понедельник, 2 июня 2014 г.

Истинная природа украинской войны

Многие уже давно отрапортовались о начале гражданской войны на Украине. Но на самом деле она началась только пару дней назад, с началом боевых действий в жилых кварталах. Ранее основную часть жертв среди мирного населения составляли не потери от военных действий, а жертвы политических карательных акций (типа одесской), жертвы эскадронов смерти, терроризирующих многие регионы Новороссии. А теперь надвигается настоящий ужас. Врезалась в память фотография старенькой бабушки, у которой снарядом разрушило дом. Эта славянская бабушка, думаю, никак не могла ожидать, что доживет до поры, когда ее дом, расположенный вдали от всяких границ, окажется на линии фронта, как в 1942 году. И что обстреливать его будут не какие-то «басурмане», а свои же братья-украинцы. И таких бабушек на Украине – миллионы. Понятно, что подавляющая часть населения Украины войны не хочет, война никоим образом не вписывается в жизненные планы большинства людей ни на Западе, ни на Востоке, ни в Центре, ни на Юге страны. Любому, кто когда-либо посещал Новороссию или Малороссию, особенно летом, особенно сельскую местность, очевидно, что эта земля чисто физически отторгает идею войны. В бытность свою «Диким Полем» она слишком натерпелась от войны и произвола, так что сегодня в генетическом коде большинства ее жителей прописано что-то вроде послания: «хатка, огородик, завалинка, голубое небо, и ничего больше не надо». И вот, мы видим весьма поучительный факт: страна по сути не хочет войны, боится войны, не понимает, зачем вообще воевать друг с другом, но ее туда активно вталкивают украинские власти, машина пропаганды и кучка фанатиков, и у людей нет ни малейшей возможности этому воспротивиться. Зачем? Ради чего все это?

Я много лет выступаю за государственный статус русского языка на Украине, за равноправие украинцев и русских, за федерализацию и т.п. И тем не менее, мне совершенно ясно, что ни борьба за язык, ни борьба за более справедливое распределение власти между регионами и Центром сами по себе не стоят настоящей гражданской войны. Даже борьба с украинизацией, сама по себе, не стоит гражданской войны, не стоит разрушенных городов, не «окупит» страдания умирающих от голода стариков, детей, которые прячутся от бомбежек вместо того чтобы радоваться своему детству. Все-таки прикинуться «украинцем» русскому – раз плюнуть, и русские на Украине находились далеко не в таком бесправном положении, как в Эстонии, и не в такой опасности, как в Чечне. Те, кому совсем невтерпеж, могли бы эмигрировать в РФ. – «Казалось бы, что стоило русским в очередной раз немножко уступить, немножко прогнуться? И Новороссия могла бы избежать наступающей катастрофы. И разве русские не привыкли уступать, прогибаться, подчиняться чужой наглости за последние 90 лет? 1000 раз уступили, уступите же и в 1001 раз, дурачки! А потом - в 1002, в 1003 и т.д. Что вам стоит? Чего вдруг уперлись?»

Но эта война, как мне кажется, имеет более фундаментальную причину, которая возвышается над прямо заявленными политическими поводами. Это не война «за язык», не война «за регионализм». Это война за Человеческое Достоинство. Истинная причина в том, что русские устали уступать. «Уступалка» сломалась. А украинцы этого не поняли, не сумели или не захотели вовремя перестроиться, все еще думают, что уступчивость русских – это нормальное, «правильное» состояние. И нужно лишь немного поднатужиться, надавить, припугнуть, - и все вернется «на круги своя». - Нет, уже не вернется.

Кстати, русскими я в данном случае называю не только «русских по паспорту», но и всех тех на Украине, кого приравняла к русским сама же укронацистская пропаганда: всех, кого воротит от бандеровщины, от правосеков, от наглой лжи, от подлых морд олигархата, коему «правильные украинцы» присягнули на верность и желают скормить своих детей. Это вообще «страшная тайна» украинского конфликта, которую нам, русским выгодно скрывать от самих украинцев: конфликт на Украине идет не между «этническими украинцами» и «этническими русскими», а в основном между разными местными субэтносами (галичанами, малороссами и новороссами), которые находятся в разной степени удаленности от русских. Но если сами же укронацисты, по своему идиотизму, готовы записать в «русские» всех, кого воротит от укронацизма галицийского разлива, то мы этому должны быть рады. Глядишь, люди и сами поверят, что они русские. «Воротит от Бандеры, от правосеков, от жирной хари Поросенка Петра? Хочешь говорить по-русски? Хочешь гордиться Победой? Значит, никакой ты не украинец, а наш, русский!» Последние два десятка лет чаша весов колебалась. Не ясно было, кем в итоге станут «промежуточные» новороссы: их мало-помалу, тихой сапой сделают украинцами, или все же они останутся русскими. Теперь ясно, что русскими. И все это - благодаря «мудрой» укронацистской пропаганде.

Посмотрите еще раз на этот снимок: даже у оставшейся без дома новороссийской бабушки вы не найдете во взгляде ни страха, ни раболепия: лишь укор и презрение. Русские устали бояться, устали уступать, устали считать себя в своей родной Новороссии «людьми второго сорта», «неправильными украинцами», говорящими на «неправильном языке». В национальном гнете главное – не материальный ущерб, а именно навязывание угнетаемым чувства неполноценности. Мой отец, переживший ребенком немецкую оккупацию, желая описать свой опыт, не стал рассказывать про голод и прочие трудности, а вспомнил лишь главное: «они нас за людей не считали». И не случайно многие в Новороссии заговорили сегодня о «борьбе с фашизмом», вспомнили дела минувших дней: они прочувствовали самое главное в отношении к себе укранацистскойй публики. Именно это: «они нас не считают равными себе». «Они считают, что мы, на своей земле, в своей Новороссии, в качестве русских должны чувствовать себя неполноценными, неправильными гражданами, людьми второго сорта. Считают, что мы должны стыдиться того, что мы – русские, а не укронацисты. Считают, что мы должны думать о своей Новороссии как о «чужой» земле, где мы – что-то вроде мигрантов или оккупантов, а укронацисты – хозяева».

После начала нынешнего конфликта, особенно после возвращения Крыма, среди свидомой украинской и российской новиопской публики пошла волна увещеваний на тему: «Опомнитесь! Вы рискуете потерять украинцев как дружеский и братский народ! Результатом этих событий будет непреодолимая трещина, пропасть в отношениях между двумя народами!» Прислушайтесь ко всем подобным увещеваниям. Везде в качестве фона звучит монотонный рефрен: «Уступите, смиритесь, ведь это правильно, когда русские уступают украинцам и кому угодно». Между тем, пропасть, которой нас пугают, появилась гораздо раньше. Суть этой пропасти именно в том, что укронацисты не признают за русскими, именно в качестве русских, равных прав быть хозяевами Новороссии, считать ее своей родиной. И глубина этой пропасти – уже заранее, еще до всякого Крыма подготовленной, - оказалась такой, что массы украинцев готовы воевать и убивать ради того, чтобы русские смирились и осознали себя людьми второго сорта, «гостями», а не хозяевами. Страшно даже представить, сколько миллионов украинцев должны принести себя в жертву, чтобы заполнить своими телами эту пропасть доверху. Настолько доверху, чтобы украинец предпочел прикусить себе язык, когда появится желание гавкнуть на русского. Чтобы предпочел вырвать себе глаз, если этот глаз косо посмотрит на русского.

Увы, именно украинские понты привели этой войне, украинское желание «перемоги» над своим ближним, над своим братом. Не будь этих понтов, и все проблемы нынешней Украины решились бы мгновенно. Об этом хорошо написал _devol_:

«Предположим фантастику (в нынешней ситуации) - вместо упоротых сектантов, русофобов, нацистов и откровенных аутистов в Киеве было бы правительство, которому немного хотя бы ЖАЛКО страну. Ну да, страна хреновая, профукали все полимеры, сбежала шестая или даже пятая часть населения, полный провал в экономике, страна-банкрот и так далее. Но, повторюсь - ЖАЛКО. Что же делать?

Очень просто. Русскому языку - статус государственного, ибо не фиг. Провал политики украинизации очевиден всем, на украинском говорит от силы постоянно лишь 10-15% населения Окраины. Я за последние три месяца просмотрел несколько сотен видеороликов с Украины. Чисто на мове из них - процентов 15, и то с оговорками. Обычный расклад: путающийся в недавно освоенной "мове" теледиктор или корреспондент, беседует с человеком, который излагает свои мысли на нормальном русском языке. Причина уважительна: русский более богатый, более инструментальный, более гибкий язык, чем убогий псевдо-польский канцелярит. В украинском интернете русский задавил и выкинул украинский давно на помойку.

Тогда зачем плыть против течения с такой обреченностью? В Австрии и Швейцарии никто не выдумывает свой "язык", все говорят на Hochdeutsch. Наверное, потому что идиоты.

Далее - та самая децентрализация. В слабой стране со слабым центральным правительством и сдыхающей экономикой это - неплохой шанс удержать государство от сползания в анархию, эпоху "полевых командиров". Именно так поступил Ельцин в начале 90-х годов в РФ, когда был велик риск повального сепаратизма (вспомним Уральскую республику Росселя, идеи Дальневосточной республики, Татарстан и так далее).

И все будет решено автоматически. Любой сепаратизм автоматически теряет любую, самую иллюзорную основу.

А экономические проблемы Донбасса волнуют теперь не Киев, а региональное правительство. И оно отвечает за экономику региона. Удобно? Да, просто отлично. Если еще губернатором Донбасса назначить Губарева - пусть и отдувается. А потом вообще разрешить выборы. Чтобы сами выбирали, сами хлебали, сами "радовались". Поди плохо. Киев при чем? Сами выбрали себе дураков, вот и возитесь с ними».
И т.д.

Ну ладно, не будем слишком жестоки к украинцам. Они Д'Артаньяны в белых плащах. Во всем, конечно, виноваты русские. Истинная причина этой войны в том, что русские больше не хотят быть людьми второго сорта по доброй воле, по собственной инициативе, - ни на Украине, ни где-либо еще. - «Вы привыкли, что русские прогибаются сами? Считаете, что имеете право третировать русских, смотреть на них сверху вниз? Ну так докажите это право с оружием в руках. Заставьте нас, раз такие крутые. Сколько своих трупов вы хотите положить за то, чтобы прогнать нас с этого клочка земли? А с того? Подходите ближе, мы уже пристреляли пулемет». - Таково настроение русских: сегодня - в Новороссии, завтра - везде. Каждому, кому кажется, что он имеет право смотреть на русских сверху вниз, считать их «второсортными», «гостями» на той земле, где они живут, придется отстаивать это право с оружием в руках. Или сдуться, умерить свои амбиции, относиться к русским как к абсолютно равноправным гражданам своей страны. Сами собой, безропотно, по доброй воле, русские больше никому не позволят смотреть на себя сверху вниз.

Почему впервые это чувство проснулось у русских в массе именно на Украине, а не в Эстонии, Казахстане, на Кавказе и где-либо еще, где русские сталкиваются с гораздо большим давлением? Ответ парадоксален: именно по той причине, что украинцы русским ближе всего, похожи на русских. Когда право на господство и «первосортность» предъявляет абсолютный чужак, «Другой», под это право хотя бы теоретически можно подвести какое-то обоснование. «Он так отличается от меня, так непонятен и непознаваем, что, может быть, действительно чем-то сильнее или лучше меня». Но когда с претензиями на первенство к вам подступает человек, который от вас практически не отличается, которого вы видите насквозь, «тот же русский, только сбоку», - в основания для такой претензии поверить трудно. Сначала русские вообще не воспринимали эту претензию со стороны украинцев всерьез, принимая их за милых деревенских дурачков. - «Чем бы дитя не тешилось». - Но когда поняли, что «они это всерьез», то серьезно разозлились. И теперь украинец для многих русских – «тот же русский, только хуже», «тот, кто нуждается в наказании за наглость». Украинцы, таким образом, оказались «слабым звеном» среди дружного фронта национальностей, считающих себя «лучше и полноправнее русских». Украинцы «взяли с русских не почину», «не по способностям» и тем самым подставили всех остальных. Ибо теперь новый шаблон взаимоотношений с «Другим», опробованный на украинцах, будет использован и в отношении других «первосортных» народов. Во всех остальных «Других», смеющих смотреть на русских свысока, русские постепенно научатся видеть таких же «украинцев» с «дешевыми понтами», не подкрепленными реальной силой. Священная Война русских за возвращение Человеческого Достоинства только начинается.

Самое плохое в этой истории то, что Россия, российская общественность тоже внесла свою лепту в развитие украинской катастрофы. Внесла свою лепту в углубление и «отшлифовку» той пропасти, которую выкопали украинцы, чтобы отгородиться от русских. Потворствовала той части украинского общества, которая привыкла считать русских на Украине людьми второго сорта. Я здесь имею в виду, разумеется, не патриотов России и не добровольцев-ополченцев, а ту часть российского политического и медийного поля, которая потворствовала социопатии украинских властей, их нежеланию договариваться, искать компромисс с русскими в Новороссии. Как же было украинцам не поверить в свое право считать русских гражданами второго сорта, если в самой же России «вся прогрессивная общественность» убеждала их в святости этого права? Если бы новиопская Россия не провоцировала украинцев, не вводила их в заблуждение, не оправдывала их «святое право» издеваться над русскими, то, возможно, украинцы вели бы себя разумнее. Вся та публика в России, которая жестоко обманывала украинцев, укрепляя их в желании притеснять русских, несет свою долю ответственности за проливаемую кровь, и когда-нибудь, я уверен, украинцы отомстят каждому, кто их подставил и отправил на смерть.

Сергей Корнев, источник: ЖЖ

Комментариев нет: