вторник, 20 мая 2014 г.

Трансформация Америки: либеральная утопия наяву


Двести лет назад, в эпоху Просвещения, либерализм стал знаменем прогресса, который обещал светлое будущее для всех, а не только для кучки избранных. С тех пор считалось, что либеральная демократия должна проводить политику, направленную на благо большинства своих граждан. Однако, в последние десятилетия прошлого века реальный, а не декларируемый либерализм из религии прогресса стал превращаться в политическую практику, которая, взяв на вооружение свободно-рыночные принципы и глобализацию, политкорректность и толерантность, несёт процветание отнюдь не большинству своих граждан, а лишь тем немногим избранным, в чьих интересах идут эти процессы…


“Лидеры“ сегодняшних США полностью игнорируют волю большинства американцев и продолжают политику, ведущую к уничтожению социальной ткани страны, резкому увеличению безработицы, разрушению медицины, образования и пенсионной системы Америки. Ещё в пятидесятых годах это называлось бы предательством национальных интересов и было бы соответствующим образом наказано. Сейчас, тем не менее, либеральная элита Америки только ускоряет радикальные перемены в стране, проводя в своих собственных интересах невиданный по масштабу и последствиям эксперимент. Какой же была дорога, приведшая к тому, что либеральная демократия, вместо выполнения воли своих граждан, стала служить лишь интересам немногочисленной, глобалистской плутократии?
 

ПРИЧИНЫ ПЕРЕРОЖДЕНИЯ ЛИБЕРАЛИЗМА
Фактически, эта дорога началась ещё во время Второй мировой войны. Тогда видные представители европейской либеральной мысли, принадлежавшие к так называемой Франкфуртской политической школе и эмигрировавшие в США из Европы в предвоенные 1930-е годы, начали свой подъём по лестнице академического, юридического и политического истэблишмента Америки. Их восхождению активно содействовала либеральная и финансовая элита Америки, вынужденная, со времён рузвельтовского “Нового Курса”, подчинить свою деятельность национальным интересам страны и, очевидно, не желавшая мириться с таким положением дел.
Либеральная элита Америки увидела в социальных теориях Франкфуртской школы те инструменты социальной инженерии, с помощью которых можно было бы трансформировать американский социум, постепенно изменив его культурные, этнические и законодательные аспекты так, чтобы в будущем, уже само общество было бы поставлено на службу интересам финансовой олигархии.
В послевоенной Америке 40-х и 50-х годов главным препятствием в установлении безраздельного господства “денежных мешков” стало единство американского общества, основанное на общей для всех англосаксонской культуре, в основе которой, была традиционная христианская мораль европейских переселенцев.
Хотя в Америке того времени всего лишь 10% населения состояло из расовых меньшинств, а потомки иммигрантов из Европы представляли множество разных, хотя и схожих по культуре стран, англосаксонская культура и английский язык служили тем общим знаменателем, который лежал в основе “плавильного котла” Америки.
Именно для разрушения этнической, языковой и культурной общности народа Америки из арсенала либеральных теоретиков Франкфуртской школы и была адаптирована концепция мультикультурности, сопровождаемая другими столь же искусственными понятиями, такими как политкорректность и толерантность, без которых невозможно практическое претворение мультикультурности в жизнь.
 
ЗАНЯТИЕ ИСХОДНЫХ РУБЕЖЕЙ
Главнейшим делом для либералов стало изменение статусной системы Америки. Люди, провозглашавшие либеральные идеи, были подняты на высшие позиции в обществе и осыпаны престижными премиями и наградами. Носители либеральной идеологии — поставлены на ключевые позиции в университетах, вошли в состав верховного суда США, стали советниками американских президентов по ключевым вопросам внутренней и внешней политики страны.
Не менее важно то, что либералы монополизировали так называемый “позитивистский” язык для продвижения и утверждения в обществе своих концепций. Другими словами, всё, относящееся к внедряемым либералами концепциям, называлось “прогрессивным” и передовым, несущим справедливость, свободу и возможность самовыражения. В то же время, противники либеральных взглядов подвергались всяческому остракизму, или попросту, исключались из конструктивного диалога, как “враги” прогресса и перемен.
Уже к середине шестидесятых годов представители либеральной школы смогли занять многие ключевые позиции в академии, юриспруденции, политике. К этому времени либералы стали контролировать все средства массовой информации, телевидение и печать. Это дало им возможность определять то, что люди видят, читают и слышат, и что гораздо важнее то, что людям не позволено видеть, читать и слышать. Установив контроль над статусной системой, общественными институтами и СМИ, либералы оказались в состоянии начать массированную кодификацию своих ценностей в американское общество, формируя необходимое им общественное мнение, постепенно трансформируя американский социум в выгодном для либеральной элиты направлении.
 
ПОДМЕНА СМЫСЛОВ
Первое, с чего либералы начали свою практическую работу по деконструкции американского социума, была атака на традиционную англосаксонскую культуру, и её ведущую роль в американском обществе. Они прекрасно понимали, что народ, лишенный моральных устоев и подлинной духовности, отравленный проповедью стяжательства, намного легче поддаётся враждебному влиянию.
Традиционная культура в целом подверглась осмеянию, была объявлена реакционной и не отвечающей “духу времени”. Для борьбы с традиционной моралью либералы использовали принцип её инверсии: апеллируя к лучшим чувствам обывателя, они постепенно извращают первоначальный посыл настолько, что конечный результат получается во вред тем, кто изначально пошел на поводу лукавых увещеваний. Для реализации этого принципа, либералы широко использовали классический постулат западного индивидуализма. При этом, однако, они довели его до абсурда, возведя в абсолют индивидуальные права личности и особые интересы различных групп населения. Продвижение индивидуальных прав или особых интересов в ущерб всему остальному обществу, стало представляться либералами как нечто абсолютно легитимное. И неважно, насколько эти права или интересы патологичны или аморальны.
В те же 60-е либералы инспирировали пресловутую сексуальную революцию, которая невинно преподносилась ими как “свобода сексуального самовыражения”.
На деле же всё это обернулось банальной пропагандой половой распущенности и сексуальной вседозволенности в средствах массовой информации.
Следующим шагом ( в 70-е годы) стало узаконивание так называемых “сексуальных меньшинств”, пропаганда принадлежности к которым, до этого в Америке уголовно преследовалась. В конечном итоге то, что считалось аморальными поведением в традиционном обществе на протяжении тысячелетий, либералы в США не только сумели полностью возвести в норму, но и начали агрессивно утверждать в общественной жизни страны, представляя молодёжи эту “субкультуру”, как некий пример для подражания.
Отсюда же родом такие противоестественные явления, как феминизм и ювенальная юстиция, инициированные либералами и постепенно введённые ими в русло общественной жизни Америки. Либералы заявляли, что их изначальным желанием было стремление освободить женщин и детей от угнетения, которому они якобы подвергаются в традиционной семье. Усилия либералов на этой почве в 60-х и 70-х годах привели к тому, что противопоставление мужчин и женщин, родителей и детей было закреплено законодательно. (Узаконение «войны полов», конфликтов «отцы и дети»). Были созданы органы надзора, которые получили право вмешиваться во все нюансы взаимоотношений внутри американской семьи. В результате этой деятельности, “направленной исключительно на благо женщин и детей”, более половины браков в Америке стали заканчиваться разводом, а уровень преступности среди несовершеннолетних увеличился в разы.
Ещё в середине 50-х годов чернокожие в Америке начали движение за гражданские права, добиваясь равноправия с белыми и отмены расовой сегрегации. Изначально это благородное начинание поддержало большинство населения страны, за исключением нескольких южных штатов. Но либералы, оседлавшие это движение к началу 60-х, начали добиваться не просто равноправия для расовых меньшинств, а стали требовать для них специальных привилегий. В 1965 году, этот подход был закреплён ими законодательно, принятием программы “AffirmativeAction”, суть которой заключается в предоставлении преимуществ небелым американцам в получения образования, найме на работу и получения государственной помощи, не на основании их соответствия предъявляемым требованиям, а только лишь на основании их этнической принадлежности.
На деле все это превратилось в расовую дискриминацию наоборот, и имело для Америки далеко идущие последствия. “Позитивная дискриминация” ознаменовала начало отказа от принципа меритократии, который вплоть до 70-х годов позволял социальным лифтам в Америке выносить наверх наиболее способных и трудолюбивых, тогда как, непотизм и клановость считались серьёзным преступлением.
Поразительно, но либералы в Америке, используя свой тотальный контроль над СМИ и образованием, всего за четыре десятка лет смогли переформатировать традиционную общественную мораль, которая вырабатывалась столетиями. Используя свою лукавую демагогию о защите прав и свобод дискриминируемых групп населения и различных меньшинств, они юридически закрепили навязанную ими тотальную перестройку социума, в котором стали противопоставляться одни этнические группы против других, женщины настаивались против мужчин, а дети — против своих родителей. Фактически, им удалось узаконить войну всех против всех, хотя, начиная свои социальные преобразования в 60-х годах, они обещали дать американцам больше свободы и социальной гармонии.
Истинной целью сегодняшнего либерализма является достижение господства немногочисленной космополитичной, либеральной элиты, умело использующей свои колоссальные финансовые и пропагандистские ресурсы для создания непреодолимых этнических, культурных и социально-экономических противоречий среди абсолютного большинства с целью его полной фрагментации, вплоть до абсолютной неспособности противостоять либеральному диктату.
 
КУЛЬТ ЗОЛОТОГО ТЕЛЬЦА
Либеральные экономисты, следуя своему учителю Адаму Смиту, начали убеждать американцев, что высшей целью любого индивидуума является максимизация своей материальной выгоды. Выражаясь вульгарно, главное в жизни – нажить богатство любой ценой. Более того, они заявляли, что это именно то, к чему просто обязан стремиться каждый.
Американцам постоянно внушали, что их ценность как человека измеряется исключительно количеством материальных благ, которыми они владеют. Но если, по либеральной установке, самооценка напрямую зависит от количества нажитого богатства, при этом оставляя в тени знания человека, или то, что полезного он способен сделать, то на выходе получается тип очень ограниченного индивида, с абсолютно утилитарным мышлением, направленным, лишь на личное обогащение.
Такая мировоззренческая подмена привела к тому, что светила науки в США стали зарабатывать много меньше, чем биржевой спекулянт, или раскрученная манекенщица, то есть, производительный труд принципиально обесценился по сравнению со спекуляцией или фиглярством. Постепенно, значительная часть предпринимательской среды также переориентировалась с продуктивной деятельности — на спекулятивную прибыль. Она стала тяготиться продуктивной экономикой как чем-то глубоко архаичным. А зачем напрягаться и чего-то создавать? Ведь и при отсутствии полезного произведённого продукта, можно получить фантастические прибыли на биржевых спекуляциях. В результате, сегодня спекулятивный капитал уже в десятки раз превышает капитал, связанный с реальными инвестициями.
Либералы, убеждая американцев в том, что по самой сути своей человек есть существо чисто экономическое, также отрицают и то, что помимо экономической мотивации, были, есть и будут мотивации более высокие, способные дать то вдохновение и воодушевление, которые для “человека экономического” в принципе не достижимы.
На практике декларируемые либералами ценности гуманизма были извращены до своей полной противоположности. Сделав финансовый успех мерилом всего и вся, вместо свободы – либералы навязали рабство денег, вместо равенства перед законом — невиданное имущественное расслоение и жизнь по принципу: “У кого больше денег, у того и больше прав”. Вместо возвышения человека они отлучили его от своих традиций и долга перед своим Отечеством, а взамен внушили ему лишь безмерный эгоизм, жажду стяжательства и потребительство, и тем самым низвели человека, по существу, до уровня рационального животного.
 
СОЦИАЛЬНЫЕ ИДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ИТОГИ ЛИБЕРАЛИЗМА
Американский “плавильный котёл” исправно работал до 1965 года, то есть до тех пор, пока стана принимала в основном иммигрантов из Европы, которые тогда составляли около 90% от их общего числа. Более того, число иммигрантов, принимаемых ежегодно, было ограничено 160 тысячами, специально для того, чтобы они могли ассимилироваться в англосаксонской культуре, доминировавшей в то время в США. Это позволяло им успешно интегрироваться в Америке, делая свой вклад, прежде всего, как предприимчивая и экономически активная часть общества.
Такой подход к иммиграции был закреплён в Америке законодательным актом в 1921-м году и был основан на этническом композиции населения США того времени, состоявшего на 90% из потомков европейских переселенцев. Так как Соединённые Штаты изначально являлись нацией иммигрантов, то принципы, положенные в основу этого иммиграционного подхода, имели решающее значение для сохранения неизменным этнического состава страны, а следовательно, и характера её культуры, по мере прибытия новых переселенцев.
Однако, в 1965 году либералы изменили правила иммиграции (закон Харта-Селлера), где главным отличием стало отказ от фундаментального ранее принципа сохранения этнического статус-кво страны. Иммиграционное законодательство было изменено таким образом, что теперь уже до 90% иммигрантов стало прибывать не из Европы, а из Азии, Африки и Латинской Америки. При этом, если в течение 40 лет, до 1965 года, США принимали не более 160 тысяч иммигрантов каждый год, то к 1970 году это количество удвоилось. Затем оно снова удвоилось к 1990 году, а после 2000-го года, в страну ежегодно прибывало уже более миллиона иммигрантов из стран третьего мира.
До 1965 года государственная социальная помощь (Welfare) в Америке предоставлялась только инвалидам и пенсионерам. Для расширения своей избирательной базы либералы стремились сделать Welfare доступным всё более широким группам населения, преподнося это, как введение элементов социализма. На практике же расширение программ Welfare показало: те, кто стал получать пособия, становились всё более зависимыми, и очень часто превращались в хронических безработных, десятилетиями живущих за государственный счёт. Это относится не только к обитателям негритянских гетто или кварталов эмигрантов из стран третьего мира. Со временем появилось немало белых американцев, также живущих за счёт программ Welfare. Неуклонный рост числа людей, живущих за государственный счёт, также дискредитировал понятие социализма в Америке. Средний класс Америки стал воспринимать социализм как систему перераспределения доходов от продуктивной части общества к той его части, которая по тем или иным причинам ведёт паразитический образ жизни.
Настоящая проблема — в том, что за время, прошедшее с принятия этой либеральной социальной политики в 1965 году, количество людей, живущих в Америке в бедности, стало непомерно велико. По данным за 2010 год, уже 49% домашних хозяйств США не платило никаких налогов, а наоборот, получало государственную помощь. То есть, значительная часть доходов работающих американцев перераспределяется через налогообложение — на поддержание уровня жизни почти половины населения страны!
При этом уровень рождаемости в работающих американских семьях (платящих налоги) за последние десятилетия упал до 1.84 ребенка на семю, в то время, как в семьях, живущих за счёт государственной помощи, он в среднем, равен 2.84. Для поддержания стабильной численности какой-либо группы населения этот коэффициент должен быть 2.1. Отсюда ясно, что налоговая нагрузка на экономически активную часть населения будет только возрастать. И уже сейчас экономика США начинает коллапсировать, с одной стороны — под тяжестью расходов на Welfare, а с другой — потому что все последние десятилетия либералы снижали налоги лишь на крупный бизнес и богатых, то есть, на самих себя.
Американский средний класс оказался, таким образом, перед лицом постоянного повышения налогов, перераспределяемых на поддержку бедных, число которых, в свою очередь, постоянно растёт. Причем растет именно вследствие либеральной иммиграционной и экономической политике властей США. Такое положение дел можно уподобить либеральной спирали социальной и экономической деградации, ведущей страну только вниз.
В начале 90-х годов, когда была создан торговый и таможенный союз, включающий США, Мексику и Канаду (NAFTA), темпы демографических перемен ёщё более ускорились из-за массового наплыва мигрантов из Мексики и стран Центральной Америки, проникающих в страну через практически не охраняемую южную границу США. Отличительными чертами этой миграционной волны являются, с одной стороны, чрезвычайно высокая рождаемость (в семье, как правило, более 4 детей), а с другой — агрессивное нежелание ассимилироваться в американской культурной среде.
По последней переписи населения США, проведенной в 2010 году, в стране с общим населением в 306 миллионов человек, расовые меньшинства составляли 112 миллионов человек. Таким образом, вступление в силу либеральной иммиграционной политики в 1965 году, когда доля европейского населения США составляла 90%, привело к тому, что в 2010 году белые американцы составляли уже только 63% населения.
По данным этой же переписи, количество детей, рождённых от расовых меньшинств в 2010 году, впервые в истории США, превысило число детей, рождённых от американцев, имеющих европейские корни. Демографы прогнозируют, что при таких темпах роста численности иммигрантов из стран третьего мира, общее число детей расовых меньшинств превысит число белых детей уже в 2020 году, а все американцы европейского происхождения станут меньшинством в своей стране к 2040 году.
Другими словами, либеральная экономическая и иммиграционная политика ведёт к замещению "коренных" американцев, которые создавали Америку как европейскую и христианскую цивилизацию, на иммигрантов из стран третьего мира, большинство из которых принадлежит к трайбалистским (родо-племенным) культурам, не имеющим ничего общего ни с ценностями демократии, ни с христианской моралью. Фактически, коренные американцы уже потеряли свою страну — и это именно та цель, которую ставили перед собой либералы, когда начинали свои иммиграционные и экономические реформы
 
ЗАМКНУТЫЙ КРУГ
Американцы после десятилетий либерального “промывания мозгов” до сих пор свято верят в свою “лучшую в мире” политическую систему и приводят к власти то одну, то другую “альтернативную” партию. Американский избиратель уже не в состоянии понять, что и республиканцы, и демократы — это две разных маски одного актёра – финансовой и либеральной элиты страны. Положение в стране ухудшается от выборов к выборам, а избиратель недоумевает, почему же “лучшая в мире” экономическая и политическая система опять дала сбой? Но и с новым президентом история повторяется, а среднему американцу невдомёк, что либеральная элита, стоящая за спиной и республиканцев и демократов, становиться все богаче, именно потому, что он становится всё беднее.
Республиканская партия в действительности существует только для представления интересов крупного бизнеса, который более всего жаждет доступа к дешёвой рабочей силе в лице мигрантов из латиноамериканских стран. Демократы же, вместо того, чтобы гарантировать рабочие места американским гражданам и оказать материальную поддержку работающим семьям американских бедняков, стимулируют приток новых миллионов не ассимилируемых иммигрантов, предоставляя им щедрую социальную помощь в обмен на их избирательные голоса. Стремясь тем самым к доминированию в политической системе страны, обе партии фактически действуют вопреки жизненно важным интересам своих собственных избирателей – "коренных" американцев.
 
ОТКУДА РАСТУТ УШИ 282-й СТАТЬИ?
Если кто-либо всё же осмеливается открыто возразить против политики замещения "коренных" американцев иммигрантами, то контролируемые либералами СМИ тут же ставят на него клеймо националиста (а это является тяжелейшим грехом в современной Америке!) и начинают проводить кампанию по его всесторонней дискредитации, с обвинениями в экстремизме, фашизме и разжигании межэтнической ненависти. Обычно, подобные обвинения сопровождаются увольнением с работы, потерей возможности продолжать заниматься своей профессиональной деятельностью и, наконец, разрушением семьи.
Следующим этапом для отважившегося на подобные речи — становится привлечение к судебной ответственности по закону о возбуждении ненависти. По так называемому “HateSpeechLaw”, по образу и подобию которого в РФ была принята скандальная 282-ая статья. Очевидно, что целью такой жесткой реакции на любое сопротивление либеральному диктату, является отвлечение внимания от неумолимых усилий либеральной элиты по дальнейшему разложению идентичности американской нации и полному уничтожению её этнической, культурной и языковой общности.
 
ЭКСПОРТ “ЛИБЕРАЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ”
Американские либералы также трогательно заботятся о “торжестве идеалов свободы и демократии” в глобальном масштабе. Для этого они создали разветвлённую систему закрытых международных организаций и клубов, где с младых ногтей заботливо пестовались многие из будущих либеральных политиков, не только Америки, но и многих других стран мира. Одна из наиболее известных организаций такого типа называется Советом по международным отношениям (CouncilonForeignRelations) и имеет штаб-квартиры в Нью-Йорке и Вашингтоне.
Будущие политики, проходящие либеральную индоктринацию в CouncilonForeignRelations, впоследствии занимают высокие посты в правительствах многих стран мира. Суть этой индоктринации можно свести к трём принципам: свободное передвижение капитала, отмена миграционных ограничений и постепенное стирание государственных границ для неограниченного доступа к дешевой рабочей силе, и наконец, приватизация прибылей за счёт демонтажа социальных государств. Именно с целью обеспечения этих принципов и проводилась интеграция Европы (Евросоюз), создание общего экономического пространства между США, Мексикой и Канадой (НАФТА) и интеграционные проекты в других частях света.
Результатом этого стало дальнейшее обогащение немногочисленной либеральной корпоративной элиты, достигнутое ценой снижения уровня жизни большинства населения в этих странах, резкого роста межэтнической напряженности, вследствие драматического увеличения легальной и нелегальной иммиграции извне, роста безработицы, а также, образование гигантских государственных долгов…
Где бы ни продолжали свою деятельность бывшие и действующие члены CouncilonForeignRelations, история всегда повторяется. Они экспортируют либеральный монетаризм туда, куда приходят, насаждая массовую миграцию из стран третьего мира, мультикультурность и политкорректность…
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Нравится это либералам или нет, но важнейшее право народа России заключается в том, чтобы защитить свою страну от колонизации, сохранить главенство родной культуры и обеспечить себе историческую перспективу. Эти цели могут быть достигнуты только, если Россия будет возрождаться как суверенное государство, ставящее во главу угла свои национальные интересы.
Многие говорят, что у России нет шансов на возрождение, но я так не считаю. Люди понимают всю несправедливость происходящего со страной, и многие ещё могут сравнить нынешнюю жизнь с лукавыми обещаниями либералов на заре перестройки. Возрождение России возможно — до тех пор, пока есть народ, объединённый общей культурой и историей, и помнящий, что залогом его выживания — работа сообща во имя общего блага.

Роман Жиц, источник: forum-msk.org

Комментариев нет: