пятница, 23 мая 2014 г.

Евросоюз делает шаг назад

Большой панъевропейский проект находится в кризисной точке своего развития. Это утверждение уже мало кто оспаривает. Но, строя прогнозы, аналитики прогнозируют совершенно разные часто диаметрально противоположные пути дальнейшего развертывания кризиса.

С одной стороны, евробюрократия продемонстрировала свою полную недееспособность перед лицом постоянной угрозы финансовой катастрофы. Как следствие, наблюдаются рост скептицизма в отношении будущего Евросоюза, популярность идеи приоритета национальных интересов над коллективными и многих других разрушающихевропейское единство тенденций.


С другой стороны, сами еврочиновники продолжают настаивать на том, что именно такое кризисное состояние позволяет запустить принятие трудных решений для полноценной, а не «косметической», как сейчас, интеграции.
В рамках Евросоюза уже запущены структурные реформы, призванные обеспечить делегирование ряда суверенных полномочий национальных правительств центральным органам, в том числе в такой чувствительной сфере как банковская. Объяснение такой спешки очевидно: евробюрократам из собственных корпоративных интересов предельно важно улучшить изрядно пострадавшее последние годы реноме и восстановить доверие со стороны как европейского общественного мнения, так и правительств стран Е. С. Здесь кроме роста финансовых угроз уместно напомнить провал политики мультикультурализма, приведшей к миграционной экспансии чуждых европейской культуре народов, а также провал геополитического проекта «Восточное партнерство», реализация которого, как показали события на Украине, ведет к росту конфликтов по периметру ЕС и сопровождается имиджевыми вызовами.

В общих чертах примерно так можно охарактеризовать ту атмосферу, в которой будет проходить очередная кадровая ротация в центральных органах Евросоюза. После стартовавших 22 мая выборов в Европарламент (до 25.05) уже в июне «кадровой чистке» подвергнется Еврокомиссия. И от того, какие люди придут на смену действующей команде, будет зависеть выбор направления развития панъевропейского проекта. Продолжится ли процесс дальнейшей федерализации Европы или наднациональные евроструктуры окончательно трансформируются в своего рода инструменты государственного лоббизма под преимущественным контролем стран-лидеров евроинтеграции таких, как Германия или Франция? В этом заключена главная интрига предстоящих выборов и последующей ротации в исполнительные органы власти.
Если исходить из ожидаемой рекордно низкой явки по итогам парламентских выборов (25−30% избирателей, в 2009 году — 43%), то евробюрократам будет крайне сложно довести до искомого результата процесс федерализации и подтвердить свою дееспособность.
Уже сейчас большинство наблюдателей склоняются к тому, что в парламенте евроромантиков, настроенных на развитие евроинтеграции даже в ущерб национальным интересам, заметно потеснят евроскептики, способные не только притормозить развитие реформ, но и повернуть их вспять. В условиях низкой явки правые политики Европы имеют все шансы сформировать парламентское большинство и делегировать в Еврокомиссию своих сторонников.

Победа правых евроскептиков будет означать приход в Европарламент таких противников федерализации ЕС как французский «Национальный фронт» во главе с Марин ле Пен, британская «Партия независимости Соединенного королевства» и нидерландская «Партия свободы». Их представители набирают популярность на протестных настроениях в Европе и уже хорошо известны своими резкими высказываниями в отношении неспособности Евросоюза найти взаимоприемлемое решение общих проблем. Выход из кризиса панъевропейского проекта евроскептики видят в твердом сохранении национального суверенитета и прекращении процесса передачи полномочий в наднациональные структуры, по крайней мере, в чувствительных для любого государства сферах. В дальнейшем, по их мнению, можно будет возвратиться к идее к реализации панъевропейского проекта, но на более устойчивых финансово-экономических основаниях.
Следует признать, что в рассуждениях евроскептиков есть рациональное зерно.
Корень проблем евроинтеграции состоит в том, что евробюрократы излишне увлеклись распространением на Восток зоны европейского влияния, оставив на периферии своего внимания качество объединительных процессов. В условиях европейского финансового кризиса это породило массу противоречий между обанкротившимися и требующими кредитной помощи странами ЕС и относительно благополучными государствами, отказывающимися делиться собственным национальным богатством с отстающими. Отсюда вполне разумным выглядит вывод о необходимости сделать шаг назад в интеграционных процессах, чтобы поднять качество Евросоюза и продолжить движение на более устойчивых основаниях.

Однако для еврочиновников такое движение назад противоречит корпоративным интересам и неизбежно будет означать потерю контроля над происходящими в Европе событиями. Поэтому у них своя логика выхода из интеграционного кризиса. Она выглядит примерно следующим образом: поддержание финансовой и экономической стабильности в Европе за счет раскрытия рынков и поглощения экономик стран, которые стремятся к ассоциации с Е. С. Изначально именно для этого в 2009 году был запущен проект «Восточное партнерство», как ответ на финансовый кризис 2008 года. Другими словами, подтягивание до необходимого уровня качества интеграции предлагается осуществлять за счет «осваиваемых» территорий, и это смягчит для еврочиновников «шаг назад».

Именно в таком контексте следует рассматривать одиозный Договор об ассоциации Украины с Евросоюзом, подписание которого на Вильнюсском саммите ЕС в конце прошлого года свергнутый украинский президент Виктор Янукович предложил перенести на более поздний срок. Тогда лидерам Европы риски военного конфликта, вмешательства России, имиджевых потерь казались минимальными. Теперь еврочиновникам вновь приходится на ходу пересматривать планы. Участие в проекте «Восточное партнерство» Украины (если о таковом еще можно говорить) нарисовало целую гору проблем.

Поэтому более вероятным остается план выхода из евроинтеграционного кризиса, предлагаемый евроскептиками. На практике приостановка интеграционных процессов Европе может выглядеть самым неожиданным образом, так как это зависит далеко не только от волеизъявления европейских граждан. Важное значение здесь имеет конъюнктура договоренностей новых лиц Европы со старой бюрократической командой. Не стоит забывать и о таком факторе, как влияние США, заинтересованных в сохранении партнерства с Евросоюзом в восточно-европейских вопросах. Кроме того, существуют такие евроинтеграционные проекты, развитие которых уже невозможно остановить, например, расширение полномочий Европейского центрального банка или объединение национальных банковских секторов. Но геополитические проекты, такие как «Восточное партнерство», скорее всего, подвергнутся существенной ревизии. Иначе говоря, подписания Грузией, Молдавией и, возможно, Украиной договоров об ассоциации с ЕС обернутся для них большим разочарованием уже в самое ближайшее время.
Слабо реализуемой выглядит и польско-украинская инициатива о проведении совместной в рамках всего Евросоюза энергетической политики в отношении России.
Для европейских партнеров «Газпрома» она несет с собой слишком высокие политические риски, чтобы жертвовать ради нее налаженным сотрудничествомв такой стратегически важной сфере как энергетика.

Так или иначе, со всеми тонкостями и нюансами промежуточных итогов евроинтеграции придется разбираться приемнику Жозе Мануэла Баррозу на посту председателя Еврокомиссии. Наиболее вероятным кандидатом на этот пост сейчас считается экс-премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер — ориентированный на Германию тяжеловес европейской политики, который, покидая в январе прошлого года пост главы Еврогруппы, проявил изрядную долю евроскептицизма. Конкуренцию Юнкеру составит также использующий риторику евроскептиков представитель Социал-демократической партии Германии, нынешний председатель Европарламента Мартин Шульц. Но, в отличие от Юнкера, который имел весьма напряженные отношения в Европарламенте по бюджетным вопросам, Шульц в большей степени связан с прежней командой евроромантиков и часто был оппонентом главы Еврогруппы.

Таким образом, если ориентироваться на эти две кандидатуры на пост главы Еврокомиссии, то приход на вакантную должность Юнкера будет означать «жесткую посадку» процессов евроинтеграции, а в случае с Шульцем — «мягкую». Обычно в такой ситуации выбирают решение, которое ближе к компромиссу. Но в контексте изменений в политической среде и сохраняющейся остроте финансово-экономического кризиса Европы кандидатура Юнкера продолжает выглядеть более вероятной.

Евгений Костылёв, источник: Центр политического анализа

Комментариев нет: