воскресенье, 25 мая 2014 г.

Америка напугана сотрудничеством России с Китаем и перспективами юаня стать международной валютой

Доктор экономических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Олег Сухарев о своем видении возможностей юаня и реакции имперски настроенной Америки на их реализацию.

Развитие торговых отношений России с Китаем, подписание важнейшего контракта на поставку газа вкупе с выводом из американских гособлигаций российских средств дает надежду на дальнейшее становление юаня в качестве международной резервной валюты. Это предположение подкрепляет новость о первой трансграничной операции в китайской валюте, которую накануне провел в Шанхае российский банк ВТБ. Экспертное сообщество уверенно называет эту тенденцию началом знаменательного падения США и утраты долларом статуса международной резервной валюты. О своем видении возможностей юаня и реакции имперски настроенной Америки на их реализацию в интервью Накануне.RU рассказал доктор экономических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Олег Сухарев.


Вопрос: Сейчас идут разговоры о том, что развитие торговых отношений России с Китаем и вывод российских средств из гособлигаций США могут улучшить перспективы юаня попасть в международные резервы. Как Вы думаете, оправданы ли эти прогнозы?

Олег Сухарев: Конечно, переход на расчет в национальных валютах между Россией и Китаем – это мера провозглашена, может быть, она будет реализовываться, но в скором времени это не приведет к тому, что одна из этих валют станет резервной. Они, условно говоря, являются резервными для каждой страны в отдельности, то есть юань – для Китая, рубль – для России, но дело в том, что они не являются мировыми резервными валютами. Мировой резервной валютой является доллар. Но все равно, двухстороннее экономическое сотрудничество с Китаем взаимовыгодно и оно, конечно, усилит и экономику Китая, и экономику России. Действительно, если экономика Китая станет в ближайшем или отдаленном будущем мировым лидером, то, возможно, это приведет к тому, что отдельные страны, сначала из Тихоокеанского региона, будут использовать юань как резервную валюту, а потом, возможно, будет вестись речь о мировой резервной валюте. Но пока доллар является резервной валютой, и в ближайшее время ожидать, что юань станет мировой резервной валютой, на мой взгляд, не приходится.

Вопрос: Теоретически, чем Америке и западному миру грозит становление юаня международной резервной валютой?

Олег Сухарев: Конечно, экономика США получает определенные выгоды от того, что доллар является мировой резервной валютой. Дело в том, что когда вы имеете свою валюту мировым резервом, у вас возникают схемы, когда остальной мир, фактически, кредитует вас. И это очень выгодно. Причем это кредитование недорогое и для неспециалиста оно как бы невидимое, но то, что мы держим доллары в качестве резерва – это, фактически, обязательство. И это выгодно для страны-эмитента. Когда позиции вашей валюты ослабляются в мире, вы имеете вытекающее не очень позитивное влияние на развитие собственной экономической системы, и вы всячески будете препятствовать этому процессу. То есть США невыгодно появление другой резервной валюты, которая не завязана на долларе, и может оказаться крепче доллара. А раз так – то и отсюда и вытекающая политика – и международная, и военная, и экономическая, и валютная.

Вопрос: То есть агрессивная реакция Америки на украинский кризис связана с опасениями за статус доллара? Можно назвать это своеобразной защитой от объединивших силы России и Китая?

Олег Сухарев: Я хочу напомнить, что была такая доктрина "доллара и штыка". Она была провозглашена в 1911 г., когда США уже обозначили цель – стремление к мировому господству. Они шли к мировому господству не только с помощью укрепления экономики, не только с помощью укрепления экономического и политического влияния в мире, но и валютного влияния. И валюта была главным инструментом проведения такой политики. Там, где доллар не может обеспечить интересы США, там они подкрепляют свои интересы штыком. Эта доктрина называется доктриной или дипломатией "доллара и штыка". Отсюда и все процессы, которые мы видим, и ситуация на Украине, в дела которой давно вмешиваются США, по непонятным причинам обвиняется Россия, но США проводит четкие экономические и геополитические интересы на Украину. Сама Украина и ее народ им не нужен.

Запад действует в соответствии с доктриной "доллара и штыка". Естественно, договоренности России и Китая им как серпом по одному месту. Это раздражает, это бесит Запад. Почему возникло просто бешенство и истерика по поводу Крыма? По поводу референдума? Осуществляется провал их действий, провал этой доктрины, и просто начинается истерика. Ведь люди верили в свою непогрешимость, свою безнаказанность, в свое великолепие и превосходство. Фашизм именно с этого и начинается – с обозначения превосходства над кем бы то ни было, с вранья и фальсификации – и не только истории, но и текущих действий. Этому надо противостоять, фашизм только останавливается, он никогда не остановится сам по себе. В этом особенность ситуации.

Вопрос: Вы заговорили про фашизм, можно ли в этой связи проводить параллель между властными структурами США и основоположником фашизма Адольфом Гитлером?

Олег Сухарев: Да, в свое время точно так же приводился к власти Гитлер: он финансировался Рокфеллерами и Морганами. Национал-социалистическая партия Германии, все эти пафосные шествия, убийства лидеров коммунистов и других свободно мыслящих представителей политического ландшафта Германии того времени и мыслящие деятели – это все было вычищено и зачищено, и все это хорошо финансировалось. Инвестиции в фашизм - это особая тема, но источником фашизма всегда был олигархический капитализм, при котором олигархия обычно контролирует финансы, которые направляются на те деяния, что выгодны. То же самое особо интенсивно происходило последние годы на западных территориях Украины и на Украине в целом – сейчас.

Вопрос: Как Россия может остановить фашизм, который развернулся на Украине?

Олег Сухарев: Об этом надо четко и определенно говорить и собирать доказательства. А не так, как у нас по всем телеканалам идет "обсасывание" санкций. Нужно собирать доказательства конкретных преступлений, коих множество. Я поддерживаю зампреда Государственной думы Железняка – очень разумный и трезвый человек. Нужна группа при президенте России из выдающихся юристов – международников, которые бы отслеживали и собирали и видео-доказательства, и свидетельства, протоколировали бы это все, актировали документально. Нужно связаться в этой части и с представителями ополчения Луганска и Донецка для осуществления такой работы. Когда-нибудь будет суд, возможно, не в ближайшие 10 лет, но он обязательно будет. Это преступления, которые не имеют оправданий, причем преступления и Запада (США) на Украине, а не только украинской теперешней власти, не только украинских националистов и "Правого сектора", которые должны быть запрещены.

Вопрос: Как на этом фоне выглядит сотрудничество России и Китая? Это правильный шаг?

Олег Сухарев: В связи с этим сотрудничество России и Китая чрезвычайно важно. В том числе и для реализации данной цели, в совете безопасности. Хотя, возможно, придется прибегнуть к военным способам решения проблемы, как бы прискорбно это не было.
Я приветствую договоренности Путина с Китаем, но обязательно нужно расширять еще техническое, военно-технологическое сотрудничество, помимо энергосырьевого. Другое дело, что не нужно тешиться иллюзиями: Китай очень большая страна, способная даже поглотить Россию при определенном раскладе и условиях в будущем, поэтому нужно взаимодействовать очень достойно, отстаивать свои конкурентные интересы. Не надо также абсолютизировать Китай: там масса внутренних проблем, но тем не менее, безусловно, это единственный из партнеров, который поддерживает нас в Совете безопасности ООН. И такого партнера, такого друга терять ни в коем случае нельзя. Нужно дорожить отношениями с ним и укреплять их.

Но не нужно тешиться иллюзиями на счет валют: в ближайшее десятилетие от доллара не откажутся как от резервной валюты, он будет мировой валютой. Другой вопрос, станет ли ей китайский юань. Сначала он станет резервной валютой для стран Тихоокеанского региона, а потом, если не будет дисбалансов и жестоких кризисов, юань сможет претендовать на роль мировой резервной валюты когда-то в будущем. Это вероятно. Но гадать на этот счет не нужно.

Вопрос: По информации американского Минфина, инвестиции России в гособлигации США в марте сократились на 20% и достигли минимума с сентября 2008 г. Причем во время референдума в Крыму из федеральной резервной системы США была выведена рекордная сумма (104 млрд долларов). На Ваш взгляд, почему так произошло? Это следствие санкций?

Олег Сухарев: Безусловно, санкции Запада, в основном - США, вынудили Россию интенсифицировать свои усилия в изменении энергетической и финансовой стратегии. И это очень оправданно. Мы напрасно в свое время "влезли" в эти бумаги. Фактически, мы выводили средства из своей экономики в первой половине 2000-х, не вкладывая эти деньги в инфраструктуру в должном объеме, якобы опасаясь инфляции, и покупали эти ценные бумаги. В связи с этими санкциями, естественно, увеличиваются риски невозврата, вероятные финансовые потери, нестабильность финансовых отношений. Если торговая война – все-таки метод ограничения, поскольку в торговле завязаны обе стороны, и этот метод затрагивает двух субъектов торговли, то финансы – это та область, которая моментально может подлежать санкциям, потому что электронные переводы, электронные носители, сама спекулятивная сфера, таковы, что их можно очень быстро нормативно ограничить принятием каких-то решений, что США и пытается делать. В связи с этим Россия осуществила ряд действий по снижению рисков и выведению своих вложений из рисковых активов или тех, кои могут быстро таковыми стать.

Вопрос: Сегодня обсуждают первую трансграничную операцию в юанях на сумму 20 млн юаней, которую в Шанхае провел российский банк ВТБ. Блогеры называют это событие новостью десятилетия и "первым гвоздем в крышку гроба США". По Вашему, в чем значимость этого события?

Олег Сухарев: Это уже действия, подтверждающие договоренности нашего президента и китайского главы правительства о том, чтобы осуществлять расчеты в национальной валюте – в юанях и рублях, отказавшись от долларовых переводов. Раз сделка проведена в юанях, то это подтверждает исполняемость этой договоренности. Что касается лексики "в крышку гроба США", то я ведь экономист, а не политик, я не занимаюсь эмоциональными оценками каких-то действий. Пока осуществлен первый расчет. Сумма вполне скромная для таких двух государств, как Китай и Россия. Дай Бог, посмотрим, как эти платежи и расчеты будут осуществляться в дальнейшем. Но никаких порогов и никаких ограничений для такого рода политики, для таких действий я не вижу. Безусловно, это вписывается и в рамки договоренностей, и в рамки перспектив взаимодействия и развития двух этих государств.

Анна Смирнова, источник: Накануне 

Комментариев нет: