вторник, 13 мая 2014 г.

Спасая Большую Новороссию, мы спасаем мир

На прошлой неделе главным событием поистине исторического масштаба стали референдумы о независимости двух новых политических субъектов - Донецкой и Луганской Народных Республик. Значение этих событий трудно переоценить.

Однако мы не поймем всего масштаба случившегося, если не поместим его в геополитический и исторический контекст.

Референдуму в Донецкой и Луганской областях предшествовали кровавые события 2 мая в Одессе, срыв или неонацистская пародия на празднование 9 мая в Киеве, Западной Украине и даже в некоторых областях Востока, где "киевской власти"  удалось временно зафиксировать свои позиции, а также кровавая бойня 9 мая в Мариуполе, где отдельные войсковые правительственные подразделения, под управлением депутата Верховной Рады и кандидата в президенты Олега Ляшко зверски убили десятки мирных безоружных граждан.


Противостояние Донецка и Луганска, а также областных центров этих двух важнейших регионов Донбасса Киеву, а вернее их противостояние  "киевской власти" было самым радикальным среди остальных областей Юго-Востока. Там были сформированы центры народной власти и войска Самообороны, постепенно поставившие под контроль территории этих областей, ликвидированы политико-военные структуры, ориентированные на Киев. Иными словами, референдумы прошли там, где уже сложился субъект сопротивления неонационализму и где мирные жители для защиты своей жизни, свободы и достоинства были вынуждены взяться за оружие, не дожидаясь того, что с ними каратели и террористы поступят так, как они поступили с безоружными, но несломленными героями Одессы.

Луганск и Донецк, с прилегающими к ним зонами, исторически являлись органической частью русско-славянского мира с ярко выраженной православной идентичностью и ориентацией на Большую Россию. В составе искусственного украинского образования, имевшего до 1991 года исторически лишь номинально административное значение, они оказались случайно, и их население естественным образом представляет собой юго-западную зону русской цивилизации, то есть собственно Новороссию и даже ее восточный полюс.

Криворожско-Донецкая Республика существовала в 1918-1919 годах, затем была частью РСФСР, затем СССР, но всегда и в имперский, и в советский период эти земли и их народы были органической неотъемлемой частью Большой России. Оказавшись в 1991 году в составе отдельного государства, т. е. Украины, эти области всегда последовательно выступали за дружбу с Россией. Они могли быть частью Украины только в том случае, если эта страна ориентировалась бы на сближение с Москвой (как, например, Беларусь) или как минимум сохраняла бы нейтралитет, двухполярность и гармонический баланс между галицко-волынской идентичностью Западной Украины и  новороссийской (русской, евразийской) идентичностью Юго-Востока.

Впервые Донецкая Народная Республика как проект возникла в 2005 в ответ на оранжевую революцию в Киеве, когда власть захватили сторонники западничества – как украинского, так и глобального. Но тогда еще Киев сохранил остатки демократии, и ответный ход Востока выразился в избрании Виктора Януковича, в котором (быть может ошибочно), но Новороссия видела своего кандидата (пророссийского и евразийского). Янукович явно не ответил ожиданиям Юго-Востока и обманул надежды, но те силы, которые его сбросили в ходе государственного переворота, были вообще не приемлемы.

Историческое самосознание народов Новороссии, как и Одессы, Слобожанщины и Крыма отождествляется с историей с русско-советским прошлым, где главными моментами является Киевская Русь, затем православное казачество, Российская Империя и русско-турецкие войны, и наконец, СССР и грандиозная и трудная победа в Великой Отечественной войне. Польско-литовский период затронул эти земли в меньшей степени, а с Австро-Венгрией, некогда владевшей Галичиной, народ Юго-Востока и вовсе не был знаком. По сути Новороссия – от Одессы до Харьковщины (включая Донбасс, расположенный как раз в центре) – это отдельная страна с населением около 20 000 000 человек, объединенных не столько политически, сколько культурно, исторически, социально и религиозно. Это - русские, русскоязычные и украинские православные, потомки казаков, малороссов и великороссов.

Поэтому государственный переворот, в результате которого власть захватили люди с радикально иной галицко-волынской идентичностью, жестко антирусской, лишил этот огромный регион с населением большой европейской страны практически всего – идентичности, языка, истории, побед, и более того – права на жизнь. Евромайдан и киевские политики называли жителей Новороссии "москалями", "ватниками", "колорадами", издеваясь над самым важным для человека - над его историческим самосознанием, языком, культурой, верой. Вот почему Донецк и Луганск взялись за оружие, спешно создали основы народной демократической власти и отряды Самообороны и выдержали экзамен истории – отразили атаки неонацистских карателей и даже войсковые операции в Мариуполе, Славянске, Краматорске и других населенных пунктах. Также решительно действовали и отряды самообороны Луганска.

И убедившись, что незаконная неонационалистская власть ни при каких обстоятельствах не готова принять во внимание позицию подавляющего большинства населения этих областей, народ принял решение о референдуме и провел его с рекордной явкой (в Донецке  74%) , где за независимость проголосовало подавляющее большинство (89% в Донецке) явившихся людей. Это был референдум не столько о будущем политическом устройстве, сколько о праве на жизнь, идентичность, свободу, мир, безопасность и достоинство.

Показательно, что Владимир Путин попросил перенести референдум на более поздний срок. Но народ Донецка и Луганска решил иначе, развеяв мифы Киева и Запада о том, что за всем здесь стоит "рука Москвы". Если бы это было так, то решение Путина немедленно было бы исполнено. Но народ выбрал референдум именно 11 мая и практически единодушно проголосовал за независимость. Это был экзистенциальный выбор. Люди пришли на референдум, чтобы спасти себя во всех смыслах – и физически, и духовно. Физически им угрожали убийцы "Правого сектора" и других неонационалистских организаций, пользующихся на Украине не просто безнаказанностью, но ставших по сути частью репрессивного аппарата ("Национальной Гвардией"). Духовно они были приговорены всей "киевской властью". Они не могли не провести референдум, даже при риске того, что Москва его не одобрит. И они провели. И они победили. И Москва, как и все остальные, оказалась перед необходимостью признать и принять эту народную волю.

Скорее всего, эти референдумы в Донецке и Луганске будут не последними. Народам этих новых политических образований еще предстоит выбрать и политическую систему и дальнейшую судьбу. Подавляющее большинство видит ее вместе с Россией и даже в составе России. Но это следующий шаг. Пока же мы являемся свидетелями второго рождения Новороссии, точнее, ее ядра, ее полюса.

Донецкая области насчитывает более 4 000 000 граждан, Луганская – более 2 000 000. Каждая из них по промышленной инфраструктуре, социальному уровню населения, проценту высшего образования представляют собой территории, сопоставимые с небольшими европейскими государствами. А единство с русским миром обеспечивает подключенность к гигантским социально-экономическим и военно-политическим мощностям, сосредоточенным в России.

Поэтому Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика отныне представляют собой две новороссийские страны. Да, пока они находится в младенческом возрасте. Но у них есть поддержка и опора в Большой России, частью которых они являются. И теперь ее долг помочь им, укрепить их, защитить и при необходимости спасти.

Но самое главное: Новороссия вернулась в историю. ДНР и ЛНР – вместе это два ядра нового большого политического пространства. И это пространство, Большая Новороссия, включающее не только Одесскую, Херсонскую, Николаевскую области, Запорожье, но и часть Малороссии (иначе называемую Центральной Украиной, Полтаву, часть Днепропетровского  региона и т.д.) и Слобожанщину (Харьковщину, а также часть Сумской области) на наших глазах начинает создаваться вокруг первых двух серьезных политических и духовных побед. ДНР и ЛНР – это полюс возрождения Большой Новороссии, но не только. Это еще и зона возрождения всего русского мира, так как подвиг героев Донецка, Славянска, Луганска, Мариуполя, Краматорска, да и подвиг жертв Одессы, это пробуждение русского начала в самой России. Новороссия – это совесть и дух России, эпицентр ее духовной брани за сохранение, укрепление и пробуждение самой русской идентичности.

Какова судьба двух восставших за Русское Дело Республик? Я вижу пять силовых линии их ближайшей судьбы.

1. Необходимо отстоять свое право на политическое бытие перед лицом агрессии "киевской власти" и всего Запада, поддерживающего ее. Это - неравный бой, но пока бойцы ДНР и ЛНР с честью выдерживают испытание. Да, мы несем потери. Гибнут воины, гибнут мирные жители, есть жертвы даже среди детей и женщин. Но очень часто в истории свобода оплачивается кровью. Поэтому две новые страны в первую очередь должны добиться победы над правительственными войсками, обеспечить безопасность своих граждан. Россия, как Большой Отечество, должна помочь им в этом.

При этом ни в какую Украину Россия вводить войска не будет. Украины больше нет. В Киеве и на Западе свирепствуют группы террористов, таких как батальон Ляшко или "Правый Сектор" Коломойского/Яроша, не обладающие даже видимостью легальности. Поэтому Россия лишь будет помогать людям спастись от гибели. Это не называется войной, но гуманитарной контр-террористической операцией. Да и в нынешнем состоянии две новые Республики смогут отстоять себя сами. Для этого и нужен был Референдум именно 11 мая: чтобы действовать на основании народной воли и права, ведь источником власти в любом демократическом государстве является именно Народ.

2. Важно построить свою политическую систему, принять Конституцию, сформировать органы власти. При этом здесь может быть не повторение Крымского сценария, но простор для творчества. Логично было бы придать новым Республикам более выраженную (не только чем в Украине, но и чем в России) социальную ориентацию, упразднить олигархию, защитить законодательно духовные и традиционные ценности, семью, веру, традиции. Надо чтобы в народных Республиках власть была на самом деле народной. Это рикошетом отразится и на самой России. Новороссия должна не подтягиваться к России, – ведь у нее самой много недостатков и изъянов, большинство из которых коренятся в периоде прозападных и ультаралиберальных по сути русофобских реформах 90-х, - но строить более русское, более искреннее, более живое и органичное общество – справедливое, героическое, духовное.

3. Необходимо найти правильные пропорции в отношениях друг с другом. Это два политических субъекта, но вместе с тем часть единого пространства. Донецкая Республика и Луганская должны действовать сообща, координировать свои шаги, учитывать друг друга, сближаться, строить совместные институты. При этом необходимо учитывать и особенности этих регионов, социальный и культурный профиль каждого.

4. Обе Республики должны стать плацдармом дальнейшего процесса освобождения Юго-Востока от националистской власти. В других областях население, хотя в большинстве своем стремящиеся именно к сближению с Россией и независимости от расистского киевского режима, пока не готово отстаивать свою свободу с оружием в руках, как это сделали герои Донецка и Луганска. Но процесс пробуждения Новороссии не остановим. Поэтому ни в коем случае нельзя ограничиваться Донецкой и Луганской Республиками, как вчера нельзя было ограничиваться Крымом. Угроза геноцида русских и православных людей всерьез нависла над каждым из городов и сел бывшей Украины.

Если даже 9 мая превращено здесь в "сборище колорадов", а место ветеранов, терпящих унижения и побои прославляются каратели из УПА и пособники нацистов, то судьба тех, кто испугается киевского режима и палачей "Правого Сектора" будет чудовищной. Какой? Это показывают жуткие кадры Дома Профсоюзов в Одессе. Людей будут уничтожать в массовом порядке, сжигать живьем, насиловать, расчленять, душить, пытать, мучить. Это не пустые угрозы: это слова и факты, практика и теория современного украинского нацизма. Поэтому никто никого не должен оставить в беде. Новороссия – это путь к спасению, свободе, безопасности и достоинству. И те, кто эту свободу отвоевал, не имеет права бросить в беде своих братьев, сестер, матерей и отцов, заготовленных на бойню киевскими палачами. Битва за Новороссию – это национально-освободительная борьба против неонацистской чумы.

5. Отношения с Россией. Новороссия скорее всего рано или поздно войдет в состав России, но этот путь будет более долгим и сложным, чем в ситуации с Крымом. Этого требует не просто логика битвы за всю Большую Новороссию, а, в конечном счете, и битва за Украину, которую мы тоже не можем оставить в беде и кровавом кошмаре. И даже больше, сама Россия должна измениться, чтобы иметь соответствовать моменту истории и воссоединиться на новом витке с казавшейся потерянной частью Русского Мира. Поэтому события в Донецке и Луганске, на Юго-Востоке бывшей Украины, да и на всем ее пространстве, это не нечто, что касается только местного населения, но то, что касается всех русских, всех россиян, даже всех жителей Европы и мира. Это борьба за иное будущее – за традицию, человеческое достоинство, мир и справедливость.

За киевской хунтой и неонационалистами "Правого сектора" стоит Запад. И уничтожая Украину, он стремится пустить под нож, погрузив в кровавый хаос, саму Россию. А если ему, не дай Бог, удастся сломить русское возрождение, то американская ультралиберальная гегемония, не чурающаяся использовать в своих интересах ни исламский фундаментализм, ни, как мы видим теперь, самый откровенный нацизм,  то весь мир погрузится в сумерки, начиная с Европы, где и так катастрофические процессы и стремительное вырождение идут полным ходом. Мы русские всегда спасали мир. И спасая мир, мы спасаем самих себя. Поэтому битва за Новороссию – это битва за Россию и за все человечество.

Александр Дугин, источник: РИА Новости-Украина

Комментариев нет: