четверг, 15 мая 2014 г.

Плутарх-2014: почему Обама выглядит бледновато

Античные авторы не сомневались, что ключевую роль в истории играет личность. Однако мы почему-то не хотим это признавать. Проблема в том, наверное, что долгое время мы находились в плену марксистко-толстовской историографии и считали «ненаучными» разговоры о влиянии ключевых персонажей (политических лидеров и их советников) на ход мировых событий. А ведь нынешняя эпоха как нельзя лучше демонстрирует значимость личного фактора. Если бы Плутарх был нашим современником, он, думается, не отказал бы себе в удовольствии создать сравнительное жизнеописание Барака Обамы и Владимира Путина — политиков, от психологических характеристик которых зависит дальнейшее течение истории.

Сейчас, когда нелегитимное украинское правительство ведёт артобстрел Славянска, а Запад грозится ввести «парализующие» санкции против России, многие уже успели забыть о том, что произошло этой осенью.


А ведь для того чтобы понять суть происходящих событий, следует признать: украинская драма началась не в донецких степях и даже не на киевском Майдане. Она началась в Вашингтоне в тот самый момент, когда Обама отказался от прямого военного вмешательства в Сирии. В мире это восприняли как важную дипломатическую победу Владимира Путина. Ключевые государства, от которых, по мнению политологов, будет зависеть мироустройство XXI века, потешались тогда над лидером Соединённых Штатов и с нескрываемым восхищением говорили о его российском визави.

Самовлюблённый американец, который ненавидит, когда кто-то выставляет его безвольным слабаком, затаил обиду. И, по словам ряда обозревателей, поклялся свести счёты с Путиным, который так легко и непринуждённо сумел переиграть его, заняв место главного действующего лица на мировой арене.

Для страдающего звёздной болезнью Обамы это было настоящим ударом. «Несмотря на то, что многие рассуждают сейчас о благополучном разрешении сирийского кризиса, в действительности ситуация только запуталась, и главная проблема здесь даже не в геополитическом противостоянии «великих держав», а в психологии лидеров. Обама привык выступать в роли правителя Нового Рима и не потерпит конкуренции. У него нарциссический тип личности. Вспомним его поджатые губы, скрещённые руки, обиженное капризное выражение лица. Американские президенты никогда так не выглядели — это больше напоминает упрямых юнцов и новоиспечённых провинциальных учителей. И скорее всего, мы ещё увидим, как он будет распекать «нерадивого ученика» Путина, посмевшего бросить ему вызов», — писал в октябре обозреватель The American Thinker.

Ну, во всяком случае, Обама честно попытался Путина распечь. Вспомним, кадры, на которых он, поджав губы, грозит России «расплатой». «У американского президента, судя по всему, мстительная натура, — пишет корреспондент сайта Alternet, — и в момент путинского триумфа на зимней Олимпиаде в Сочи он решил провести спецоперацию в Киеве. В результате государственного переворота Москва должна была полностью потерять влияние на Украине, которая на протяжении веков была органичной частью Российской империи. Однако Путин с таким сценарием не согласился, добился присоединения Крыма и оказал моральную поддержку восставшим регионам Юго-Востока. И в глазах всего мира Обама, несмотря на все его усилия, вновь оказался проигравшим, а Путин — победителем».

Санкции не работают. На Западе формируется пророссийское лобби. Рогозин вводит «космические санкции» против США, означающие для державы номер один унижение и потерю репутации. А американский президент выглядит всё более комично. Обозреватели в Восточной Азии, Европе, на Ближнем Востоке, да и в самих Соединённых Штатах не скрывают иронии. «Как можно сравнивать сегодняшние действия Путина в Крыму с событиями в Венгрии, Чехословакии и Афганистане? — пишет американский философ Ноам Хомский. — Какое право имеет Запад, который напал на Ирак и оккупировал его, подверг бомбардировкам Афганистан, провоцировал расчленение Югославии и признал независимость Косово, протестовать, возмущаться и даже вводить санкции против России за то, что случилось в Крыму, где, насколько мне известно, не было резни, этнических чисток и насилия?»

 Но Обама, который долгое время ратовал за рационалистический подход к внешней политике, на сей раз не готов прислушаться к доводам оппонентов. Ведь он был оплёван, унижен, размазан по стенке. И не один раз. А три раза кряду. Вначале в сирийском вопросе, когда Вашингтон схватился за путинское предложение о ликвидации арсеналов химического оружия. Затем, когда в ответ на проспонсированный американцами переворот в Киеве Путин ввёл войска на Крымский полуостров. И наконец, в тот момент, когда в мире стали осознавать, что восстание на Юго-Востоке Украины — это не дело рук террористических банд, поддерживаемых Кремлём, а мощное народное движение против националистического правительства в Киеве.

Политический покер между Путиным и Обамой воспринимается в мире однозначно: американский президент проигрывает партию за партией, но, будучи азартным игроком, каждый раз лишь увеличивает ставки в игре. Остановить этот процесс практически невозможно, поскольку у двух лидеров практически нет точек соприкосновения. Путин живёт в реальном мире, Обама — в идеалистическом. Путин отстаивает консервативные, по сути, ценности; Обама давно уже стал иконой постмодерна.

Поэтому современная Украина — это, помимо всего прочего, ещё и место столкновения постмодерна с реальной политикой.

И постмодерн в лице Обамы выглядит, простите за игру слов, бледновато.

Александр Терентьев-мл., источник: Однако

Комментариев нет: