понедельник, 30 июня 2014 г.

Национализация элит продолжается

Качество российских элит весьма невысоко. И главная проблема заключается вовсе не в отсутствии управленческого опыта — хотя и это тоже важно. Главная проблема заключается в том, что наши элиты не связывают своё будущее с Россией. Их капиталы хранятся за рубежом, их дети учатся и работают на Западе, и сами они относятся к России как к месту для работы, но не для жизни.

Почему такое стало возможным?

Стремительная деградация элит началась ещё в брежневские времена. В Советском союзе должности и капиталы не передавались по наследству законным путём. Незаконный же путь передачи власти — когда условный сын министра делал карьеру благодаря «блату» — автоматически ставил второе-третье поколение советских элит в положение преступников.

Позднесоветская «золотая молодёжь» воспринимала государство как врага, сравнение же с жирным Западом — со всеми его иномарками, яхтами и прочими капиталистическими радостями — и вовсе не оставляло Советскому союзу шансов в сердцах этих псевдоаристократов.

Обратите, кстати, внимание — наша креативная тусовка фрондёров чуть ли не наполовину состоит из достаточно непростых людей. Ксения Собчак является дочерью бывшего мэра Петербурга, Анатолия Собчака. Макаревич с момента вступления в комсомол поддерживал очень хорошие отношения с советской властью. Отцом Антона Носика является известный писатель Борис Носик, а отчимом — не менее известный художник Илья Кабаков.

Все эти люди, будучи русскими по происхождению, ориентированы строго на Запад.

По текстам идеологов несистемной оппозиции можно довольно отчётливо представить ту извращённую картину мира, которая находится у них в головах. По их мнению, Запад является центром современной цивилизации — эдаким очередным Римом времён античности. Россия же — равно как и остальные не входящие в западный мир страны — является не более чем варварской периферией, которая хоть и может представлять для Запада военную угрозу, но полностью проигрывает последнему в планах культуры и цивилизованности.

Разумеется, наша несистемная оппозиция видит себя исключительно частью западного мира — точнее, частью его аристократии. Противостояние России и Запада креативный класс воспринимает как нелепый мятеж варваров против мудрого, хоть и не всегда доброго центра цивилизации. Особенно этот «мятеж» неприятен оппозиционерам по той причине, что бросает тень на их лояльность: они стыдятся своего варварского происхождения, которое мешает им стать полностью своими в Лондоне и Вашингтоне.

Ровно те же установки находятся и в головах огромной части российских элит — бизнесменов/политиков/олигархов, которые хоть и называют себя перед телекамерами патриотами России, но реально, опять-таки, ощущают себя в России как в деловой командировке. Их дети и внуки живут на Западе, их капиталы хранятся в западных ценных бумагах, их лояльность Западу основана не на каких-то материальных выгодах, а на внутреннем убеждении в том, что Запад сильнее и цивилизованнее, чем Россия.

Наивная паства цветной оппозиции привыкла исходить из крайне упрощённой картины мира, в которой за всё происходящее в стране отвечает лично президент. В реальной жизни возможности президента — даже такого сильного как Путин — весьма ограничены. В реальной жизни странами управляют элиты: и это относится как к относительно демократическим странам, вроде Швеции, так и к максимально далёким от демократии, типа Саудовской Аравии.

Ситуация, когда элиты служат Западу, очень опасна для страны: особенно сейчас, когда Запад объединён под властью США, а Соединённые Штаты считают своей принципиальной задачей уничтожение России как государства. Элиты должны служить своей стране: это абсолютно очевидное требование государственной безопасности.

Пример Российской Империи времён Николая II и пример постсоветской Украины наглядно доказывают, что предательство элит может привести к гибели даже находящиеся в довольно выгодном политическом и экономическом положении страны. Элиты должны быть национализированы — это первостепенная задача.

К сожалению, современная Россия довольно долго не могла двигаться в направлении национализации элит. Ельцин находился практически под прямым контролем американских «советников», и Путин первые два срока вынужден был отбирать властные рычаги у олигархов и американских ставленников.

Дальше четыре года заняла подготовка к возвращению России в большую политику, по итогам которой всполошившиеся американцы поняли, что контроль над Россией ускользнул из их когтей и попытались вернуть его спазматической попыткой устроить у нас цветной госпереворот.

В 2012 году начался процесс национализации элит. Было принято несколько законов, которые серьёзно усложнили властным элитам сидение на двух стульях. Поступательное угнетение иностранных агентов разного рода продолжается и сейчас. Так, неделю назад Путин внёс законопроект, согласно которому занимающим важные должности госслужащим запрещено иметь активы за рубежом: http://aftershock.su/?q=node/238630


Это не первый закон такого рода, и с каждым следующим нормативным актом представителей власти всё активнее подталкивают к выбору — или уйти на пенсию и переехать окончательно на «благословенный Запад», или распрощаться с мечтой о пенсии у ног английской королевы и связать будущее своей семьи с Россией.

Полагаю, скоро мы увидим и законопроект о «голых богачах», согласно которому чиновников, семьи которых живут за рубежом, будут увольнять с госслужбы.

К сожалению, не существует рейтингов, которые показывали бы, какая часть, например, депутатского корпуса держит свои семьи и активы за рубежом. Тем не менее, даже в отсутствие подобного рейтинга вполне ясно, что процесс национализации элит только начался, и что процесс начального формирования суверенной российской аристократии ещё продлится как минимум несколько лет.

Далеко не факт, что у России есть это время. Однако уже сейчас Запад показывает полную неспособность влиять через своих агентов на российскую политику — и это уже внушает мне сдержанный оптимизм.
 

Комментариев нет: