понедельник, 9 июня 2014 г.

Второй фронт украинского кризиса

Празднование 70-летия высадки десантных войск союзников по антигитлеровской коалиции в Нормандии было организовано с невиданным размахом. Правда, западные политики и СМИ стыдливо опускали в своих речах и публикациях упоминание о втором фронте – иначе пришлось бы вспомнить, что был первый, а значит, самый главный фронт. Так или иначе, странным выглядело отсутствие в числе приглашенных на мемориальные торжества в Нормандию глав государств Белоруссии, Казахстана, Армении, Грузии, Азербайджана. 
 
Россия никогда не делила и не делит Победу 1945 года на «свою» и «чужую». Войну выиграли все государства антигитлеровской коалиции. Но мир должен знать и помнить, что именно Советский Союз принял на себя основной и самый беспощадный удар агрессора. Три четверти вооруженных сил гитлеровской Германии были брошены на Восточный фронт и там разгромлены. Не следует забывать и то, что высадка союзного десанта в Нормандии и его успешное продвижение вглубь Европы были обеспечены масштабным наступлением советских войск по всему фронту, и прежде всего в Белоруссии. Белорусская наступательная операция «Багратион», проводившаяся 23 июня – 29 августа 1944 г. стала одним из крупнейших сражений за всю историю человечества. В ходе этого массированного наступления была освобождена территория Белоруссии, восточной Польши, часть Прибалтики, была практически полностью разгромлена группа армий «Центр». Восполнить потери, понесенные в ходе этой операции, Германия уже не смогла.  

Высадка союзного десанта в Нормандии, действительно,  привела к серьезному ухудшению стратегического положения Германии, но судьба войны, повторим ещё раз, решалась не на втором, а на первом, главном фронте – Восточном. И тем не менее мемориальные торжества в Нормандии несут в себе глубокий символический смысл. 70 лет назад СССР и Запад,  думая о будущем, смогли подняться над идеологическими и политическими разногласиями. Итогом этого стала победа над коричневой чумой. Сегодня, когда на Украине идет истребление русских, когда десятки мирных граждан гибнут под авианалетами и артобстрелами, когда людей заживо жгут напалмом, будущее Европы вновь, если угодно, в руках потенциально возможной коалиции. Восторжествует ли в одной из стран Восточной Европы неонацизм, зависит от готовности сторон к диалогу, от совместных миротворческих усилий России и Запада.

Именно украинским кризисом и поиском путей его преодоления было определено особое значение встреч государственных деятелей, собравшихся в Нормандии.   К встречам, которые проводил президент России, было повышенное внимание. И хотя основные вопросы решались в ходе закрытых переговоров, все же по заявлениям, сделанными политиками для прессы, можно предположить, что некоторые сдвиги в оценках западным истеблишментом событий на Украине произошли.

Одним из итогов обстоятельной встречи В.В. Путина и А. Меркель стала договоренность о проведении 10 июня в Санкт-Петербурге трехсторонних переговоров по украинскому вопросу на уровне министров иностранных дел России, Германии и Польши.

Краткой, но знаковой была встреча Путина и Обамы. Главы государств сошлись в том, что кровопролитие на Украине должно быть прекращено как можно быстрее. Такое заявление из уст «президента войны», как часто называют Обаму в американской прессе, –  прогресс.

А самой неожиданной, пожалуй, была встреча В.В. Путина и П.А. Порошенко. Россия в очередной раз продемонстрировала, что цель ее внешнеполитической деятельности на украинском направлении - прекращение кровопролития. Встреча длилась всего 15 минут, но породила определённые надежды на то, что пути решения проблемы будут найдены. Комментируя встречу, российский президент, с одной стороны, сказал, что нельзя  «не приветствовать позицию Порошенко относительно необходимости немедленно прекратить кровопролитие на востоке Украины», с другой – заметил, что до конца не понятно, в чём состоит план Порошенко: «...одно дело говорить об этом здесь, во Франции, а другое дело – в своей собственной стране».

Выступление Порошенко на инаугурации 7 июня во многом прояснило ситуацию. Часть надежд, возникших после переговоров в Нормандии, была сразу развеяна.  Новый украинский президент не сказал ни слова о прекращении карательной операции на юго-востоке, а «настоятельно призвал всех, кто незаконно  (по его мнению, это ополченцы Донбасса и Луганска,  защищающие свое право на жизнь, язык, историю. – Е.П.) взял в руки оружие, сложить его». Он заявил о гарантии «освобождения от уголовной ответственности тех, на чьих руках нет крови украинских воинов и мирных людей, и тех, кто не причастен к финансированию терроризма»; пообещал создать «контролируемый коридор для российских наемников, которые захотят вернуться домой». Мирный же диалог Порошенко собирается вести не с властями самопровозглашённых Донецкой и Луганской народных республик, а непонятно с кем.

В своей инаугурационной речи 7 июня П.Порошенко, обратившись к жителям Донбасса на русском языке, взялся рассказывать им о «прелестях»  правления террористов, но настоящий террор начался в ночь после инаугурации, когда впервые за время противостояния украинская армия применила против жителей Донбасса системы залпового огня «Град». 8 июня жертвами артиллерийского обстрела Славянска стали четыре человека, в том числе ребенок. Снаряды попали в жилые дома, мебельную фабрику, ресторан, узел связи. Обстрел вёлся в момент, когда в центре города было много людей - в расположенном на площади храме только что закончилось праздничное богослужение по случаю Дня Святой Троицы. Если до 7 июня у П.Порошенко был, говоря словами В. Путина, «уникальный шанс – начать диалог с юго-востоком», у нового украинского президента тогда ещё не было «крови на руках», то теперь этот шанс, похоже, упущен. Или сознательно не использован…

Не обошел вниманием Порошенко во время инаугурации и Крым, который, по его выражению, «был, есть и будет украинским» (???). Уж кто-кто, а господин Порошенко, закончивший факультет международного права и мировой экономики Киевского университета, должен был бы знать не только историю Крыма, но и историю возникновения государственности Украины и её нынешних границ. Или, как и в случае с Крымом, он полагает, что Галиция, Закарпатье, Луганск, Днепропетровск, Донбасс  тоже всегда были украинскими? Или вслед за Ющенко он повторит, что Киев основали древние укры?

Лично у меня нет никаких сомнений в том, что Пётр Порошенко, которого выбрали на роль «легитимного президента» определённые западные круги, предпочтя его Юлии Тимошенко, обречён выполнять все указания своего настоящего «электората». Поэтому договариваться об урегулировании украинского кризиса нужно не с ним, а с Соединёнными Штатами и Евросоюзом. Планируемая встреча представителей России, Германии и Польши может стать первым шагом на этом пути.

Полностью надежды на мирное разрешение украинского кризиса всё же не разрушены. Политики постоянно повторяют, что альтернативы политическому урегулированию нет. Однако природа кризиса такова, что он не может быть разрешен без договоренностей между Россией и Западом о будущем Европы, Украины, народных республик, провозглашённых на Донбассе.  В одиночку России преодоления украинского кризиса не добиться. Нужен «второй фронт». Вопрос лишь в том, хочет ли Запад мира на Украине или в его интересах расширяющийся  дальше на Евразию «управляемый хаос». 

Елена Пономарёва, источник:

Комментариев нет: