воскресенье, 29 июня 2014 г.

По заданию американской разведки

Специфические аспекты деятельности первых неправительственных организаций (НПО) в России

Сегодня опубликовано много работ, посвященных вопросу деятельности неправительственных организаций. В них особенно рекламируется благотворительная деятельность, развитие политической, экономической, научно-технической, культурной составляющих. 

По оценкам, ООН в мире сегодня насчитывается более 37 тысяч международных неправительственных организаций. Как показала история, работа НПО приобретает особое значение во время внутренних этнических и гражданских вооруженных конфликтов, стихийных бедствий (засуха, землетрясения, наводнения и т.д.).

В данной статье мне хотелось остановиться на некоторых малоизвестных аспектах деятельности первых НПО на территории России.

В 1921 году молодое Советское государство постигло стихийное бедствие: засуха, неурожай, голод. Засухой были охвачены 22 губернии с населением 23,3 миллиона человек. Голодало население и в ряде уездов некоторых губерний не признанных неурожайными. Всего в стране насчитывалось до 33,5 миллиона голодающих.

Правительство мобилизовало все резервы внутри страны для помощи голодающим и одновременно обратилось к правительствам западных стран за помощью.

Трудящиеся всего мира встретили известие о голоде в России выражением сочувствия и солидарности.

В кампании по оказанию помощи участвовали видные политические и общественные деятели, возникли многочисленные комитеты помощи. Была создана и международная организация — «Международный комитет рабочей помощи».

Агрессивные антисоветские круги увидели в бедствии, постигшем Советскую Россию, возможность взять реванш за разгром интервенции. Особую позицию в этом вопросе заняли США.

23 июля 1921 года глава АРА (Американской административной помощи) Г. Гувер прислал на имя А.М. Горького телеграмму, в которой предлагал помощь голодающим в России и одновременно требовал освободить всех американских граждан, арестованных за антисоветскую деятельность. Советское правительство должно было публично заявить о желательности получения помощи со стороны АРА и гарантировать ее представителям свободу передвижения по стране и невмешательство в их деятельность. Уже 25 июля А.М. Горький сообщил Г. Гуверу, что советское правительство согласно на выдвинутые им предварительные условия. Переговоры начались 10 августа 1921 года в Риге. Их вели с советской стороны М.М. Литвинов и директор европейского отдела АРА У. Браун. 20 августа было подписано соглашение. Надо отметить, что в ходе переговоров руководитель американской делегации У. Браун пытался выдвинуть ряд дополнительных требований, которые ущемляли суверенитет Советского государства: представить АРА право иметь аппарат по распределению продовольствия без участия советских представителей, обеспечить дипломатический иммунитет для всех ее служащих, освобождать грузы АРА от таможенного досмотра. Однако твердая позиция М.М. Литвинова заставила американское правительство отказаться от своего главного требования — бесконтрольной деятельности АРА на территории России.

В результате в пункте 12 Рижского соглашения было сказано, что «для выполнения поставленных задач: АРА предоставляется право создавать необходимые организации. Центральные и местные органы советской власти имеют право быть в них представленными. Советские граждане допускались к работе в органах АРА лишь «с согласия советской власти». Деятельность АРА должна была распространяться только на районы, охваченные голодом. Свобода передвижения по России разрешалась представителям АРА лишь по служебной необходимости. Правда, АРА удалось вскоре несколько расширить толкование этого пункта и добиться разрешения «развивать свою деятельность там, где, по ее мнению, можно ожидать наилучших результатов». Такая нечеткая формулировка в последующем дала возможность АРА расширить свою сферу деятельности, и в первую очередь в направлении не связанном с ее прямыми функциями.

После подписания Рижского соглашения АРА в предельно короткие сроки сформировала свой центральный аппарат в Москве и 12 отделений по стране. Ее деятельность распространилась на Казанскую, Самарскую, Саратовскую, Симбирскую, Царицинскую, Уральскую, Оренбургскую и Петроградскую губернии, Москву, Крым, Белоруссию, Украину. Таким образом, кроме районов, охваченных голодом, АРА, действовала также в районах, где голода не было.

Правящие круги и руководители разведки США считали, что АРА, помимо ее основных благотворительных функций, может весьма успешно вести широкую шпионскую и подрывную работу в России. «Думается, — писал Г. Браун, — что таким путем полная информация будет получена без затруднений». Действительно, марка неправительственной благотворительной организации с офицерами разведки в качестве персонала, распределяющими продовольствие и пользующимися свободой передвижения и связей в стране, как нельзя лучше соответствовала задачам и целям разведки. Русский отдел АРА имел значительные преимущества перед другими организациями американской разведки.

Представители АРА въезжали в нашу страну по легальным каналам. Американская разведка справедливо считала, что если и произойдет провал сотрудников разведки, работающих под прикрытием АРА, то советское правительство не станет предъявлять претензий к правительству США, так как АРА — неправительственная организация. Расчет был и на то, что, пока будет продолжаться голод, Россия не прекратит деятельности АРА.

Американская разведка серьезно готовила своих людей для работы в России. Осуществлялся тщательный подбор, предварительная подготовка и обязательная стажировка в аппарате АРА в других странах. Кроме американцев, вербовались и проходили подготовку, получая американское гражданство, выходцы из России. Все агенты, направляемые в Россию по линии АРА, проверялись представителем американской контрразведки — Г. Гой. В дальнейшем они посылались в Ригу, где получали последние наставления от начальника американской военной миссии полковника Голидэя. Всего в числе 12 тысяч сотрудников АРА в России насчитывалось 300 американцев, и большинство из них было кадровыми разведчиками. Личным секретарем и переводчиком директора русского отдела АРА полковника Хаскеля был кадровый разведчик Джон А. Лере, до 1918 года он являлся американским консулом в Петрограде и координировал деятельность американской агентурной сети в Петрограде. Кадровыми разведчиками были помощник директора русского отдела АРА Мэтьюс Филипп, представитель миссии АРА по юго-востоку России М.А. Дрисколь, в Башкирии — Крейг, в Казани — Джон. Г. Бойд.

Созданная в системе АРА разведывательная сеть была многофункциональной и предполагала широкий спектр деятельности — от сбора политической, экономической, военной информации до создания агентурной сети из числа недовольных советской властью и организации диверсий. Подбор на работу в АРА лиц из числа местного населения осуществлялся после тщательной проверки, как правило, из лиц враждебно настроенных к власти. Так, в числе служащих саранского уездного комитета АРА в должности заместителя директора комитета был И. Козлов, который в июне 1918 года во время чехословацкого мятежа являлся председателем 2-го кулацко-эсеровского съезда Советов, объявившего себя «Верховным хозяином» уезда. В Самарской губернии из 165 членов комитетов насчитывалось крестьян 74 (из них 39 кулаков), дворян — 23, мещан — 49, почетных потомственных граждан — 12, купцов — 5, священников — 2. Комитет АРА по Самарской губернии в основном состоял из эсеров и других враждебно настроенных к власти лиц. В АРА находили пристанище и уголовные элементы. С их помощью сотрудники АРА производили реализацию «излишков» продуктов на «черном рынке».

Так, осенью 1922 года Одесский отдел ОГПУ арестовал Мозолевского и Котляра, которые, будучи сотрудниками АРА, систематически при помощи подложных документов реализовывали продовольствие на «черном рынке». Открытый в Одессе в апреле 1922 года отдел АРА во главе с полковником В.Р. Гровом стал резидентурой американской разведки на юге России. Многочисленный персонал АРА находился в постоянных разъездах. На Украине они старались организовать пункты там, где еще действовали вооруженные банды. В Белоруссии представители АРА создавали свои органы в приграничных районах — Дриссенском, Лепельском, Полоцком. При этом они стремились не только оживить деятельность внутренней контрреволюции в этих районах, но и всячески способствовать вооруженным конфликтам со стороны Польши. Штаб Западной армии по этому поводу докладывал: «Находящееся в Барановичах отделение Американского Красного Креста по оказанию помощи голодающим во главе с капитаном Штольцем снабжает прибывающих с советской территории бандитов обмундированием, продовольствием и якобы полученным из Варшавы оружием и направляет их на Украину. Сбор политической, экономической важной информации осуществляется через принятых на работу в АРА родственников государственных служащих, лиц, уволенных из армии по дискредитирующим обстоятельствам. Так был использован бывший помощник начальника штаба Приволжского военного округа Ротштейн, который работал управделами конторы АРА в Самаре, собрал свыше 50 секретных приказов Командующего округом, штаты воинских частей и другие секретные документы. В Казане в качестве переводчика комитета работал бывший начальник штаба дивизии Лаврентьев, знавший многие секреты, имевший большие связи среди руководящего состава Красной Армии. Среди населения распространялись многочисленные многопунктные анкеты, в которых содержались вопросы об экономическом, политическом состоянии губерний, республики. Так, в анкете, разосланной казанским отделением АРА, предлагалось ответить на 66 основных и более сотни дополнительных вопросов, которые не имели никакого отношения к деятельности АРА. Широко использовался и такой прием как обработка издаваемой в стране экономической, политической и технической литературы, для этого подбирались специалисты по данным направлениям из числа местного населения.

К лету 1923 года, когда миновала необходимость в продовольственной помощи, деятельность АРА на территории России была прекращена. Руководители АРА за оказание помощи со стороны антисоветских элементов обещали не забывать последних даже после прекращения деятельности АРА. Вот что писал уполномоченный АРА по юго-востоку России в мае 1923 года М. Дрисколь: «Лично я должен добавить, что американцы, покидая Россию, с большим сожалением расстаются с русскими сотрудниками. Мы не в силах оплатить за всю их службу. Но будьте уверены, мы никогда не забудем их верной службы. Мы постараемся их компенсировать, но, делая это, мы все, же всегда будем помнить о них». И действительно, американская разведка не забывала своих агентов. В 1927 году была обезврежена резидентура американской разведки, руководителем которой был один из бывших сотрудников Астраханского отделения АРА Рифлефс. В 1935 году была ликвидирована американская резидентура, руководимая полковником Джонсоном. Прибыв в Россию в 1923 году как уполномоченный АРА, он после ее ликвидации представлял ряд торгово-промышленных фирм.

Таковы были малоизвестные широкой общественности грани деятельности АРА в России.

Валерий БАРАНОВ, генерал-полковник, доктор исторических наук

источник: «Военно-промышленный курьер»

Комментариев нет: