среда, 7 мая 2014 г.

Замызганная кухня — удел «национал-предателей»

За два года, прошедших со времен событий на Болотной, многое изменилось. Изменилась страна, изменились границы, изменились люди и общество, изменилась элита и даже сам Президент. Изменилась и оппозиция.
Для уличной оппозиции 6 мая 2012 года стало кульминацией протеста, связанного с циклом думских и президентских выборов. А для сил, которые стояли за ней, все выглядело по-другому. Это была последняя отчаянная попытка украинизации российской политики с хаосом Майдана, делегитимизации выборов, срывом инаугурации Владимира Путина и возвращении к властным рычагам тех сил, которые иначе никаких шансов на это не имели бы. Революция была в самом разгаре, но государственный переворот 6 мая закончился провалом.

 А начиналось все легко и весело, и как бы само собой.

Внезапно вышедшие из тени «старых олигархов» владельцы и бывшие владельцы некоторых банков, резко отвязавшаяся парламентская партия «Справедливая Россия», неожиданно осознавшие свои либеральные взгляды редакторы крупнейших СМИ, волонтерские организации, посольство США во главе с «оранжевым дипломатом» Макфолом, зарубежные фонды, кольцо «независимых» интернет-ресурсов, социальные сети и популярные блогеры. Тщательно подготовленные к выступлению в едином строю маргинальные политические группы с лидерами на зарплате и крепко обработанная в течение нескольких лет пропаганды столичная интеллигенция и примкнувший к ней «креативный класс».

Механизм фронды получился как по учебнику, все элементы работали слаженно и необычайно эффективно. Казалось, что каким-то чудом Москва вернулась в ситуацию 1991 года, «демократическое» движение массово, народно и непобедимо и все кругом готовы радостно похоронить свою страну, отдать ее на разграбление олигархам, а народ — на опыты уже хорошо знакомым реформаторам.

«Раз! Два! Три! — Путин уходи!». Но Путин избрался, прошел инаугурацию, договорился с элитами, и от массового уличного протеста осталась постоянно редеющая толпа растерянных людей, а вместо грозного Майдана — бомжеватый «Оккупай-Абай».

Проигрыш за проигрышем, помноженный на все возрастающую истерику предвыборной кампании, привели к тому, что даже рядовые оппозиционеры начали говорить такое, что заставило начать прислушаться к ним тех, кто не слушал их раньше. Случилось то, о чем так долго предупреждали оппозицию: упаси Господи, если народ узнает о том, о чем вы переписываетесь между собой в социальных сетях. Широкие народные массы, обычный (а не «креативный») средний класс, аполитичные бизнесмены, чиновники средней руки, региональные элиты и многие другие, наконец, услышали брызжущую слюной ненависти «правду оппозиции».

О чем же они вещали? Народ — «безынициативные рабы, совки и ватники», Церковь — «жирные попы на джипах», правоохранители — «убийцы», чиновники — «воры», ну и так далее, все помнят эту риторику.

Политтехнологам, работавшим на избирательную кампанию Владимира Путина, не нужно было заниматься никакой контрпропагандой, достаточно было просто транслировать тексты, выходящие из-под пера вошедших в раж оппозиционеров.
Путин победил, набрав процентов на пятнадцать больше своего рейтинга на официальном старте президентской кампании.

Присмиревшие олигархи отозвали свою массовку, и количество митингующих сразу уменьшилось в десять раз. Менеджеры оппозиционных проектов внезапно оказались без выборных бюджетов, журналисты и пропагандисты — без гонораров. Один за другим схлопывались почти все модные интернет-ресурсы для «креативного класса». Проблемы начались даже у рядовых оппозиционеров. У них как-то само собой все перестало получаться, ведь они сами поссорились со всей страной.

Как закономерное следствие, спустя год после 6 мая уныние оппозиции достигло своей крайней точки. Митинг в поддержку «узников Болотной», проведенный в 2013 году, производил крайне гнетущее и безнадежное чувство. Сейчас уже понятно, что это был последний аккорд болотно-сахаровской революции. Идеология протеста 2011−2012 годов была исчерпана, лозунги обветшали, а выдумать новые уже не было куража. Путин окончательно победил, и никому не было никакого дела до страданий столичной интеллигенции. Все оставшиеся бесплатные силы самых верных и глупых энтузиастов «хитрый лесничий» Навальный умудрился бросить на собственную избирательную кампанию в мэры Москвы. После закономерного проигрыша, который, естественно, был назван выигрышем, за полгода не было проведено ни единого мало-мальски значимого массового мероприятия. Оппозиция истощена, брошена и эмоционально раздавлена. Всё, на что её хватало — это ждать пока власть хоть чуть-чуть споткнется, тогда они начинали заходиться интернетной ненавистью по любому, зачастую, абсолютно надуманному поводу.

Потом начались победы Путина. Сирия, Таможенный Союз, не состоявшаяся евроинтеграция Украины, Олимпиада в Сочи, Крым.

Каждый раз «пятая колонна» обреченно устраивала истерику, с каждым разом лишь сокращая свою аудиторию.

Они никому не интересны, ведь им просто не о чем говорить. Все, кто имел малейшую возможность выпрыгнуть из болота «болотного дискурса», сделали это, не взирая ни на какие репутационные потери. Так, «Справедливая Россия», избавившись от депутатов-болотников, стала в своей ура-патриотической риторике самой «отмороженной» патриотической парламентской партией, обогнав в этом даже Жириновского. Занимавший в течение нескольких месяцев умы интернетной фронды «Координационный совет оппозиции», на раскрутку и выборы которого были потрачены месяцы напряженного труда и остатки протестного кошелька, стал не интересен даже его непосредственным участникам.

Либералы опять остались одни. Им оставалось лишь зорко следить за рукопожатностью друг друга. А то вдруг, чего доброго, кто-нибудь их «своих» на встрече с Путиным задаст ему слишком мягкий вопрос. Чего доброго, поучаствует в том или ином проекте, затеянном властью, или вовсе скажет нечто такое, что можно будет расценить как косвенное признание успехов Президента. Такой немедленно записывается в «продавшегося» и подвергается коллективной травле. Ещё год назад нахождение любого представителя творческих и гуманитарных «товарищей» в «рукопожатной тусовке», произнесение время от времени ритуальных проклятий в адрес Путина, гарантировало успешность и вовлеченность, а занчит — проекты, деньги, связи. Ныне все изменилось, и те, кто не успел вовремя соскочить, отчаянно завидуют своим коллегам, пользующимся восхитительной свободой радоваться успехам спортсменов на Олимпиаде или воссоединению с Крымом.

Они сами загнали себя в эту ситуацию, сами признали над собой диктат самых истеричных, злобных и недалеких людей из своей среды.

Сами позволили превратить умеренный либеральный дискурс середины 2000-х в оголтелый и безумный русофобский бред. Либеральная интеллигенция оказалась в заложниках — в клетках из их собственных слов, которые не оставляют никакой возможности для того, чтобы помириться со своей страной, радоваться ее успехам, а не поражениям и деградации.

Совершенно не удивительно, что Михаил Ходорковский, стараниями «тусовки» получивший за время отсидки образ мифического героя и главной надежды либерального сопротивления, обретя долгожданную свободу, резко отмежевался от своих самых горячих сторонников. Он совсем не собирался оказаться в строю брызжущих слюной и исходящих ненавистью безумцев. Бывший «главный узник режима» понял, что он оказывается «на 70% согласен с Путиным».

Впрочем, хватило Михаил Борисовича совсем ненадолго.

Что им двигало? Неизвестно. Старые ли покровители в Европе? Банальная ли целесообразность и понимание ограниченности круга своих возможных симпатизантов? В конце-концов, он вернулся к своим брошенным чадам и, кажется, уже безнадежно погрузился в их «болото».

Между тем, случился и на улице «рукопожатных» праздник. Смещение Януковича, государственный переворот и последующие события на Украине вдохнули некоторую жизнь в их мертвую дискуссию. Одно дело ругать Олимпиаду в духе старого мультфильма «Баба Яга против», совсем другое — бороться за мир. Наконец, снова нашлись темы, которые позволяют проклинать собственную страну, принять линию Запада, поддержать демократию в соседней стране и гордо стоять одни против всей «одуревшей России». Украина дала им возможность почувствовать себя героями, вышедшими на Красную Площадь протестовать против ввода войск в Чехословакию. Даже Путин обратил на них свое внимание, когда назвал «пятой колонной национал-предателей». Именно в этом качестве либеральная интеллигенция смогла провести пару антивоенных митингов, съездила в «свободный» Киев на недешевом чартерном самолете извиняться от лица «интеллектуальной элиты России», и получила благодатную тему, чтобы клеймить Путина и всех, кто его поддерживает.

Двухлетие событий на Болотной площади либеральная оппозиция встречает с надеждой. Во время последнего «телемоста с народом», Президент дал ясно понять, что никакого — выходящего за пределы обычной путинской традиции — «закручивания гаек» не предвидится. И они как будто воспряли! Можно продолжать обливать грязью, сколько заблагорассудится! Можно получать гранты на «дружбу» с Украиной! Можно плевать в спины донецким «ватникам-сепаратистам»! Можно продолжать за счет бюджетных средств заниматься культуркой и создавать пасквили на «эту» страну и ее народ! Можно говорить «неюбилейную правду о Великой Отечественной Войне» и задавать «неудобные вопросы о блокаде Ленинграда»!

Между тем, рейтинг Владимира Путина достиг 80%, отметки рекордной за все время его нахождения в большой политике.

А уровень поддержки действий власти по Крымскому вопросу — еще выше. Собственно, не удивляет в этой связи, что те рядовые граждане, кто два года назад поддерживал протест и сыпал антипутинскими штампами, сейчас в массе своей уже и вспоминать не хотят об этом времени. Некоторые стыдятся, что участвовали в одиозных кампаниях оппозиции, другие оправдываются, что хотели хорошего, третьи просто отмалчиваются. Даже пресловутый «креативный класс», на который возлагалось столько надежд, сейчас отдалился от либералов на максимальное расстояние и предпочитает вместе со всей страной радоваться спортивным победам и воссоединению с Крымом.

Почему? Все просто. Никто не желает быть рядом с открытыми «национал-предателями», с людьми, которые предают своих. С теми, кто готов сотрудничать с врагами, не хотят видеть правды и не замечают, как убивают, мучают, заживо сжигают тех, кто, несмотря на 25 лет промывания мозгов, все еще считает себя русскими людьми. Каждый, кто сохранил в себе способность мечтать о восстановлении мощи Великой Страны, кто не был до конца отравлен смердяковщиной болотной оппозиции, и с ужасом понимает на примере Украины, что именно было уготовлено России кукловодами протеста, с легким сердцем отказывается от своих прежних лидеров, присоединяется к патриотическому национальному подъему и Русской Весне. А заплутавшая в потоках собственной лжи, изъедающем словоблудии, разрушающей ненависти и бесконечном чванстве, неспособная остановиться на краю пропасти либеральная фронда, по обыкновению уходит во внутреннюю эмиграцию на свои замызганные кухни.

Таков итог болотного протеста и справедливый удел «национал-предателей».

Артём Акопян, источник: Центр политического анализа

Комментариев нет: