вторник, 17 июня 2014 г.

Россия перед лицом газовых вызовов

Несмотря на попытки решить газовый спор между Россией и Украиной при участии Евросоюза, США добились своего и смогли выдавить из Киева решение сорвать переговоры по урегулированию этой проблемы, которые шли в Киеве всю ночь с 15 на 16 июня. При этом уже совершенно ясно, что акты вандализма со стороны нескольких сотен украинских националистов против посольства России на Украине вечером 14 июня, когда шли переговоры между «Газпромом» и «Нафтогазом» Украины, были хорошо спланированной акцией при участии третьей стороны, а именно – Вашингтона.


Не зря десятки правоохранителей Киева стояли в стороне и молча наблюдали за тем, как осуществляется нападение на российскую дипмиссию. Но не получилось. Тогда киевские власти пошли дальше – стали публично оскорблять президента В.В.Путина перед телекамерами. По совету американского посла на Украине это сделал глава украинского внешнеполитического ведомства, присоединившийся к толпе вандалов. А посол США на своей страничке в Твиттере затем похвалил и.о.мининдел Украины Дещицу (косвенное подтверждение того, кто надоумил главу украинского МИДа сорваться на матерщину) за то, что тот нецензурно выкрикивал толпе хулиганов у посольства РФ матерные оскорбления в адрес президента России. Цель вполне ясна – вынудить Москву «сорваться» и прервать переговоры, чтобы затем дать Киеву и ЕС возможность заявить о том, что переговоры по газу были сорваны Москвой из политических соображений. Только одного не рассчитали американцы – нервы у российских дипломатов и участников переговоров с российской стороны, как и у Москвы в целом, оказались крепкими. Не то, что у госдепартамента США, который 15 июня начал эвакуацию своих дипломатов из Багдада, хотя отряды ИГИЛ так и не вошли в иракскую столицу. 
 
В ситуации, когда Украина просто стала хамить, выдвигая «Газпрому» неприемлимые условия погашения задолженности перед РФ за поставки газа, «Газпром» с 10.00 понедельника 16 июня ввел режим предоплаты поставок газа для «Нафтогаза» Украины, говорится в сообщении российского холдинга: «Решение принято по причине хронических неплатежей „Нафтогаза Украины“. Просроченная задолженность компании за поставленный российский газ составляет 4,458 миллиарда долларов: 1,451 миллиарда долларов — за ноябрь-декабрь 2013 года и 3,007 миллиарда долларов — за апрель-май 2014 года».

По предварительному счету за июнь с.г. платежи также не поступали. С сегодняшнего дня украинская компания получает российский газ только в оплаченных объемах. Для Евросоюза, особенно его западно- и центральноевропейских членов, а также государств Балтии, это пока не опасно, учитывая, что через украинский транзит в ЕС поступает не более 15% импортируемого Европой объема газа. Кроме того, для них можно увеличить объем экспорта российского газа через «Северный поток». Однако с осени с.г. начнутся трудности не только у Украины, но и стран Южной и Юго-Восточной Европы, учитывая наступление холодного сезона, когда газ необходим для отопления. И вот тогда ЕС придется вспомнить о реализации проекта «Южный поток», который под давлением США был приостановлен. Не зря американские сенаторы во главе с русофобом Маккейном съездили в Болгарию неделю назад.

Правда, пока в ЕС продолжают следовать установкам Вашингтона. Так, в частности, днем 16 июня из Брюсселя стали исходить намеки на то, что нехватку российского газа Евросоюз компенсирует поставками из Ирана. Только вот возникает вопрос – как? По воздуху самолетами? Ведь из Ирана нет газовой трубы в Европу. И нет мощностей по сжижению газа, чтобы экспортировать СПГ. А пока в Ираке и Сирии идут военные конфликты, из ИРИ невозможно протянуть трубу до Турции или средиземноморского побережья, а оттуда – в страны Южной Европы. Такой проект МГП ИРИ-Ирак-САР существовал до 2011 года, пока Запад и аравийские монархии не развязали войну в Сирии против законного правительства Асада. А сейчас вот-вот может рухнуть и  режим Н.ал-Малики в Ираке. И что парадоксально – в обоих случаях вооруженные конфликты развязали США, Саудовская Аравия и Катар с опорой на исламских джихадистов, прежде всего Аль-Каиды и ее наиболее жестокой ветви – «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ).

Вывод один – США не хотят поставок в ЕС ни российского, ни иранского газа. Они навязывают Европе свой сжиженный сланцевый газ, который стоит существенно больше, чем трубный газ из РФ и ИРИ. Более того, пока даже нет терминалов в ЕС по приемке американского сланцевого СПГ. Их строительство обойдется в десятки миллиардов долларов. Кроме того, придется построить еще специальные морские газовозы на такую же сумму. И на все это уйдет 3-5 лет. А что делать сейчас? Особенно, когда наступит зима? Мерзнуть ради глобальных интересов США и больных амбициями нынешних правителей Киева?

Совершенно очевидно, что в этих условиях Россия начнет выстраивание кардинально новой системы поставок газа для обеспечения своей безопасности. На ЕС, который оказался бессильным перед США и даже перед Украиной, больше опираться нельзя. Уже начата реализация огромного проекта поставок газа в КНР. Необходимо нарастить мощности СПГ на Сахалине для поставок в Японию, Южную Корею, Китай и страны ЮВА. Нужно срочно начать создание мощностей на незамерзающем побережье Балтики и Баренцова моря по сжижению газа с месторождений Штокмана, Ямала и Арктических месторождений для его экспорта в Индию, Южную Америку и другие быстро развивающиеся рынки. Кроме того, настало время приступить к реальному сотрудничеству в газовой сфере с Ираном, прежде всего путем участия в разработке месторождения Южный Парс и экспорта «голубого топлива» с него в Индию и Пакистан (проект ГИПИ). Строительство пакистанского участка оценивается в 1,5 миллиарда долларов, а стоимость всего проекта оценена в 7,5 миллиарда долларов. За счет иранского газа Пакистан надеется покрывать 20 процентов потребности в электроэнергии.

Пакистан долгое время не мог начать строительство трубы на своей территории. Это объяснялось тем, что сотрудничество Исламабада с Тегераном не устраивает некоторых союзников Пакистана — в частности, США и Саудовскую Аравию. В настоящее время в отношении Ирана действуют международные санкции, призванные вынудить исламскую республику отказаться от ядерной программы. В связи с позицией американских и саудовских «союзников» пакистанцы долгое время не могли найти средства на строительство. Но Тегеран в 2013 г. согласился выделить заем в полмиллиарда долларов при условии, что часть газопровода на пакистанской территории будет строить иранская компания. Ожидается, что пакистанцы начнут получать «голубое топливо» с иранского месторождения Южный Парс в декабре 2014 года.

И тогда США пригрозили Пакистану санкциями за участие в строительстве газопровода. Тем не менее, церемония открытия строительства газопровода из Ирана в Пакистан была обставлена торжественно – в  прибрежный иранский город  Чахбехар  в марте 2013 года прибыли президенты обеих стран. Пакистанские СМИ назвали это событие историческим. Трубопровод планируется длиной более 1880 километров. На пакистанской территории длина трубы составит 780 километров. Иран уже построил на своей территории более 900 километров газопровода. Ежедневный объём поставок после реализации проекта должен составить  более 21 миллиона кубометров газа.

Однако вот уже более 10 лет находится под вопросом судьба проекта дальнейшей прокладки газопровода протяженностью 2775 км через территорию Пакистана в Индию. И здесь сказывается политика, в том числе позиция США. Столкнувшись с отсутствием у партнеров по сделке желания искать компромиссные варианты решения по наиболее острым для себя вопросам (таким, как размер транзитной пошлины на газ, гарантии обеспечения безопасности трубопровода в Пакистане, механизм пересмотра стоимости «голубого топлива»), еще с лета 2007 г. представители Индии решили временно воздержаться от участия в дальнейших переговорах. По данным ряда газовых аналитиков, к данному шагу их также подтолкнуло давление со стороны Вашингтона. Поэтому в Нью-Дели поставили под сомнение историческую значимость и стратегическую важность ГИПИ. По предварительным оценкам индийских аналитиков, якобы газ, который поступит по трубопроводу, удовлетворит не более 5–10% потребностей Индии. Вдобавок они указали на то, что поставляемое сырье будет представлять собой такой газ, который можно использовать только в качестве топлива. Ни о какой его дальнейшей химической переработке не может быть и речи. В этих условиях Исламабад и Тегеран фактически пришли к решению начать реализацию проекта без участия Индии. При этом характерно, что иранцы все же продолжают говорить о ГИПИ как о трехстороннем проекте. По их мнению, Индия может в любой момент вновь присоединиться к нему. Особенно, если к его реализации подключится Россия.

В любом случае, Москве нужно срочно выходить на южное газовое направление, как путем поставок своего СПГ, так и участия в совместных проектах с Ираном – второй по величине запасов газа страной мира.

Тем более что взаимодействие в рамках ФСЭГ (Форума стран-экспортеров газа), созданного в 2009 году, никакого значимого эффекта для России не дало, прежде всего по политическим причинам, так как его штаб-квартира расположена в Дохе, а Катар играл роль американского лоббиста во ФСЭГ. Как и ряд других стран, подверженных давлению Вашингтона.

При этом Москве нужно действовать очень быстро, не строя иллюзий относительно того, что Украина и ЕС вдруг станут «хорошими» и «добрыми». Ведь в то время, когда продолжались переговоры России, ЕС и Украины, были сделаны важные шаги в направлении строительства газопровода из Азербайджана через Турцию в Грецию и страны Южной и Юго-Восточной Европы (TANAP).  В сущности, именно это призвано успокоить ЕС, а следовательно Болгарию и Сербию, после прекращения работ по «Южному потоку». Хотя на сегодня газа, который теоретически будет поступать через TANAP, недостаточно для удовлетворения возрастающей потребности Европы в газе, понятно, что этот проект способен снизить потребность в «Южном потоке». В этих условиях, несмотря на необходимость для ЕС новых каналов поставок газа, реализация подготовленных и планируемых проектов уже существенно осложнена.  Возможность сохранения «на плаву» «Южного потока» в качестве наиболее реального к осуществлению проекта зависит от того, какой объем газа в год будет поставляться через эти трубопроводы. Но в любом случае, TANAP способен усилить позиции европейцев перед «Газпромом» в переговорах по вопросам объемов газа и его цены.  TANAP сможет удовлетворять часть потребности Турции и «подпитывать» в Европе такие страны «южного крыла», как Греция, Италия, Албания, которые «Газпром» пока не обеспечивает достаточным количеством газа. К тому же, нельзя забывать, что в этом вопросе за ЕС откровенно стоят США.

Кроме того, TANAP — это проект, который не ограничивается транспортировкой только каспийского и в перспективе туркменского газа в Европу. Данный проект может способствовать тому, что природный газ Ирана, Ирака, Израиля и в долгосрочной перспективе Кипра будет достигать Европы. Таким образом, Москве нужно понимать, что TANAP причинит еще большие неудобства проекту «Южный поток».

Вывод из вышеизложенного напрашивается сам собой – настала пора полностью поменять газовую политику РФ путем ускоренного перехода на экспорт СПГ и диверсификации рынков сбыта с упором на южное направление, а также развитие сотрудничества с Ираном и другими производителями газа через взаимовыгодные международные проекты.

Петр Львов, доктор политических наук, источник: Новое Восточное обозрение

Комментариев нет: