воскресенье, 8 июня 2014 г.

«Анаконда» на Донбассе

Во спасение самого своего существования Россия должна оказать помощь Донбассу и скорее определить пределы будущей интегрированности данного региона в пространство Русского мира.
 
Появившиеся в Рунете после обнародования проекта флага Новороссии сравнения фактически начавшейся гражданской войны на Украине с противоборством Севера США с Конфедерацией имеют под собой определённые основания. При этом аналогии прослеживаются не только в стилистике или определённых аспектах идеологии, но и в оперативно-стратегической плоскости военных действий. Разумеется, их масштаб на Донбассе сейчас, к счастью, не сравним с гражданской войной в США. Тем не менее, противоборство цивилизаций, приведшее к расколу Украины, имеет аналогию в американской истории. И не только в геостратегическом ползучем окружении России, но и в самом ходе боевых действий на территории восставших республик Новороссии.
Хорошо известен предложенный генералом Уинфилдом Скоттом план «Анаконда», позволивший в итоге промышленно развитому и обладавшему преимуществом в военно-морских силах Северу США сломить сопротивление Юга, в основном аграрного и ориентированного на экспорт. Фактически реализовывавшийся затем генералами Джорджем Макклелланом, Улиссом Грантом, Джорджем Шерманом, адмиралом Дэвидом Фаррагутом план исходил из невозможности быстрой победы над обладавшей высокой степенью профессионализма армией Юга. 

Имевшие преимущество в численности и вооружении войска Севера в начале войны были втянуты своим верховным командованием, не принявшим план «Анаконда», в противостояние на восточном побережье США с конечной целью быстрого захвата столицы Конфедерации - Ричмонда. Высокие боевые качества армии Юга поставили Север на грань катастрофы (вторжение генерала Ли в Пенсильванию). Избежать ее удалось взятием генералом Грантом крепости Виксберг, разрезавшим территорию Конфедерации пополам по реке Миссисипи и изолировавшим самые густонаселенные районы Юга от Техаса и сухопутных транспортных путей в Мексику. Это оставило Конфедерации для связи с внешним миром лишь морские коммуникации, контролировавшиеся северянами. 

Выиграть же окончательно войну помогла кампания генерала Шермана. Он сочетал в своих действиях сражения и манёвры войск с элементами террора против мирного населения южных штатов, что окончательно сломило волю к сопротивлению не только непосредственно воевавших против него сил конфедератов, но и армии Ли, действовавшей на формально главном театре военных действий между двумя противоборствующими столицами - Ричмондом и Вашингтоном. 

Действия Киева на Донбассе по своей форме сильно напоминают реализацию некого аналога «Анаконды», адаптированного к украинским реалиям. Постройка регулярными частями фортификационных сооружений на границе с Россией, непрекращающиеся попытки взятия под полный контроль располагающегося на побережье Азовского моря Мариуполя, - всё это очевидные попытки изолировать восставшие районы от внешнего мира. Огромная концентрация войск под Славянском и его ожесточённые бомбардировки и обстрелы также объясняются довольно просто - этот город с символичным названием является одним из важнейших транспортных узлов данной территории, без обладания которым украинская группировка, разворачиваемая и сосредотачиваемая в Изюме, не может полноценно вести операции против Донецкой и Луганской республик. 

Поэтому этот небольшой город стал поневоле настоящим ключом к победе для обеих сторон конфликта. Провести параллели с Виксбергом здесь можно, хотя крепость конфедератов на Миссисипи и не считалась главной ареной боевых действий - в отличие от Славянска. Важность же этих пунктов и в прошедшем, и в настоящем не должна подвергаться сомнениям.
Отдельно следует остановиться на действиях различных формирований, созданных не только Киевом, но и непосредственно местными олигархами под общим названием «Национальная гвардия». Все её «номерные» батальоны, а также такие формирования как «Азов», «Донбасс», «Днепр» и прочие, не имеют необходимой боевой подготовки. Тем не менее, именно они могут быть главным оружием Украины против новороссийских республик. Террором против местного населения, в подавляющем большинстве поддерживающего независимость от Киева (что было продемонстрировано итогами референдума 11 мая 2014 года), эти формирования могут сильно подорвать моральное состояние ополченцев и внести определённый раскол в их отношениях с мирным населением. На данный момент оно почти полностью лояльно вооружённым противникам киевских властей и видит в ополченцах единственную защиту от повторения сценария одесских или мариупольских событий. 

При всех сходных моментах, ситуация с восставшим Донбассом всё же радикально отличается от положения Юга США в его неравной войне с Севером. Наличие границы с Российской Федерацией, являющейся не только родственной, но и полностью лояльной Донецку и Луганску, рвущимся, по словам официальных лиц ДНР и ЛНР, в Русский мир, полностью изменяет расклад сил и перспективы рождающейся Новороссии. Уже сейчас мы видим огромный масштаб поддержки новых республик со стороны российского общества даже при отсутствии официального решения властей РФ о пределах и степени возможной помощи им.
Центростремительные силы на исторической территории России, дважды распадавшейся в XX веке, вновь начинают если не доминировать над центробежными, то уравновешивать их. Создан ЕврАзЭС, в который уже сейчас есть кандидаты на вступление. В этих условиях Украина становится той точкой, в которой во многом определяется дальнейший ход развития не только России, но и всей Евразии, всего мира, страны которого становятся всё теснее связанными экономически и информационно. На наших глазах цепь откровенно враждебных России государств на её границах пополнилась Украиной, что, по мнению основателя и главы Stratfor Джорджа Фридмана, стало сокрушительным поражением России. 

Степень помощи Донбассу для ответа на этот явный вызов стратегической безопасности страны и пределы будущей интегрированности этого региона в пространство Русского мира зависят от различных геополитических и финансово-экономических факторов, возникающих при взаимодействии ведущих государств мира и их союзов. Но в том, что она будет, сомневаться не приходиться. В противном случае это станет началом конца самого существования России.

Сергей Простаков, источник: Евразия

Комментариев нет: