МИД России Сергей Лавров, американцы откровенно давили, пытались выкручивать руки? При том, что именно в США расположена штаб-квартира ООН, а Генеральная Ассамблея, решения которой, кстати, не являются обязательными, имеет давнюю «перестроечную» репутацию «проамериканского агрессивно-послушного большинства». И при всех этих объективных условиях больше половины человечества и почти половина членов ООН отказали США и их западным союзникам в поддержке.

Это никакая не «изоляция» России, а, скорее, публичная пощечина, полученная Вашингтоном и другими западными столицами, которая для незаконных киевских властей обернулась тяжелым политическим нокдауном. Расчет-то ведь строился на «триумф» примерно в 150-170 голосов, а оно вон как обернулось!

В-третьих, весьма забавной в приведенной цитате выглядит «оговорка по Фрейду», когда натовцы иллюстрируют привидевшуюся им «международную изоляцию» России «полным приостановлением практического сотрудничества с НАТО». Речь, разумеется, не о самом сотрудничестве – на него наплевать: баба с возу, кобыле легче. А о зашкаливающем самомнении авторов этих подметных «обвинений». Отождествление с собой мирового сообщества, выраженное попыткой присвоить себе право трактовать определения ООН не по закону и даже не по понятиям, а по беспределу, - на языке психиатров – не что иное, как мания величия. И эта мания лидеров Североатлантического альянса, судя по всему, преследует долго и упорно.

Кстати, в Ульяновске – единственный пример реального взаимодействия между Россией и НАТО - наши, так сказать «партнеры» ничего сворачивать не собираются. Не в их интересах.

Следующий тезис «обвинений»: «Россия …выступила с безосновательными выпадами против легитимности властей Украины и применила силу в целях захвата части территории Украины».

Ну, во-первых, мы уже доказали, что никакой силы Россия не применяла, и «часть территории Украины» в лице Крыма перешла в состав нашей страны на абсолютно законных, международно-признанных, основаниях, базирующихся на Уставе ООН. Именно это и смутило «агрессивно-послушное большинство» Генеральной Ассамблеи, почуявшее в американской настырности подвох и не захотевшее оказаться слепым орудием в руках Вашингтона.

Во-вторых, это произошло еще и потому, что российская критика легитимности властей Украины отнюдь не безосновательна, как пытается выдать черное за белое натовская спецпропаганда. «Нынешний президент Украины и правительство страны были одобрены подавляющим большинством Парламента Украины…, в том числе членами Партии регионов», - чревовещают в НАТО. И далее, как говорится, «для политических гурманов»: «Этот состав парламента был избран 28 октября 2012 г. МИД России заявил в тот момент, что выборы прошли в “спокойной обстановке без каких-либо эксцессов и соответствовали общепринятым стандартам”… Парламент, который Россия назвала законным в тот момент, не может быть назван незаконным сегодня».

Одно из двух: либо натовский документ написан идиотами, либо его авторы держат за идиотов всех остальных. Если бы это было не так, натовские спецпропагандисты не выкручивались и не умствовали бы в стиле натягивания на глобус известного гигиенического изделия, а открыли бы украинскую конституцию и прочитали бы о том, кто именно в этой стране «одобряет», а точнее избирает, президента. И каким образом – по основаниям и по процедуре - избранный президент отрешается от должности.

Чтобы парламент «одобрил» временного президента, должны быть законным образом прекращены полномочия старого, о чем записано в статье 108-й, где также указывается, по каким основаниям это возможно сделать. И чего сделано не было. Законный президент был свергнут в результате вооруженного переворота, одним из последствий которого стало изменение конституционного строя. То есть в результате действий, которые в Статье 5-й той же Конституции Украины определяются следующим образом: «…Право определять и изменять конституционный строй в Украине принадлежит исключительно народу и не может быть узурпировано государством, его органами или должностными лицами. Никто не может узурпировать государственную власть».

Однако, узурпировали, проделав это вечером 21 февраля, - это медицинский факт. Причем, узурпаторы – депутаты того самого парламента, в «законности» которого не сомневаются в НАТО, призывая к тому же самому и Москву. Голосуя за свержение Виктора Януковича и «одобрение» Александра Турчинова, каждый из тех 371-го парламентария Верховной Рады, к которым апеллируют в НАТО, сам у себя на спине (или чуть ниже) нарисовал мишень – в виде соответствующей статьи Уголовного кодекса. Ясное дело, что в НАТО нет Верховного суда, но что мешало тогда получить соответствующую консультацию, если собственных мозгов или усидчивости не хватает? И не выглядеть столь беспросветными или беспросветно политизированными дилетантами?

То же самое и с правительством. Конституция Украины: «Статья 85. К полномочиям Верховной Рады Украины относятся: …12) назначение по представлению Президента Украины, Премьер-министра Украины…». Незаконный президент – незаконное представление и незаконное назначение незаконного премьера.

Причем, еще и незаконными на самом деле депутатами, чего в упор не видят в НАТО. Вот, например, еще один интересный и важный пунктик украинской конституции: «Статья 81. …В случае невхождения народного депутата Украины, избранного от политической партии… в состав депутатской фракции этой политической партии …или выхода народного депутата Украины из такой фракции его полномочия прекращаются досрочно на основании закона по решению высшего руководящего органа соответствующей политической партии…». На языке политологии это называется императивный мандат.

Что? Решений таких по перебежчикам из Партии регионов, на которую ссылаются в НАТО, не было? А почему их не было? Потому, что вожди Партии регионов, спасая свою шкуру и устраивая свое будущее, сами перебежали к путчистам, сдав свои убеждения и лидера за «тридцать сребреников», и им было не с руки против себя же такие решения принимать? И в НАТО этого «в упор» не видят?

Язык, как гласит народная мудрость, до Киева доведет. А двойные стандарты, которым следуют в Вашингтоне и Брюсселе, из Киева доводят до абсурда. Уже довели, что мы и наблюдаем в натовских «обвинениях».

Для иллюстрации, чтобы было понятнее и быстрее дошло до «читателей» в американском и других натовских посольствах, а также в представительстве этого агрессивного блока.  Интересно было бы посмотреть на реакцию НАТО, если бы, например, около трех десятков демократов в Конгрессе перебежали бы к республиканцам, вместе с ними объявив без всяких конституционных процедур импичмент Бараку Обаме. Затем самопроизвольно поменяли бы саму конституцию, отменив, скажем, все поправки, внесенные в нее с 1787 г. А «Ку-клукс клан» - один в один американский слепок с украинского «Правого сектора» - тем временем начал бы охоту за Обамой, подговаривая дежурную смену в системе НОРАД сбить его борт при попытке пересечения мексиканской или канадской границы.

Разве не так?

Идем дальше.

«…Североатлантический союз способствовал развитию диалога и сотрудничества путем создания новых форумов общения, таких как “Партнерство ради мира” (ПРМ) и Совет североатлантического партнерства (СЕАП), открытый для всей Европы, включая Россию», - читаем в «обвинениях».

Одному из авторов этих строк, предметно занимающемуся НАТО, его историей и эволюцией в условиях глобализации, неоднократно приходилось разъяснять, что именно представляет собой ПРМ. В изданном еще в 2006 г. учебнике «Роль и место НАТО в системе европейской и международной безопасности в условиях глобализации» указывалось, что «основное направление ПРМ – укрепление влияния стран альянса в постсоциалистическом пространстве и (sic!) контроль над дальнейшей “демократизацией” восточно-европейских государств и стран СНГ». И далее: «Если расшифровать задачи ПРМ, то из подтекста станет ясно, что все мероприятия связаны с подготовкой новых членов к вступлению в блок по достаточно “жесткой” схеме. Все направлено на достижение поставленной руководством НАТО цели – обеспечении расширения на Восток при минимальных затратах Запада (в основном только руководящие указания) и максимальных финансовых затратах стран-кандидатов, что связано с подведением всех процедур под стандарты НАТО» (С. 163).

С этого момента, как говорится, поподробнее. Ибо другой из нас в то же самое время подробно разбирался (и разобрался) с мировоззренческими и ценностными основаниями ПРМ («Мифы “устойчивого развития”. “Глобальное потепление” или “ползучий” глобальный переворот» - М., 2011. С. 180-181).

Итак, в сентябре 1995 г. Североатлантическим альянсом было выпущено «Исследование о расширении НАТО» - документ, уточняющий перечень критериев отбора в блок новых членов из числа участников ПРМ. Однако в этом «Исследовании», подготовленном частной корпорацией RAND (в США принято «путать личную шерсть с государственной»: по словам Дэвида Рокфеллера, это помогает идти к замене государственной власти частно-корпоративной. – Авт.), речь идет о правах не человека, а меньшинств. И именно к правам меньшинств должны быть с помощью требований ОБСЕ адаптированы страны-участницы ПРМ.

Зацепившись за натовское «Исследование», удалось распутать всю цепочку. И шаг за шагом перейти от Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) и Подкомиссии по предупреждению дискриминации меньшинств (1947 г.) к нынешним документам и институтам, тесно связанным с ПРМ. А именно – к «Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам» (1992 г.), на базе которой произошло преобразование Подкомиссии 1947 г. в Подкомиссию по поощрению и защите прав человека, в составе которой функционирует Рабочая группа по меньшинствам (1999 г.), причем, уже не указывается, каким именно меньшинствам.

Тот же самый тренд – от «прав человека» к «правам меньшинств» - наблюдается и в ОБСЕ, к которой апеллируют авторы натовского «Исследования» 1995 г. Любопытно, что в том же 1995 г. появилась «Декларация принципов толерантности», утвержденная Генеральной конференцией ЮНЕСКО. Провозглашенное ею «уважение культуры и ценностей наименее защищенных социальных групп» другими подобными документами, например третьей редакцией «Гуманистического манифеста» (2000 г.) распространяется на «гомосексуалистов, бисексуалов и транссексуалов».

Вот это и есть ценностный консенсус участников ПРМ, предложенный России натовской стороной, которая, ничтоже сумняшеся, в своих «обвинениях» фарисействует на тему об отношении к России как «к привилегированному партнеру», признаваясь попутно, что «ни одному другому партнеру подобные взаимоотношения предложены не были».

Хотелось бы, чтобы в НАТО в связи с этим уточнили содержание терминов «партнер» и «взаимоотношения» - что они под ними подразумевали. Особенно в свете развернутой США и Западом против нашей страны летом 2013 г. пропагандистской кампании «в защиту» российских педерастов. Сейчас эта кампания схлынула, ибо появился более «благодатный» с натовской точки зрения повод, но не факт, что к ней впоследствии не попытаются вернуться. И совершенно ясно, что «привилегированное партнерство» в глазах НАТО «должно», просто «обязано», строиться исключительно на безоговорочном принятии Россией так называемых «ценностей» так называемого «цивилизованного», а на самом деле декадентского и загнивающего в своем постмодернизме Запада. То есть на «толерантности» и к педерастии, и к «гуманитарным» натовским интервенциям в Югославии, Ираке, Косово, где были растоптаны и уничтожены те самые принципы международного права и верховенства ООН, которые натовцы сегодня пытаются предъявить России.

Как говорится, «чья бы корова мычала…». Но Расмуссен, однако, продолжает мычать и не стесняется делать это громко и публично.

Следующий говорящий фрагмент «обвинений». «Чтобы подчеркнуть уникальную роль России в евроатлантической безопасности, в 1997 г. Россия и НАТО подписали Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности, создав Совместный постоянный совет Россия-НАТО. В 2002 г. они усовершенствовали отношения, создав Совет Россия-НАТО (СРН). С момента создания СРН Россия и НАТО работали вместе по различным вопросам…», - записано в «обвинениях».

Ну, давайте об Основополагающем акте.

«Россия и НАТО будут содействовать укреплению ОБСЕ, включая дальнейшее развитие ее роли в качестве основного инструмента (sic!) превентивной дипломатии, предотвращения конфликтов, урегулирования кризисов, постконфликтного восстановления и регионального сотрудничества в области безопасности, а также укреплению ее оперативных возможностей по осуществлению этих задач… Укрепляя ОБСЕ, Россия и НАТО будут сотрудничать в целях предотвращения любой возможности возврата к Европе раскола и конфронтации или (sic!) к изоляции любого государства», - читаем в Основополагающем акте.

Понятие «превентивная дипломатия», тесно связанное с ПРМ, появилось сразу же после распада СССР в соответствующем докладе генсека ООН «Превентивная дипломатия, миротворчество и поддержание мира» (документ ООН A/47/277-S/24111 от 2 июля 1992 г.). Дальнейшее развитие эта тема, связанная, как следует в том числе и из приведенной цитаты из Основополагающего акта, получила в решениях Саммита тысячелетия (2000 г.), где были утверждены так называемые «Цели развития тысячелетия»: восемь целей, преимущественно гуманитарных и, вроде бы, с политической точки зрения «безобидных».

Но именно «вроде бы». Потому, что уже на следующем Всемирном саммите 2005 г. из этих «Целей» была выделена Цель №8 – «Глобальное партнерство в Целях развития», которую – именно с помощью «превентивной дипломатии» - подверстали к управлению внутренними конфликтами. Иначе говоря, сначала конфликт готовится, развязывается и раздувается. Затем – средствами «миротворчества» и в определенных интересах – урегулируется. Вот вам и «предотвращение конфликтов», и «урегулирование кризисов», и «постконфликтное восстановление»…, которые записаны в Основополагающем акте.

Получаются, что Россию тогда, в 1997 г., вопреки утверждениям о «привилегированном партнерстве», просто-напросто водили за нос, заведомо занимаясь именно этим и пытаясь заставить «таскать каштаны из огня» для НАТО, то есть играть не в свою игру, противоречащую собственным интересам.

Дальше – больше. На том же саммите на всей этой основе в структуре ООН появился целый «букет» новых институтов – Управление по поддержке миростроительства, Фонд миростроительства и, самое главное, Комиссия по миростроительству. В руководящий орган этой комиссии – Организационный комитет – входит 31 страна: пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и еще 26 стран, которые должны ротироваться по специальными квотам. Ротируются не все: Германии и Нидерландов, например, это требование как будто не касается, и эти члены НАТО присутствуют во всех составах Оргкомитета.

Но самое интересное: с 2007 по 2009 гг. членом Оргкомитета являлась Грузия, а с 2011 г. в его состав включена Украина. Это ли не объяснение того, что происходило в августе 2008 г. в Южной Осетии, а сейчас закручивается тугой спиралью перерастающего в гражданскую войну кризиса на «незалежной»?

Данная информация имеется на официальном сайте ООН и, как видим, отнюдь не является секретной. Но найти ее без специальных навыков и достаточно глубокого, комплексного понимания темы трудно, практически невозможно. А если нечаянно и натолкнешься – ну, комиссия, ну что с того? О чем это?

На это расчет и делался. Что в этой казуистике никто не разберется, да и особо разбираться не станет. И «обвинения» НАТО своей кажущейся «правдоподобностью» также рассчитаны именно на это.

Между тем, мы видим: стоит только эту информацию систематизировать и организовать, как сразу же приоткрывается «дымовая завеса» многих внутренних кризисов на постсоветском пространстве.

И не только; Косово, как мы хорошо понимаем, – тоже в этом же ряду.

«…Превентивное развитие является необходимым дополнением превентивной дипломатии. ООН следует создать самый передовой потенциал для осуществления (sic) превентивной деятельности в целях развития, позволяющей предвосхищать кризисы», - читаем в докладе генсека ООН «Развитие и международное экономическое сотрудничество. Повестка дня для развития» и в дополнительных рекомендациях к нему (1994 г.), где такое «превентивное развитие» увязывается в том числе и с демократией.

А одним из способов «превентивного развития» называется миротворчество. Именно под это и в том же 1994 г. и была создана ПРМ НАТО.

Иначе говоря, «миростроительство» в 2005 г. было лишь легализовано, а фактически, под видом «превентивной дипломатии» и «превентивного развития», появилось еще в 1994 г., для чего и задумывалась ПРМ, в которой России предлагалось «привилегированное партнерство». И этот должно было «замазать» роль, которую должна была, по мнению натовских стратегов, сыграть вся эта громоздкая конструкция в антироссийском «переформатировании» постсоветского пространства?

Что это, как не та же самая педерастия, только политическая и в прямом натовско-миротворческом исполнении, проституционно-конъюнктурное содержание которого еще в 1999 г., в начале управляемой внешними силами, включая НАТО, фазы косовского кризиса, побудило Россию к осуществлению памятного десантного броска на аэродром в Приштине. Если содержание натовской политики – не «проституционно-конъюнктурное», то что заставило тогдашнего главкома силами блока в Европе Уэсли Кларка впасть в натуральную истерику и визжать на подчиненных ему генералов, брызгая слюной и с пеной у рта требуя от них «вышвырнуть» российских десантников под командованием героя России Юнус-Бека Евкурова «вон»?

Другая часть приведенной цитаты из Основополагающего акта Россия-НАТО – о недопустимости «изоляции» любого государства – как нельзя лучше дополняется содержащимися в «обвинениях» НАТО бравурными реляциями о том, что такая изоляция России уже осуществлена. Воистину одна рука (или полушарие?) не ведает, чем занимается другая (другое). И как это соотносится со следующими положениями Основополагающего акта:
- «Россия и НАТО будут незамедлительно проводить консультации в рамках Совместного Постоянного Совета в случае, если один из членов Совета усмотрит угрозу своей территориальной целостности, политической независимости и безопасности»;
- «Положения настоящего Акта не дают России или НАТО никоим образом права вето по отношению к действиям другой стороны, а также не ущемляют и не ограничивают права России или НАТО принимать решения и действовать самостоятельно»?

В ту же самую подленькую игру играли и другие натовские генералы и политики, не только Кларк. Так, генсек альянса Джон Робертсон, характеризуя Основополагающий акт как «поворотный момент в истории европейской безопасности» (истинную цену этой патетики мы сегодня и наблюдаем), выразил уверенность, что «теперь обеспечение безопасности не будет той игрой с нулевым результатом, когда выигрыш одной стороны означает проигрыш другой».
НАТО получила от России за эти годы «до… и больше»; Россия же, в полном соответствии с законом «нулевой суммы», от всех контактов с НАТО неизменно проигрывала, сдавая позиции. Робертсон не понимает, что лжет и что делает это преднамеренно? Позвольте усомниться…

Итак, вместо разрыва отношений из-за Крыма, если следовать духу и букве Акта, НАТО должна была предложить России честные и заинтересованные консультации без всякого использования двойных стандартов и диктуемой ими логики, о которых неоднократно упоминал Сергей Лавров. Ибо далеко не все, что говорит и делает в нынешнем конфликте Украина, точнее незаконная киевская хунта, - истина в последней инстанции. И игнорировать мнение России на сей счет – не значит ли цинично попирать требования документа, к которому в НАТО сами и апеллируют? И не пытаются ли в НАТО явочным порядком, в обход Акта, закрепить за собой право вето на решения и действия России? И разве в блоке не понимают, что фашизация Украины как раз и создает для России угрозу территориальной целостности (претензии правых радикалов на ряд российских черноземных областей) и безопасности – политической и военной?

Следующий вопрос. В «обвинениях», предъявленных России, имеется ссылка на Статью 10-ю Североатлантического договора, с помощью которой в НАТО пытаются опровергнуть обещания о нерасширении блока, данные в свое время СССР и России, по сути неправомерностью таких обещаний, на которые Москва, получается, «покупалась», заведомо зная, что они невыполнимы. Но почему для 10-й статьи натовцами делается исключение и не замечается, что в ситуации вокруг Украины НАТО запросто попирает другие статьи вашингтонского договора 1949 г.?

Например, Статью 1-ю, в которой подписанты обязуются «не ставить …под угрозу международные мир, безопасность и справедливость» (ведь присоединение Украины, например, к данному договору, даже если она об этом попросит сама, является такой угрозой, что бы по этому поводу ни говорили в Вашингтоне и других натовских столицах).
Или Статью 7-ю, по которой НАТО не вправе покушаться на «преимущественную ответственность Совета Безопасности (ООН. – Авт.) за поддержание международного мира и безопасности».

Мы уж не говорим о запредельном цинизме содержащейся в «обвинениях» формулировки, с помощью которой в НАТО пытаются объяснить отказ от данных Москве обещаний не расширять блок. «Если бы такое обещание было дано НАТО как таковой, оно должно было быть письменно оформлено в виде официального решения всех членов НАТО. Более того, вопрос о расширении НАТО начал рассматриваться через несколько лет после воссоединения Германии. В тот момент, когда, как утверждает Россия, были даны обещания, этот вопрос еще не стоял на повестке дня».

Иначе говоря, натовцы, во-первых, намекают на то, что обещания давались отдельными лидерами стран-членов блока, например Гельмутом Колем, спросить с которого сейчас нечего. И взятки гладки! Это к вопросу о «высоких» моральных принципах натовской «конторы», как фиговым листком прикрывающей собственную холодную беспринципность жалким формализмом. Во-вторых, с ними оказывается нельзя обсуждать то, что официально не находится в их же «повестке дня». Это означает, что ЛЮБЫЕ, подчеркиваем, ЛЮБЫЕ обязательства блока, даже формализованные, стоят не больше той бумаги, на которой написаны. И доверять НАТО можно не больше, чем Гитлеру и Риббентропу с их пактом, перечеркнутым 22 июня 1941 г., - у нашего народа хорошая память. Тем более, что блок прямо поддерживает злокачественное нацистское перерождение нынешней незаконной украинской власти, пытаясь ее прикрывать в совершенно понятных нам антироссийских целях.

Ну, и какие могут быть в НАТО обиды на Лаврова, когда он прямо говорит, что хорошо представляет себе примерную «цену» обещаний, которые даются западными партнерами» России? Грош, а в базарный день – копейка: вот «цена» этих обещаний, и все, кто имеет дело с НАТО, должны это себе хорошо представлять.

«На встрече в верхах в Лиссабоне в 2010 г. главы государств и правительств стран НАТО, - читаем далее в “обвинениях”, - “решили разработать потенциал ПРО для защиты всего населения, территорий и сил стран-членов НАТО в Европе и пригласили Россию сотрудничать с нами… Россия отказалась от этих предложений”.

Ну, разве не курам на смех? И не «детский сад»?

Вчитаемся: речь идет о защите ТОЛЬКО стран-членов НАТО в Европе, а отнюдь не России – натовцы ведь, как мы убедились, так любят цепляться к формализму формулировок. Россию, которой предлагается поучаствовать в защите Европы, никто защищать не собирается. И разве это – не лучшее свидетельство того, что НАТО от нас нужен остаток военных технологий ПРО, значительная часть которых и так была отдана предателем Ельциным еще в 1993 г., в обмен на американскую поддержку преступного танкового расстрела Дома Советов. И что Россия, ее стратегические ядерные силы, – главная цель натовской ПРО: нам ведь потом так же издевательски заявят, что вопрос о нападении на нашу страну в момент, когда предъявлялись нынешние «обвинения», «в повестке дня» еще не стоял!

В продолжение темы ПРО. «Российские независимые военные эксперты ясно указали на то, - пишут авторы натовской “бумаги”, - что программа ПРО НАТО не могла представлять никакой угрозы для России или снизить эффективность ее стратегических сил сдерживания».  А то в НАТО не знают, какие «эксперты» у нас называют себя «независимыми», и от кого они на самом деле зависят? Или «обвинения» России писались одним департаментом, а гранты для внутренней агентуры внешнего влияния распределяет другой, и у них нет ни общего шефа, ни внутренней координации?

Пора заканчивать – наш анализ желательно ограничить разумным объемом, но «темы» все никак не исчерпываются. Вот, например, такой натовский пассаж: «Проведение операции НАТО “Allied Force” началось, несмотря на отсутствие санкции Совета Безопасности (ООН. - Авт.), с тем, чтобы предотвратить крупномасштабные и непрекращающиеся нарушения прав человека и гибель гражданских лиц». Напомним, что речь в данном случае идет об агрессии НАТО против Югославии в марте – апреле 1999 г.

А что, месяц назад в Крыму, например, или на восточной Украине сегодня нет такой угрозы, и права человека киевской хунтой там не нарушаются?

«Российское руководство, - заходятся в лживо-конъюнктурной конвульсии авторы “обвинений”, - утверждает, что прецедентом для так называемого провозглашения независимости Крыма является консультативное заключение Международного суда по независимости Косово. Однако суд четко заявил, что его мнение не было прецедентом…».
Ну, во-первых, изложенное – наглядная характеристика низкой профессиональной квалификации и безоговорочной зависимости, в том числе, видимо, и коррупционной, юристов и экспертов Международного суда от НАТО и элит Запада в целом. Во-вторых, если вор, даже наряженный в судейскую мантию, прилюдно утверждает, что он не вор, а эталон девственной чистоты, верить ему трудно. И требуются аргументы настоящего, а не воровского правосудия. Оценивать собственное решение с точки зрения того, является ли оно прецедентом, должен не сам Международный суд, а кто-то другой. Думается, если бы НАТО набралось храбрости и направило соответствующий запрос в какой-нибудь российский суд, вердикт был бы совершенно иным.

Что? Суд у нас не «независимый»? Ну, разумеется: критерием «независимости» суда – это мы по тем же Югославии, Ираку и Косово знаем – является его способность принимать не правовые, а политические решения, выгодные натовским заказчикам.

Итак, суммируем. Документ НАТО «Обвинения России, расставим точки над “i”» представляет собой неуклюжую и крайне неудачную попытку оправдаться за двойные стандарты, тотально применяемые  агрессивным антироссийским Североатлантическим блоком. Низкая квалификация натовских спецпропагандистов, несмотря на публикацию «обвинений» на русском языке, не позволила им качественно запудрить мозги российским гражданам, которые очень хорошо понимают разницу между натовскими словами и натовскими делами.
Лживо-конъюнктурный характер документа еще более рельефно высветился благодаря практически одновременному появлению в Киеве шефа ЦРУ Джона Бреннана (под чужим именем – «инкогнито из Лэнгли», так сказать…). Именно он проинструктировал киевскую хунту по способам развязывания в стране гражданской войны и снял с нее (по крайней мере, в глазах западной публики) ответственность за кровь, которая неминуемо прольется при попытке реализации этих рекомендаций.

Однако народы России и Украины давно уже разобрались в том «кто is who?». Перекладывая ответ на этот вопрос на идиоматическую специфику «великого и могучего», получаем известную сентенцию любимого западного «героя», которого в нашей стране небезосновательно считают предателем – Михаила Горбачева, заявившего: «Кто ХУ был – тот ХУ и остался».

Думается, такая оценка, несмотря на всю свою нелицеприятность, вполне адекватно отражает ту роль, которую НАТО пытается взять на себя в разжигании украинского кризиса и втягивании в него России. Зеркало не виновато в том, что натовский «дядя Сэм», с какой стороны и под каким углом в него не посмотрится, видит в нем искривленную патологической злобой и ненавистью физиономию, очень мало напоминающую человеческую.

Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем (АГП).
Владимир Штоль – доктор политических наук, профессор, действительный член АГП, заведующий Кафедрой государственно-конфессиональных отношений Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

источник: ИА REX

Комментариев нет: