пятница, 6 июня 2014 г.

Как англосаксы саботировали открытие второго фронта

70 лет назад, 6 июня 1944 года, союзники СССР по антигитлеровской коалиции начали Нормандскую операцию. Стратегическая операция союзников по высадке войск во французской Нормандии (операция «Оверлорд») считается датой создания Западного (второго) фронта Второй мировой войны. Нормандская операция является крупнейшей десантной операцией в истории человечества — в ней приняли участие более 3 млн. человек, форсировавших пролив Ла-Манш из Англии в Нормандию. Достаточно сказать, что в первый день операции было высажено 5 пехотных дивизий, 3 бронетанковых бригады и ряд других соединений (около 100 тыс. человек).

До этого момента ни действия союзных сил в Африке, ни высадка в Сицилии и Италии не могли претендовать на звание «Второго фронта». Союзники захватили большой плацдарм, который позволил им высадить целые армии, начать наступление по территории Франции и освободить Париж. Немецкие войска смогли восстановить новую линию фронта только в сентябре 1944 года на западной границе Германии.

Открытие Западного фронта привело к приближению победы над Третьим рейхом. Берлину пришлось задействовать в борьбе с союзными войсками (в основном это были армии США, Великобритании, Канады и части французского движения Сопротивления) значительные пехотные и танковые соединения. И хотя война на Западном фронте по большей части не приняла такого ожесточённого и упорного характера, как на Восточном фронте, всё же Берлин не мог перебросить эти войска против Советского Союза. В результате День Победы произошёл 9 мая 1945 года, а не в конце 1945 г. или начале 1946 г. Советский Союз сохранил сотни тысяч жизней. СССР бы сломил Германию и в одиночку, но это произошло бы позже и с более серьёзными людскими и материальными потерями.

Так, 23 июня 1944 года началась одна из крупнейших военных операций за всю историю человечества — операция «Багратион». Причём успех Белорусской операции заметно превзошёл ожидания советского командования. Она привела к разгрому группы армий «Центр», полному очищению от противника Белоруссии, у немцев отбили часть Прибалтики и восточные районы Польши. Красная Армия на фронте в 1100 км продвинулась на глубину до 600 км. Успешное наступление поставило под угрозу группу армий «Север» в Прибалтике, впоследствии это серьезно облегчила проведение Прибалтийской операции. Кроме того, были захвачены два крупных плацдармов за Вислой, что облегчило проведение Висло-Одерской операции.

По мнению ряда военных историков, наступление советских фронтов было облегчено появлением Западного фронта. Немецкое командование не имело возможности перебрасывать резервы из Франции, включая крупные танковые соединения. Их наличие на Восточном фронте серьёзно осложнило проведение Белорусской наступательной операции. Кроме того, стоит учесть, что значительная часть немецкой артиллерии была на Западе, как и авиация. Это позволило советским ВВС быстро завоевать превосходство в воздухе и громить немецкие отступающие колонны без противодействия люфтваффе.

С другой стороны, мощное советское наступление не позволило немецкому командованию сосредоточить силы для ликвидации плацдарма союзников в Нормандии. Уже 10 июня Красная Армия начала наступление на северном крыле фронта, а 23 июня началась операция «Багратион».

Однако не стоит забывать и того, что союзники высадились во Франции намного позже, чем их ждали, и они обещали. По сути, высшее военно-политическое руководство Англии и США до последнего момента выжидало. Англосаксы первоначально считали, что Гитлер, которому позволили подмять под себя большую часть Европы для мобилизации её экономических и людских ресурсов довольно быстро раздавит СССР, но завязнет, воюя с партизанами и осваивая огромные русские пространства. Затем генералы должны были его устранить и восстановить нормальные отношения с Англией и США. Этому способствовал тот факт, что большая часть германского руководства до Второй мировой войны, да и во время её первого этапа, мечтала о союзе с Британией. Британская империя была образцом их «Вечного рейха», именно она создала расовую систему по всей планете, первые концлагеря и резервации. К тому же англосаксы изначально были создателями и спонсорами проекта «Третий Рейх» (Кто привел Гитлера к власти). Адольф Гитлер был фигурой в Большой Игре, человеком, который в очередной раз стравил Германию и Россию, естественных союзников, которое могли бросить вывоз англосаксонскому мировому порядку.

Германия не смогла сокрушить СССР одним молниеносным ударом, началась затяжная война на истощение, на силу духа, в которой русскому народу не было равных. Тогда Англия и США стали выжидать, когда враги обессилят друг друга, чтобы получить все плоды победы и установить полный контроль над планетой. Но и здесь противник ошибся — СССР, хоть и понёс страшные потери в этой битве титанов, смог усилиться и начался процесс освобождения советских земель, а затем и освобождение Европы. Возникла угроза, что СССР сможет поставить под свой контроль не только часть Восточной и Юго-Восточной Европы, но Центральную и Западную Европу. Необходимо было высадить войска в Западной Европе, чтобы не опоздать к дележу шкуры убитого германского медведя.

Впервые вопрос об открытии второго фронта был официально поставлен в личном послании главы советского правительства Иосифа Сталина от 18 июля 1941 г. британскому премьер-министру Уинстону Черчиллю. Приветствуя установление между СССР и Англией союзнических отношений и выражая уверенность в разгроме общего врага, Сталин отмечал, что военное положение двух держав было бы значительно улучшено, если бы был создан фронт против Германии на Западе (Северная Франция) и на Севере (Арктика). Этот фронт мог оттянуть значительные немецкие силы с Восточного фронта и сделал бы невозможным вторжение Гитлера в Великобританию. Но Черчилль отклонил предложение Сталина, ссылаясь на нехватку сил и угрозу «кровопролитного поражения» десанта.

В сентябре 1941 года, в условиях тяжелейшего кризиса на фронтах, Сталин снова вернулся к вопросу второго фронта. В посланиях от 3 и 13 сентября 1941 г. Сталин писал Черчиллю, что Германия перебросила на Восточный фронт более 30 свежих пехотных дивизий, большое количество самолетов и танков и активизировала действия своих союзников, в результате чего СССР потерял больше половины Украины и враг вышел к Ленинграду. По его словам, немецкое командование считало «опасность на Западе блефом» (так оно и было) и спокойно перебрасывало все силы на Восток. Германия получила возможность бить своих противников поодиночке: сначала СССР, затем Англию. Это давало Англии хорошую возможность открыть второй фронт. Черчилль, признав, что на Советский Союз легла вся тяжесть борьбы против Германии, сообщил, что открытие второго фронта «невозможно».

Победы Красной Армии зимой 1941—1942 г. открыли новые возможности для открытия второго фронта. Министр снабжения лорд Бивербрук докладывал британскому военному кабинету, что сопротивление русских дает Англии новые возможности. Русское сопротивление создало «почти революционную ситуацию во всех оккупированных странах и открыло 2 тысячи миль побережья для десанта английских войск». Однако руководство Англии по-прежнему считало Европу запретной зоной для английских войск. Английский кабинет и имперский генеральный штаб не разделяли мнения Бивербрука.

7 декабря 1941 г. вступили в войну Соединенные Штаты. Они умело спровоцировали Японию на нападение и стали «жертвой внезапного нападения». Американское общественное мнение, которое было склонно сохранить нейтралитет, забыло про принципы нейтралитета и изоляционизма. Штаб армии США начал разработку стратегического плана, который предусматривал сосредоточение американского военного потенциала против Германии. Англия должна была стать плацдармом для вторжения в Северную Францию. План был обсужден 1 апреля 1942 г. на совещании в Белом доме и одобрен американским президентом Франклином Рузвельтом. Рузвельт придавал этому плану большое политическое и военно-стратегическое значение. Американский президент считал, что необходимо заверить Москву в скорейшем открытии второго фронта. Это давало поддержку широких народных масс США, которые симпатизировали борьбе СССР против гитлеровских захватчиков, и было важно в предвидении предстоящих в конце 1942 г. выборов в конгресс. С точки зрения военно-стратегическим замыслов, Вашингтон хотел заручиться поддержкой СССР в разгроме Японской империи на тихоокеанском театре военных действий. Президент Рузвельт и начальники штабов придавали величайшую важность участию СССР в тихоокеанской войне.

Рузвельт направил в Лондон своего специального помощника Г. Гопкинса и начальника штаба армии США генерала Дж. Маршалла, чтобы ознакомить британское руководство со своими планами. Британское руководство дало принципиальное согласие на высадку ограниченного десанта западных союзников в 1942 г. и открытие второго фронта в 1943 г. 11 апреля президент Рузвельт пригласил к себе советника советского посольства A. А. Громыко и вручил ему личное послание главе советского правительства. Рузвельт предлагал направить для переговоров в Вашингтон советскую делегацию для обсуждения вопроса об открытии второго фронта. 20 апреля Сталин сообщил о согласии на встречу Молотова с американским президентом для обмена мнениями по поводу открытия второго фронта. В переговорах должен был принять участие и Лондон. В результате сложных и напряженных переговоров Вячеслава Молотова с военно-политическим руководством США и Англии было принято решение о создании второго фронта в Европе. 12 июня было сообщено о достижении договорённости по поводу открытия второго фронта.

Однако ни в 1942 г., ни в 1943 г. второй фронт не был открыт. Высадка войск в Европе в 1942 г. была отложена ради наступления американо-английских войск в Северной Африке. Об этом Рузвельт и Черчилль договорились без участия советских представителей. С военной точки зрения, операции союзников в Северной Африке имели незначительных характер и не могли ослабить военную мощь Германии на Восточном фронте и привести к её поражению. К тому же проведение операции в Северной Африке, которая началась в ноябре 1942 г., исключило организацию второго фронта в Европе и в 1943 г.

Москве о принятом решении сообщил Черчилль. В августе 1942 г. глава британского правительства прибыл в СССР для проведения переговоров. Принял в них участие и личный представитель американского президента Гарриман. 13 августа 1942 г. Сталин вручил Черчиллю и Гарриману меморандум, в котором говорилось, что 1942 г. представляет собой лучшее время для открытия второго фронта. Лучшие силы Германской империи были скованы боями с Красной армией. Однако Черчилль сообщил об окончательном отказе Соединенных Штатов и Британии открыть второй фронт в Западной Европе в 1942 году. Одновременно он заверил, что фронт откроют весной 1943 г. В Москве довольно хорошо понимали интересы США и Англии, но решили не обострять вопрос.

Берлин, воспользовавшись пассивностью Англии и США, развернул летом-осенью 1942 г. мощное наступление на южном фланге советско-германского фронта. Вермахт рвался к Волге и пытался захватить Кавказ, чтобы нанести смертельный удар СССР. В случае успеха немецкого наступления, против Советского Союза могли выступить Турция и Япония. Англия и США за счёт СССР сохраняли свои силы и ресурсы, планируя использовать их на завершающем этапе войны, чтобы продиктовать условия послевоенного устройства мира.

1943 г. ознаменовался коренным переломом в Великой Отечественной войне и второй мировой войне в целом. Гигантская битва на Волге, которая продолжалась 200 дней и ночей, завершилась блестящей победой советских войск. Вермахт получил страшную рану. Его стратегическое наступление потерпело крах. Проиграла Германия и битву за Кавказ. Союзники в мае 1943 г. разгромили группировку итало-германских войск в Северной Африке. На Тихом океане ситуация стабилизировалась и стратегическая инициатива перешла в руки союзников (битва за Гуадалканал). Союзники получили возможность сосредоточить усилия на Европе и открыть второй фронт.

После Сталинградской битвы и продолжившегося наступления Красной Армии в отношении великих западных держав к СССР появился новый фактор. Теперь они стали бояться преждевременного, с их точки зрения, поражения Германии. Задача максимального ослабления СССР в войне ещё не была реализована. В Лондоне и Вашингтоне стали понимать, что СССР может не только устоять, но и победить, резко усилить своё положение и вес в мире. Поэтому открытие второго фронта решили задержать, чтобы не ослаблять Германию. Политика саботажа второго фронта и истощения СССР приобрела решающее значение в политике западных держав.

«Не подлежит сомнению, — отмечал советский посол М. М. Литвинов в США, — что военные расчеты обоих государств (Соединенных Штатов и Великобритании) строятся на стремлении к максимальному истощению и изнашиванию сил Советского Союза для уменьшения его роли при разрешении послевоенных проблем. Они будут выжидать развития военных действий на нашем фронте». В январе 1943 г. в Касабланке прошла англо-американская конференция, которая показала, что никакого серьёзного наступления в Европе в 1943 г. союзники осуществлять не собираются. Фактически, хотя об этом и не сказали прямо, открытие второго фронта откладывалось до 1944 г. Черчилль и Рузвельт по итогам конференции прислали в Москву послание. Оно было составлено в расплывчатых выражениях и без указания сроков и информации о конкретных операциях, выражало надежду, что Германию удастся поставить на колени в 1943 г.

30 января 1943 г. Москва попросила сообщить о конкретных операциях и сроках их осуществления. После консультаций с Рузвельтом Черчилль направил в Москву обнадеживающий ответ, сообщив, что подготовка «форсирования Канала» (Ла-Манша) ведётся энергично и проведение операции планируется на август. Также отметил, что вследствие погоды или по другим причинам, она может быть отложена до сентября, но тогда её проведут более крупными силами. Фактически это был преднамеренный обман. Лондон и Вашингтон, заявляя о подготовке десантной операции в Северной Франции, в это время готовили операцию на средиземноморском театре. Правда, долго обманывать было нельзя, и в мае Рузвельт сообщил в Москву о переносе операции на 1944 г.

Кроме того, союзники 30 марта сообщили о решение вновь приостановить поставки военных материалов в северные морские порты СССР, говоря о необходимости переброски всех транспортных средств в Средиземное море. В преддверии очередного немецкого летнего стратегического наступления поставки военных материалов и техники были остановлены. Так было в 1942 г., то же самое произошло и в 1943 г. В самое сложное время союзники отказывались открывать второй фронт и оставляли СССР без поставок оружия и материалов. 11 июня Москва направила в Вашингтон послание (его текст отправили и в Лондон). В нём указывалось на то, что очередная отсрочка по открытию второго фронта «создает исключительные трудности» для СССР, который уже два года ведёт тяжёлую борьбу с Германией и её сателлитами. Дальнейший обмен мнениями еще более накалил обстановку — у западных держав не было аргументов, которые бы могли оправдать задержку открытия второго фронта. 24 июня Сталин направил Черчиллю послание, в котором выразил разочарование советского правительства в союзниках. Сталин отмечал, что речь идёт о сохранении жизней миллионов жизней в оккупированных районах России и Европы, колоссальных жертвах Красной Армии.

Разгром мощнейшей группировки противника на Курской дуге, выход советских войск к реке Днепр и их продвижение к государственным границам СССР, показали, что процесс коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны завершён. Германия и её союзники были вынуждены прейти к стратегической обороне. Победы советских войск летом — осенью 1943 г. резко меняли всю военно-политическую ситуацию в Европе и мире. Они показали, что СССР способен самостоятельно разгромить Германию, и не за горами полное освобождение Европы от гитлеровцев. Боясь вступления советских войск в Центральную и Западную Европу раньше своих армий, руководство Англии и США активизировало процесс подготовки открытия второго фронта. Англосаксы боялись упустить время для вторжения в Европу, захвата важнейших политико-экономических центров и стратегических районов. Возникла угроза того, что США не смогут продиктовать обескровленной войной Европе условия мира.

В августе 1943 г. в Квебеке прошла конференция глав правительств и представителей командования Соединенных Штатов и Великобритании. В заключительном докладе объединенного комитета начальников штабов отмечалось, что Нормандская операция будет главным наступление англо-американских войск в 1944 г. Начало операции наметили на 1 мая 1944 г. Это решение улучшило отношения между СССР и западными державами. Однако на Московской конференции союзники по-прежнему не представили конкретных данных, желая сохранить свободу действий. Только подтвердили свои намерения начать операцию в Северной Франции весной 1944 г.

19 ноября 1943 г. на борту линкора «Айова» по пути в Каир на англо-американо-китайскую конференцию (она предшествовала конференции в Тегеране), американский президент, говоря о необходимости открытия второго фронта, отметил, что русские войска уже вплотную приблизились к Польше и Бессарабии. Рузвельт указывал на неотложность оккупации англо-американскими войсками как можно большей части Европы. В английскую сферу оккупации Рузвельт отдавал Францию, Бельгию, Люксембург и Южную Германию. Американцы хотели занять Северо-Западную Германию, порты Дании и Норвегии. Берлин англосаксы также планировали захватить сами.

Черчилль также не хотел допустить появления советских войск в Западной Европе и предлагал «балканский вариант» — вторжение союзных сил на Балканы, что должно было отрезать советские войска от Центральной Европы. В странах Юго-Восточной Европы собирались установить режимы с англосаксонской ориентацией. Однако американцы, которые поддерживали средиземноморскую стратегию Черчилля до середины 1943 г., считали, что эти замыслы опоздали. Войска союзников могли завязнуть на Балканах, а в это время советские армии захватят наиболее важные центры Европы. Второй фронт во Франции позволял не допустить русских в жизненно важные районы Рура и Рейна.

Советская делегация в Тегеране стремилась добиться от англичан и американцев твердых обязательство по открытию второго фронта. В целом Сталин добился своего (Победа Сталина на Тегеранской конференции).«Военные решения Тегеранской конференции» предусматривали начало десантной операции на Севере Франции в мае 1944 г. Одновременно союзники планировали предпринять операцию в южной Франции. СССР пообещал в это время предпринять решительное наступление, чтобы предотвратить переброску немецких войск с Восточного фронта на Западный. Принятые в Тегеране решения определили политическое решение по началу Нормандской операции.

Таким образом, начало Нормандской операции было связано не со стремлением помочь союзнику, который вел тяжёлую борьбу с Германией и освободить Европу от нацистской оккупации, а желанием самим установить оккупационный режим в европейских странах и не дать СССР занять доминирующее положение в Старом Свете. Англия и США спешили урвать лучшие куски у издыхающего германского медведя.

  Самсонов Александр, источник: Военное обозрение

Комментариев нет: