пятница, 27 июня 2014 г.

Министр подло прикрылся Крымом, объясняя населению пенсионный грабеж

И забыл про деньги, которые мы тратим на финансирование экономики США

Накануне министр финансов Антон Силуанов "обрадовал" будущих пенсионеров, сказав, что замороженные в 2014 г. накопительные части их пенсий обратно в НПФ не вернутся. Если до последнего времени кто-то еще надеялся, что декларируемая федерацией борьба за социальные гарантии для пенсионеров имеет хоть что-то общее с реальностью, то теперь эти надежды разбиты в пух и прах. Ведь Силуанов заявил "никто не собирался эти деньги возвращать". То есть дело совсем не в источниках, которых, по словами министра, в стране нет, а в изначальной позиции правительства, которое еще в 2013 г. планировало "конфисковать" честно заработанные жителями 240 млрд руб. Правда, год назад "заморозка" подразумевала возврат денег в НПФ, но планы, по словам Силуанова, изменились из-за Крыма. Именно в развитие новой российской республики были вложены пенсионные деньги, сказал министр. О том, что Крым ни в чем не виноват и о колоссальных финансовых ресурсах государства Накануне.RU рассказал экономист Владислав Жуковский.


Вопрос: Действительно ли у России отсутствует возможность вернуть нам пенсионные деньги? Государство уже успело растратить "кубышку", вложенную по большей части в американские ценные бумаги?

Владислав Жуковский: Речь идет об отсутствии не возможности, а желания. Министерство финансов может ознакомиться со своей же статистикой: у государства без дела лежит практически 6,5 трлн руб., из которых почти 3,2 трлн руб. – это средства резервного фонда, и примерно столько же – средства Фонда национального благосостояния (существенная часть этих денег вложена в американские ценные бумаги, фактически они финансируют чужую экономику, - прим. Накануне.RU). 240 млрд руб. недопоступили на накопительный пенсионный счет россиян в 2014 г. в связи с отказом правительства переводить туда 6% от фонда оплаты труда. Найти эту сумму несложно, в рамках российской экономики и российского бюджета это сущие копейки - примерно 0,3% ВВП или 3% от совокупных расходов федерального бюджета России. Говорить, что денег нет – абсолютно непрофессионально и неправильно. Это ложь, деньги есть. Нет абсолютно желания у Минфина с кем-то их делить. Это политика волка на сене.

Силуанов открыто заявил, что всех россиян, всех будущих пенсионеров еще в конце 2013 г. обманули. Он заявил, что Минфин и не планировал никому никакие деньги возвращать, но в 2013 г. речь шла о другом. Часть страховых взносов в размере 6% от фонда оплаты труда действительно должна была пойти не в накопительную, а в солидарную часть пенсии, делалось это с одной простой целью - покрыть расширяющуюся дыру в бюджете пенсионного фонда России.

Вопрос: Которая появилась благодаря Кудрину...

Владислав Жуковский: Объемы предпринимательской и инвестиционной активности падают, доходы россиян, хоть и растут, но рост начал замедляться. Все большая часть экономики уходит в серую зону, капиталы из страны вытекают. По этим причинам поступления в пенсионную систему начали стагнировать и перестали расти теми темпами, которые были необходимы для финансирования пенсии, образовалась дыра. И эту дыру правительство решило заткнуть за счет накопительного компонента. Они увязали это не с фискальной инициативой, а подали, как наведение порядка в составе негосударственных пенсионных фондов. Якобы, всем НПФ будет необходимо пройти перерегистрацию, акционирование, контроль и тестирование в Минфине и Центробанке России. Потом в 2015 г. деньги вернутся на накопительные счета пенсионеров и все устаканится. Теперь Силуанов говорит, что это большая ложь, и никто в правительстве не собирался возвращать эти деньги пенсионерам.

Вопрос: Наверняка, Силуанов озвучивает не свою личную точку зрения…

Владислав Жуковский: Политика двойных стандартов велась изначально: рядовым россиянам говорилось одно, а Минфин проводил свою политику фискального фетишизма, стараясь никому денег не дать и вывести их за рубеж в виде пополнения резервного фонда. По-прежнему социально-экономическая политика является глубоко антисоциальной и противоречит интересам большинства Россиян. Конечно, тезисы, которые озвучивает Силуанов, он говорит не самостоятельно. Как минимум, его позиция согласована с кабинетом министров, с руководством правительства, может даже быть и выше – с президентом. Поэтому я понимаю, что Силуанов выполняет функцию коллективного Чубайса и Кудрина в одном флаконе: он должен быть индикатором и громоотводом для внесения неприемлемых политических инициатив. Озвучить президент их лично не может. А я напомню, что Путин постоянно говорит о недопустимости повышения пенсионного возраста, ужесточения фискальной политики и повышения бремени на предпринимателей и население. Но Силуанов первый раз в апреле заявил, что вопрос повышения пенсионного возраста не снят и Минфин продолжит политику пенсионной реформы, потом поднял эту тему в мае. Сейчас он продолжил эту линию и дал понять, что слова федеральных чиновников о пенсионных правах и гарантиях для россиян – одна большая иллюзия. Ситуация будет ухудшаться.

Вопрос: Денег нет, но на самом деле они есть, эту позицию мы поняли. Почему тогда чиновник прикрылся вложением средств в Крым? Была ли необходимость в финансировании Крыма за счет средств НПФ?

Владислав Жуковский: Причина интересная. Вдруг, оказалось, что во всем виноваты Крым и Севастополь. Получилось, что из кармана россиян решили профинансировать пускай и правильные, но в данном случае весьма затратные геополитические амбиции Кремля и правительства. Они присоединили Крым и Севастополь, начали вливать в него сотни миллиардов рублей абсолютно без контроля, какого-то экономического обоснования и общественного надзора. Я не понимаю, почему государство не может из своего кармана оплатить все стройки и повышение уровня жизни крымчан и севастопольцев до российского. Еще раз напомню, у государства без дела лежат 6,5 трлн руб. в резервном фонде и ФБН. Кроме того, у государства очень низкий долг, можно было бы взять деньги на внутреннем рынке под низкий процент - 5-6% годовых. Если бы у правительства было желание профинансировать стройки в Крыму и Севастополе адекватно, не подрывая уровень нашего благосостояния, нужно было оставить деньги в накопительной части и провести целевой займ, с последующим выпуском инфраструктурных облигаций на реализацию федеральной целевой программы по развитию Крыма. На эту программу предусмотрено выделение порядка 1 трлн руб. на ближайшие пять лет. Правительство могло разместить эти бумаги и обязать ПФР купить их. Тогда мы бы получили определенный фиксированный доход – на уровне 6-7% годовых, что хоть как-то покрыло бы официальную инфляцию. У государства появился бы цивилизованный с социальной и экономической точки зрения инструмент финансирования Крыма, при этом пенсионные деньги все равно были бы вложены в долгосрочное финансирование Крыма и Севастополя. Но государство пошло по самому простому коррупциогенному пути, который позволяет обогащаться отдельно взятым чиновникам Минфина и аффилированным с ними структурам.

Вопрос: Крыма не было на повестке, когда начиналась заморозка. Если бы Майдан на Украине не вылился в войну с последующим присоединением полуострова к России, могли бы деньги вернуться в НПФ?

Владислав Жуковский:  Нет. Правительство нашло бы еще десять тысяч поводов для объяснения, почему рядовые россияне не заслужили получить обратно заработанные деньги. В Минфине работают очень творческие люди и они в совершенстве освоили искусство изобретения абсолютно невменяемых отговорок и отмазок.

То, что Минфин отказывается вернуть НПФ накопительную часть – это грабеж. Причем, грабеж социально легитимный. Необходимо сделать депутатские запросы в Минфин, правительство, администрацию президента, потому что с моей точки зрения это откровенный узаконенный грабеж, который нарушает пенсионные права всех россиян.

Вопрос: Практически одновременно с заявлением Силуанова вышло интервью с руководителем Минэкономразвития Алексеем Улюкаевым. Он поддержал возврат замороженных средств в НПФ. Может ли позиция Минэкономики как-то повлиять на ситуацию?

Владислав Жуковский: Идет очень жесткий ведомственный конфликт между Минфином, Минэкономки и Центробанком. Пока Улюкаев работал в ЦБ России и Минфине, он был там проводником идей фискального фетишизма и "кудринизма". Сейчас он возглавляет Минэкономики и у него есть обязанность обеспечить экономический рост. Он понимает, что надо заставлять министерство финансов открывать кубышку и давать деньги в экономику. У Минфина позиции гораздо сильнее, поэтому он остается ключевым, наиболее сильным и влиятельным ведомством. Не думаю, что Улюкаев сможет поменять настроения правительства.

Алена Ласкутова, источник: Накануне

Комментариев нет: