среда, 25 июня 2014 г.

Правительство отправляет студентов "за бугор": дипломированные специалисты станут... проводниками "цветных революций"

В России прошла первая волна сдачи Единого государственного экзамена (ЕГЭ). Министерство образования радостно заключает, что благодаря усиленной системе контроля экзамен впервые прошел без серьзных скандалов и нарушений. Если вывод о прозрачности проверки знаний можно сделать более-менее однозначно, то судить о качестве подготовки выпускников еще рано: результаты экзамена объявят поздее, и тогда станет понятно, какой процент школьников покинет стены учебного учреждения с аттестатом о среднем образовании, а какой – со "справкой". Но у профильного ведомства все под контролем: недостаток знаний не станет основанием, чтобы не получить заветную корочку выпускника. Так, минимальный балл по русскому языку был снижен с 36 до 24, по математике — с 24 до 20. Одновременно с этим Правительство России подписывает постановление о финансировании обучения магистров за границей, словно вновь преклоняясь перед зарубежной системой образования. О чем свидетельствуют такие "подачки" Правительства и к чему они ведут, в интервью Накануне.RU рассказал президент Всероссийского фонда образования, доктор педагогических наук, профессор Сергей Комков.


Вопрос: Министерство образования отчиталось за первый этап проведения ЕГЭ. По данным ведомства, в этом году экзамен прошел без нарушений, в связи с чем глава ведомства Дмитрий Ливанов заявил, что Единый государственный экзамен себя оправдал и в дальнейшем будет меняться только содержательно. Согласны ли Вы с тем, что американская система оценки знаний успешно прижилась в нашей стране?

Сергей Комков: Если в конце 50-х годов мы потерпели фиаско в развернутом Никитой Хрущевым движении "Догнать и перегнать Америку!", то теперь мы близки к тому, чтобы переплюнуть американцев по всем статьям. Особенно по скорости развала своего собственного образования. И, если в конце 90-х многие американские аналитики с грустью констатировали факт того, что почти треть выпускников школ США едва умеет читать и писать, то сегодня Россия почти вплотную приблизилась к этому выдающемуся "достижению" Америки. Еще годик-другой – и четверть россиян тоже будет с трудом на выходе из стен школы различать буквы. А считать будет исключительно при помощи калькулятора.

Что касается того, что Рособрнадзор радостно рапортует об избежании массовых списываний и фальсификаций в этом году, так это неудивительно. Сдачу ЕГЭ в России превратили в спецоперацию с участием МВД и ФСБ. Пакеты с заданиями возят вооруженные курьеры. Аудитории превратили в спецприемники. Прослушивают, просматривают, подглядывают, ощупывают. И все это ради одного: окончательно убедиться в том, что выпускники ничегошеньки не знают, ничегошеньки не умеют и ни на что в жизни не пригодны.

Вопрос: Как Вы отнеслись к решению Министерства образования снизить минимальный балл по русскому языку и математике? По словам Кравцова, это было сделано, чтобы не допустить социального напряжения и не оставить выпускников без аттестатов.

Сергей Комков: Все это ведет к полнейшему развалу системы образования. Сегодня уже практически каждый пятый выпускник российской школы не умеет читать, писать и считать. А это значит, что все они – эти несчастные дети, попавшие в лапы хищных и кровожадных "реформаторов", фактически обречены на то, чтобы покинуть стены школы не с полноценным аттестатом, а с волчьим билетом. Чтобы не допустить социального взрыва, руководство главного российского надзорного образовательного ведомства быстро смекнуло, что лучше уж снизить, так называемый, оценочный "порог". Чтобы, как говорится, не было повода для нарушений. В самом деле. Если раньше надо было как-то изловчаться и мудрить для того, чтобы получить желаемый результат, то теперь достаточно набрать всего 20 баллов из ста, чтобы получить положительную оценку по математике, и 24 балла из ста для того, чтобы получить положительную оценку по русскому языку.

Но, видимо, чиновники сами не в ладах с математикой. Потому что в процентном отношении и 20, и 24 баллов от 100 возможных – это та же бывшая двойка по пятибалльной оценочной системе. То есть, мы фактически начали выпускать с аттестатами о среднем образовании людей с двойками. Как говорится, - докатились!

Вопрос: И что этим горе-выпускникам потом делать, возьмут ли их в вузы?

Сергей Комков: Дальше эти "двоечники" пойдут штурмовать лучшие российские вузы. И эти вузы будут вынуждены их принимать. Потому что других-то нет! И будут с ними мучиться, делая вид, что готовят из них специалистов. Потом эти "специалисты" придут на производство и в социальную сферу. Так замкнется порочный круг втягивая нашей страны в пучину безграмотности и невежества.

Что же касается самого ЕГЭ, то снижение так называемого "оценочного порога" ведет к полному и окончательному его уничтожению. Потому что скоро вообще можно будет не заботиться о его сдаче. Ибо, проходным баллом станет… ноль.

Поэтому на месте руководства Рособрнадзора я не спешил бы с победными реляциями по поводу успехов в проведении ЕГЭ. Ибо, эти "успехи" весьма попахивают большим свинством по отношению к стране, послушно следующей в области образования в фарватере американского флагмана, быстро и настойчиво ведущего эту страну на свалку истории.
Вопрос: Кстати, про свалку. Не так давно на окраине Перми были найдены заполненные бланки экзамена ГИА для девятиклассников. Как они попали на свалку, министерство образования однозначно ответить не может, сейчас прокуратура ведет проверку. На Ваш взгляд, показателен ли этот инцидент?

Сергей Комков: Я уже много раз говорил и писал о том, что, какие бы меры предосторожности ни применялись при проведении ЕГЭ и ГИА (государственной итоговой аттестации за курс девятого класса), в этой области всегда будут провалы и махинации. Потому что слишком многое ставится на карту, а результат зависит не от полноценной учебы в школе, а всего лишь от одного-единственного тестового экзамена. Поэтому коррупция при введении ЕГЭ и ГИА не снизилась, а резко возросла. И какие бы "спецоперации" ни проводились, всегда будет возможность обойти запреты. И всегда найдутся люди, готовые за определенное вознаграждение поспособствовать получению хорошего результата выпускниками. Это своего рода преступный бизнес. Свести на нет который можно лишь одним способом: кропотливой работой по развитию и совершенствованию традиционной российской классической фундаментальной системы образования. Безо всяких американских "штучек" в виде ЕГЭ или ГИА.

Вопрос: В чем Вы видите пути развития и совершенствования российского образования?

Сергей Комков: Путь здесь один: нам пора вернуться к лучшим традициям русской и советской средней и высшей школы. Отбросив в сторону чрезмерную идеологизацию того периода, надо возрождать фундаментальный классический характер российского образования и полностью отказаться от прикладной системы, навязанной нам американскими советниками.

Вопрос: Судя по принятому на днях постановлению Правительства, российские власти действуют в обратном направлении. В пятницу Дмитрий Медведев утвердил социальную программу "Глобальное образование", которая позволяет россиянам-бакалаврам, самостоятельно поступившим в зарубежные вузы, пройти в них обучение за государственный счет. По прибытии на родину выпускник должен отработать потраченные на него деньги, устроившись работать в российскую компанию минимум на три года. Что Вы думаете об этой инициативе?

Сергей Комков: Думаю, что Правительство России идет неверным путем. Программа "Глобальное образование" разработана при участии экспертов и советников Всемирного банка и направлена отнюдь не на повышение уровня высшего профессионального образования в нашей стране.

Данную программу лоббировали российские чиновники, заинтересованные в том, чтобы их дети смогли за государственный счет получить высшее образование в зарубежных вузах, так как теперь многим из них (после введения запрета на наличие счетов в банках за рубежом) финансировать обучение своих детей стало затруднительно. И потом, даже если часть получивших за рубежом образование все-таки вернется в Россию, это - фактически скрытая форма финансирования частных компаний за государственный счет.

То, что Правительство планирует потратить на реализацию программы за три года всего 4,4 млрд руб., еще раз доказывает тот факт, что получить подобного рода льготу смогут далеко не все желающие и что распределяться эти деньги будут исключительно среди "своих".

Вопрос: Можно ли сказать, что российское Правительство вместо того, чтобы поднимать качество нашего образования, перекладывает эту ответственность на зарубежные вузы?

Сергей Комков: Данная "инициатива" никак не коррелируется с проблемами повышения качества высшего профессионального образования в России. Процент получивших за государственный счет высшее профессиональное образование за рубежом будет очень невелик. Так что это, скорее всего, лишь очередной комплементарный кивок в сторону Запада и очередное признание того, что их образование является лучшим по сравнению с Россией.

Вопрос: Правительство рассчитывает на то, что после заграничного обучения на родину вернутся высококлассные специалисты. В какой мере эти ожидания оправданы?

Сергей Комков: Я очень сомневаюсь, что получившие на Западе высшее образование специалисты вернутся на Родину. Зарубежные фирмы для того, чтобы решить вопрос об оставлении у себя наших дипломированных специалистов, предпочтут погасить их задолженности. Тем более, как я уже сказал ранее, в основном это будут дети российских чиновников. Ни о каком патриотизме в петровском духе говорить здесь не приходится.

Вопрос: Сейчас повсеместно звучат разговоры о "пятой колонне" в российском Правительстве, которая всячески пытается лоббировать в России западные ценности. Можно ли считать предложение оплачивать российским студентам образование в зарубежном вузе одним из проявлений активности "пятой колонны"? Ведь нетрудно предположить, какие ценности будут вкладывать в бакалавра западные гуманитарные факультеты. Не получится ли так, что в итоге эти выпускники станут своего рода "западными агентами"?

Сергей Комков: Так называемая "Пятая колонна" существует в российском Правительстве давно. Меняются конкретные лица, но не меняется направленность их деятельности.
На протяжении уже более чем 20 лет делаются попытки изменить общественное сознание населения нашей страны для того, чтобы превратить ее в своего рода "резервную территорию" Запада. И, в первую очередь, США. И важнейшим фактором в этом плане является попытка изменить всю систему образования. Что произошло в подобной ситуации на территории Украины, мы теперь все прекрасно видим. В России до этого пока не дошло. Но опасность изменения общественного сознания через "реформирование" системы образования имеется и у нас. Поэтому вполне допускаю мысль о том, что студенты, прошедшие обучение на Западе, будут подвергнуты серьезной идеологической обработке и могут стать проводниками идей разнообразных "цветных революций" у нас в России.

Анна Смирнова, источник: Накануне

Комментариев нет: