воскресенье, 6 июля 2014 г.

Ухабы и буераки «польского шляха» Украины в Европу

Еще со времён оранжевой революции польские руководители, братья Качиньские особенно, едва ли не ревностнее всех в Европе поддерживали на Украине те силы, которые, в конце концов, пришли сейчас к власти в Киеве. Польша изображала себя путеводной звездой украинцев по дороге в Европу и многими из них воспринималась как идеальная модель переустройства их собственной страны. Страницы прошлого, которые в отношениях Польши и Украины с Россией подаются в Киеве и Варшаве исключительно в виде сплошного яблока раздора, в украинско-польских отношениях преподносятся как свидетельство традиционного союзничества двух народов. Волынская резня поляков в годы войны и другие доказательства обратного выглядят всего лишь досадными эпизодами, не способными омрачить идиллической картины близости поляков и украинцев.
 
И вот после подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС наступает момент истины. Выясняется, например, что не всё так однозначно и пригодно для Киева в польском опыте европейской интеграции и что в позиции Варшавы по отношению к своему «историческому союзнику» много своекорыстного. При этом реальный вес Польши в европейской и мировой политике очень далек от того, чтобы всерьёз помочь Украине решить её многочисленные проблемы.

Польша была любимым детищем Запада за ту исключительную роль, которую она сыграла в разрушении социалистического содружества в Восточной Европе. Сейчас времена изменились, у западных стран нет ни той потребности, ни тех возможностей, чтобы продолжать подкармливать Украину, нуждающуюся в значительно больших объемах помощи при абсолютно негарантированном ее направлении по надлежащим адресам. В 1991 г. МВФ простил Польше половину из 48 млрд долл. долга (в ценах того времени). За 10 лет членства в Европейском союзе Польша получила 101,3 млрд евро помощи в рамках программ, направленных на повышение уровня жизни и конкурентоспособности польской экономики. В действующем семилетнем бюджете на 2014-2020 годы для нее предусмотрено 105,8 млрд евро. Польша остается крупнейшим получателем европейской помощи среди 28 стран ЕС. Польские политики неоднократно обещали Украине, что в ассоциации с Евросоюзом она будет развиваться по образцу Польши. При этом, однако, они всегда подчёркивали, что украинцам не стоит рассчитывать на такую большую помощь, которую получали и получают поляки. Второго такого получателя донорской помощи Евросоюз не вынесет. Творец польского «экономического чуда» бывший вице-премьер Лешек Бальцерович откровенно подталкивает Украину совсем к другому пути, указывая на ее «слишком высокие» (это при нищем населении) социальные расходы. По его мнению, Украине надо и повышать пенсионный возраст, и отменять субсидии на энергоносители, включая газ, причём делать это по возможности быстро.

Тогда зачем обольщать кого-то ложными надеждами, тем более что состояние польской экономики и после получения таких гигантских вливаний далеко не столь лучезарно, как хотелось бы.

В настоящий момент внешний долг Польши составляет 365 млрд долл. (71% ВВП). По уровню ВВП на душу населения и средним зарплатам (порядка 1000 евро при европейских ценах) Польша по-прежнему отстаёт от стран старой Европы, включая Грецию и Португалию. Сохраняется 13-процентная безработица, причём этот показатель не учитывает миллионы поляков, вынужденных работать в более богатых странах. Польша не только не развила, но и потеряла многие высокие технологии, а также национальных лидеров промышленности. Производит она в основном «китайский ассортимент», серийную потребительскую продукцию среднего технологического уровня.

Польша конкурентоспособна по сравнению с азиатскими производителями до тех пор, пока поддерживает низкие зарплаты и потому находится в «восточноазиатской ловушке»: стоит ей поднять выплаты и сбыт упадет. А без повышения уровня жизни она не может развиваться дальше. Из трех основных верфей, которые были флагманами польского судостроения (Гдыньская, Щецинская и Гданьская), по решению Европейской комиссии на сегодняшний момент функционирует только Гданьская (владелец – Индустриальный союз Донбасса Сергея Таруты). Но и на ней из прежних 17 тысяч работающих осталось всего 2 тысячи, занятых не по профилю. Место Польши как «привилегированной обслуги» развитых капиталистических стран предопределено и рассчитывать на повышение этого статуса полякам не приходится. По возможностям своей экономики Украина в рамках ЕС, скорее, выступит конкурентом Польши, в том числе в очереди за помощью из Брюсселя, и легко предвидеть, что поляки в какой-то момент начнут не помогать Киеву, а ставить ему палки в колеса.

Премьер-министр Польши Дональд Туск уже заявил, что Варшава не может быть главным донором Киева. По его словам, Польша должна реально оценивать свои возможности в том, что касается финансовой помощи Украине, причем важно, чтобы в этом активно принимали участие международные организации, прежде всего Международный валютный фонд. В Киеве должны хорошенько подготовиться к приему западной помощи, а основная задача новых украинских властей - реформировать экономику и государственные финансы. «Иначе может оказаться, что мы граничим с банкротом, а это самый худших из возможных сценариев», - подчеркнул Туск.

Главные мотивы поддержки Киева со стороны Варшавы носят не экономический, а геополитический характер и лишены какой-либо благотворительности. В польском сознании по-прежнему живет мысль о том, что значительная часть современной Украины когда-то входила в состав Польши и на новом витке истории еще может «воссоединиться с матерью-родиной». В польских СМИ нередко встречаются комментарии того рода, что, «выждав нужное время, поляки могли бы создать федерацию с Украиной». На официальном уровне высказывать подобные идеи публично не принято, но вся система образования и государственно-религиозной идеологии Польши исходит из установки о том, что «восточные кресы» были польскими и отняты у поляков несправедливо. На этом вырастают все польские политики, и отказаться от мысли, что со временем «историческая справедливость» в отношении принадлежности данных земель будет восстановлена, они не могут и не хотят. В Европе, прежде всего у соседей Польши, рассуждения и проекты такого рода поддержки не находят, зато в Америке, где Варшаву рассматривают как важный инструмент своей европейской политики, их охотно культивируют и даже развивают.

Так, президент крупнейшей частной разведывательно-информационной компании Stratfor Джордж Фридман, известный своими тесными связями с руководством аналогичных государственных органов США, последовательно проповедует в своих высказываниях и трудах сценарий создания Четвертой Речи Посполитой, которая вобрала бы в себя все европейские постсоветские республики и вместе с возрожденной «Великой Турцией», также союзной с Америкой, доминировала бы в Евразии. Подобными идеями пронизан, например, его прогностический трактат «Следующие сто лет»: «Со временем по мощи Польский блок превзойдет Центральную и Западную Европу и достигнет того, о чем некогда мечтала Германия. Польский блок поглотит, ассимилирует западную часть прежней российской империи». В одной из недавних статей Джордж Фридман обращается к вопросу формирования новой «малой Антанты» по оси Вашингтон – Варшава – Бухарест. Можно отнестись с иронией к подобным прожектам, но нетрудно заметить, что во многом они перекликаются и с официальными прогнозами американского Национального разведывательного совета, объединяющего в своих рядах как чиновников соответствующих ведомства, так и «независимых» интеллектуалов вроде Фридмана. Разве что горизонт этих прогнозов поуже – «Мир в 2015», «Мир в 2025» - и цели излагаются не столь откровенно.

Вместе с тем в самой Польше возрастают опасения по поводу того, что в своей украинской политике страна не самостоятельна и её могут поставить перед лицом серьезных проблем. Реагируя на возросшие амбиции некоторых польских политиков по поводу возможного создания Великой Польши, публицист Станислав Стремидловский пишет: «По-хорошему Варшаве следовало бы поставить памятник советскому генералиссимусу Иосифу Сталину, который передал Украине разрушающий государственность II Республики элемент – Галичину. Нетрудно представить, какую головную боль она бы ныне доставила мононациональной III Республике». По его мнению, партнерство Варшавы с Вашингтоном на украинском направлении чревато тем, что «в случае «афганизации» Украины Варшаве грозит превращение в Пакистан как опорную базу, откуда будут проводиться спецоперации в восточной зоне».

При всех исторических претензиях и гоноре в Польше хорошо помнят, что Степан Бандера начинал свой тернистый путь с организации терактов именно против польских министров, а его последователи в годы войны истребляли на Украине мирных поляков десятками тысяч. Нынешняя Украина в ее находящейся в плачевном состоянии экономикой, будучи «навешанной» на Польшу, может стать для последней неподъемным бременем, которое не только не позволит восстановить «былое величие», но и отбросит Варшаву далеко назад. Не договорятся между собой и националисты двух стран – между ними горы исторических обид и взаимных обвинений, лишь временно приглушенных совместным противостоянием «москальской угрозе».

Понимание того, что послушное следование в фарватере политики США, в том числе в украинском вопросе, приводит к не совсем желательным последствиям для Польши, проникает и в ее государственные верхи. Об этом говорит и публикация аудиозаписей с откровениями польского министра иностранных дел Радослава Сикорского, которого считают абсолютно проамериканским деятелем. Если уж он говорит, что Вашингтон, который «только портит отношения поляков с соседями – немцами и русскими», используя Польшу как дешевую шлюху, да еще в извращенной форме, то понятно, что Варшава начинает тяготиться навязанной ей ролью в украинском кризисе. Неуклюжие попытки свести всё к «очередным провокациям Кремля» не в силах скрыть то, что Белый дом, подталкивающий Киев к «войне до победного конца», не находит в этом полного одобрения даже со стороны своих самых верных европейских союзников и теряет влияние на реальный ход событий.

Это подтверждается и тем, что основные переговоры по украинскому вопросу идут в формате Украина – Россия – Франция - Германия. Польши тут нет, поскольку она воспринимается как выразительница «неевропейской» позиции. Отсюда вытекает урок и для Киева. Пытаться интегрироваться в Европу и одновременно слепо строить свою политику с оглядкой на США и их «продолженную руку» в лице некоторых восточноевропейских стран, не получится.

Дмитрий Минин, источник:

Комментариев нет: