воскресенье, 15 июня 2014 г.

Знак для «укроцезаря». Киевско-римская история нехороших знамений.

Римский писатель и историк Гай Светоний Транквилл, написавший свою знаменитую «Историю 12 цезарей», начинал каждую из глав с рассказа о знамениях, предшествующих важнейшим событиям в жизни своих героев и даже предшествующих их рождению.

Если бы Светоний озаботился написать историю предъявленного «городу и миру» президента Украины, а вернее, того, что от неё осталось, Петра Порошенко, то наверняка отметил бы его поразительное внешнее сходство с предыдущим «окраинным цезарем» Януковичем.

Однако в отличие от Януковича, «гетман» Порошенко срок, пусть и за пустячные шалости, не мотал. Зато на зоне побывал его отец, Алексей Вальцман, поменявший свою фамилию на, как ему показалось, более благозвучную – Порошенко. Статьи, по которым сидел пять лет Порошенко-старший, были, впрочем, как и у Януковича, не расстрельными, хотя и более тяжёлыми: приписки, хищение государственного имущества, незаконное хранение оружия. Джентльменский набор рядового директора маленького советского заводика. Одним словом, если Янукович сидел сам, то у Порошенко сидел его папаша. Какой-никакой, а все ж прогресс.

Инаугурация обоих «гетманов» тоже не обошлась без знамений, на которые обратили внимание все, и на которые обратил бы особое внимание римский историк. Так, на инаугурации Януковича перед ним как бы сами собой захлопнулись двери Рады. В этом, как показали дальнейшие события, был особый знак. Памятуя о нём и явно опасаясь его повторения, организаторы представления нового «укроцезаря» отворили двери и жёстко закрепили их, дабы они не захлопнулись вторично.

Однако кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Петру Порошенко оставалось лишь продефилировать по ковровой дорожке мимо почётного караула, как случился иной казус: солдатик уронил свой карабин и, нагнувшись за ним, упал и сам. Иной материалист приведет статистику случаев, когда стоящие в почетном карауле у знамени воины падали от напряжения в обморок. Дело житейское. Но вот ронять оружие и падать – это совсем иное. И Гай Светоний Транквилл, будь он тому свидетелем, наверняка отметил бы этот знак.

А дальше была речь в «сенате» и размахивание «гетманской булавой». Слушая её, равно как и речи прочих «укропатрициев», невольно отмечаешь, что державная мова для них – иностранный язык, и в этом очередная демонстрация опереточности ситуации, равно как и всей «укродержавности».

Но и это был не последний знак-конфуз в той истории. После своего сенатского триумфа новоиспеченный «укроцезарь» решил поинтересоваться судьбой рухнувшего наземь солдатика. Но и тут вышла осечка. Подошёл он по ошибке к другому, стойко отстоявшему свой срок.

Любопытно: у «цезаря» триумф, пусть и локальный, а он не забывает о «знаке» и держит его в уме. В результате очередного реприманда, почётный караул было решено в знак особой немилости «послать на Юго-Восточный фронт». Караульщикам лишь остаётся благодарить Бога за то, что их «головной атаман» не распорядился учинить им децимацию.

Всё это было бы пошловато, если бы не было у этого представления своего кровавого фона. Да и Светоний, описывавший деяния ничтожеств, волею судеб дошедших до вершины власти, нигде не говорил, что от ничтожных правителей не могут происходить великие злодеяния. Да и новейшая история тому свидетель.
 
 P.S. Любопытно, что арестантским «погонялом» Порошенко-старшего в местах, не столь отдаленных, было «Параша». Вряд ли те, кто присваивал Алексею Порошенко это тюремное прозвище, имели в виду уменьшительное от женского имени Прасковья (Параскева).
 
Борис Куркин, источник: Народный политолог

Комментариев нет: