среда, 13 августа 2014 г.

Дежавю Путина. "Он упал"?

12 августа исполнилось 14 лет со дня гибели подводного ракетоносца "Курск". Российский подводный крейсер принимал участие в учениях, однако после двух взрывов 12 августа 2000 года связь с ним прервалась, а сама история до сих пор окутана налетом тайны.

Критикам президента Владимира Путина история больше всего запомнилась фразой "Она утонула", которой он ответил на вопрос американского тележурналиста Ларри Кинга 8 сентября 2000 года. Вопросы по поводу участия США в той трагедии с гибелью более чем сотни моряков удалось спустить на тормозах. Сегодня так же пытаются "замять" другую катастрофу, в которой более чем прозрачно участие Штатов. Однако, если в 2000-м году Западу удалось реализовать тактику "молчание в ответ на преференции", то сегодня молчание – следствие жесточайшей атаки с Запада на Россию по всем фронтам.


Катастрофа "Курска" стала первой тяжелой катастрофой времен президентства Путина, который победил на выборах 26 марта 2000 года. Очень многие действия выглядели со стороны непрофессиональными, неуклюжими, неумелыми и дали большой простор для легенд о том, что экипаж "Курска" был жив несколько дней, колотил в корпус лодки, звал на помощь, но на помощь так никто и не пришел. В информационном поле плодились версии одна фантастичнее другой, однако со временем официально заявили, что произошла детонация торпеды в носовом торпедном отсеке, что привело к разгерметизации корпуса корабля и гибели всего экипажа. Альтернативная версия связывалась с присутствием американских подводных лодок. В частности, в районе учений находились две американских многоцелевых подводных лодки класса "Лос-Анджелес" – "Мемфис" и "Толедо". И по версии некоторых исследователей, именно торпеда с "Мемфиса" стала истинной причиной гибели "Курска".

"Насколько я располагаю информацией из рук наших военных моряков, которые тогда служили, там была следующая ситуация. "Курск" испытывает новую торпеду – в сущности, это болванка без боеголовки. Подлодка стреляет, "Петр Великий" стоит неподалеку и контролирует пуск и отлов торпеды для продолжения испытаний. В этот момент американская подлодка подошла слишком близко – они это делают часто, и мы тоже, и торпеда, способная выбирать наиболее опасную для подводной лодки цель, навелась на американскую подводную лодку. Та, в свою очередь, получив сигнал об атаке, начала отрабатывать по полной программе, и ответная торпеда поразила нашу подводную лодку. И насколько можно понять, там работала специальная бригада, которая спустилась к лодке, вырезала эту пробоину, и только после этого нам ее показали, потому что если судить по официальной версии, по которой взрыв произошел в самой лодке, то тогда отверстие должно было быть выгнуто наружу, а входное отверстие, соответственно, внутрь", – рассказал Накануне.RU военный журналист, политолог Александр Жилин.

И в той ситуации, которая сложилась действительно трагическим образом, молодой президент пытался найти компромисс.

"Но тогда ситуация была такая, Клинтон позвонил Владимиру Владимировичу и сказал, если проще выразиться: "Володя, что угодно, только не война, произошла трагическая случайность". Мы нашли компромисс. Что до "Она утонула", может, это и не лучший ответ, но и вопрос был с подтекстом, с провокацией", – считает Жилин.


В том разговоре с Ларри Кингом Путин фактически поставил точку в этом инциденте, уточнил, что известно о двух взрывах и гибели экипажа в течение короткого времени, он пообещал сообщить об окончательных результатах расследования. Однако, если в той ситуации российскому и американскому лидерам удалось найти компромисс, то сегодня создается впечатление, что Путина заставляют фактически сказать и про малайзийский "Боинг", что "он упал". Но тут есть принципиальная разница – реакция на торпедную атаку американских моряков – это далеко не спланированная акция против сотен граждан третьих стран, давшая старт торговым войнам и дальнейшей эскалации бойни в Новороссии. Дальнейшее молчание российской стороны по крушению "Боинга" – фактически то же признание – "он упал, и давайте закроем эту тему".

Своеобразный информационный "накат" на президента начался еще пару недель назад со стороны одного из наиболее "приближенных к телу" журналистов. Входящий в "президентский пул" Андрей Колесников написал статью-размышление в "Коммерсанте" о расследовании крушения "Боинга". Он написал, что президенту страны нужен контроль над ситуацией с "черными ящиками" и якобы британцам они переданы неслучайно. А скрыть что-либо англичане не смогут, ведь расшифровка "ящиков" идет под пристальным международным контролем.

"Если в конце концов в какой-то момент вдруг выяснится, что ополченцы к этому все-таки имеют отношение – это радикально изменит отношение [Путина] к ним. Даже если оказалось бы, что случайность там, например, какая-то роковая… Ни за что погибшие дети, и взрослые тоже, и старики – это тем не менее для него красная линия, за которую он не может переступить. Покрывать тех, кто это сделал, — зная, что они это сделали… Нет, этот грех он на душу не возьмет. Оно того не стоит. Но чтобы не переступить, он должен знать, кто это сделал. Все, что он мог получить от своих источников, он, видимо, получил. Теперь он хотел бы получить от чужих. И конечно, не от сотрудников СБУ – с ними уж совсем все понятно", – пишет Колесников.

И вот, с подачи самого титулованного паркетного журналиста холдинга миллиардера Алишера Усманова и одного из главных "снобов" Андрея Колесникова, которому САМ Петр Порошенко после своего "воцарения" дал первое интервью и рассказал, как в Крыму его во время референдума чуть не застрелили российские солдаты, уже  Алексей Навальный поведал "городу и миру", что Путин хочет сделать с новороссийскими ополченцами.

По его словам, "сегодняшняя наша позиция" (включая то, что сказал Колесников) воспринимается как "мало того, что самолёт сбили, так ещё и глумятся". Навальный утверждает, что полезнее было бы России и ополченцам открыто признать, что самолет сбили те, кто отстаивает юго-восток страны. Уточнить, что это трагическая ошибка. И выплатить компенсации.

А вот с этого места поподробнее... Ведь это предлагается сделать в то время, когда Минобороны представило доказательства причастности украинских войск к уничтожению лайнера, а США пошли на попятную и вынуждены были признать, что Россия самолет не сбивала, и представить доказательства причастности к этому ополчения они не могут до сих пор! На Украине уже начали говорить о том, что сбили самолет по ошибке, а повстанцы в Донбассе нашли неповрежденные летающие мишени Ту-143. Более того, все больше вопросов появляется к самим американцам и голландцам - слишком много нестыковок при падении, неоднозначных фактов. Даже ветераны армии и разведки США указывают, что упавший "Боинг" - операция под "фальшивым флагом".
По мнению военного эксперта, главного редактора журнала "Национальная оборона" Игоря Коротченко, "фантазиям Колесникова" не стоит придавать особое внимание, поскольку он, как журналист, не имеет ни доступа к информации о принятии решений, ни возможности влиять на принятие решения президентом.

"У некоторых корреспондентов возникает иллюзия "близости к телу". Что они, так сказать, чрезвычайно осведомлены о том, что думает Путин, как он поступает. Практика показывает, что Путин всегда поступает так, как от него не ждут. Поэтому приписывать ему в ходе журналистских рассуждений, что это есть истина, абсолютно не приходится. Я могу сказать, что президент заинтересован в объективном расследовании, безусловно. Все данные указывают на то, что сбила Украина. В интересах России – оказывать помощь ополчению, в том числе политическую поддержку, и другие виды поддержек. Вопрос стоит очень серьезно – кто кого? Сегодня, фактически, на территории Восточной Украины решается вопрос не борьбы киевской хунты с ополчением. Вопрос стоит о том, как дальше будет развиваться мировая геополитика. Поэтому ставки во всей этой истории чрезвычайно велики. Поэтому Путин будет руководствоваться при принятии решений не журналистскими уморассуждениями, а интересами государства. Интересы российского государства требуют, чтобы Украина понесла военное поражение. Чтобы на территории этой страны образовалось, как минимум, несколько государств, одно из которых будет дружественным России. Это будет Новороссия", – подчеркнул в беседе с Накануне.RU Игорь Коротченко.

На этом фоне бросается в глаза, что крушение "Боинга" вообще перестало интересовать все стороны. На первые места в информационной повестке выходят вирус Эбола и разнообразные вопросы санкций, контрсанкций и обоюдного подсчета ущерба. В ситуации, когда ни США, ни Украина не смогли предоставить доказательств своей непричастности, а Россия, напротив, о непричастности своих военнослужащих и сил ополченцев заявила с документами в руках, складывается впечатление, что общественное внимание намеренно уводят в сторону.

"Сегодня информация по "Боингу" изъята из иностранных СМИ, все очень вяло, и я думаю, что будет попытка спустить все на тормозах – выдержать паузу, чтобы другие, более варварские события, которые происходят в мире, стерли из сознания людей тему Боинга, эту страшную трагедию, на которую пошли американцы ради санкций против России, ради того, чтобы перебросить несколько подразделений на Украину. Не далее как сегодня, насколько нам стало известно, приземлился первый военно-транспортный самолет, который доставил бронебойные орудия очень большой дальности и очень большой мощности вместе с экипажами, которые будут с большого расстояния добивать Луганск и Донецк. Поэтому, понятно, что сегодня никто не заинтересован в раскрутке истории с "Боингом", – соглашается Жилин.

Такое выразительное молчание уже не на шутку тревожит российских экспертов.

"Почему данные черных ящиков и записи разговоров диспетчеров до сих пор не обнародованы? Есть два важных инструмента, с помощью которых достаточно легко было бы проверить, каким образом был сбит малайзийский "Боинг" в небе над Донбассом. Это черные ящики – показания приборов и переговоры летчиков между собой. И это записи разговоров с самолетом диспетчерских служб Днепропетровска. Уже прошло достаточно времени, чтобы их проанализировать. Я помню случаи, когда записи разговоров пилотов становились достоянием общественности уже на следующий день после вскрытия черных ящиков. Что касается записей разговоров диспетчеров – это можно было изучить и обнародовать в тот же день. Ящики – у англичан. Записи диспетчерской службы – у Украины. Если не публикуют, значит, что-то скрывают? И где вся независимая пресса ЕС, США? Почему эти вопросы даже не обсуждаются?" – возмущается в Facebook политолог Андрей Кузнецов.

"Вот чего я не могу понять: В 1962 году на знаменитом заседании в ООН, когда Адлай Стивенсон задавал советскому послу Зорину знаменитый вопрос "Yes or no", в зал внесли увеличенные фото ракет на Кубе. И это был решающий аргумент. Крыть было нечем. С тех пор техника шагнула вперед семимильными шагами. Однако в 2014 году по поводу сбитого "Боинга" США ничего наглядного не предъявили. Только заявления о том, что "есть информация". И не надо мне говорить, что "не хотят обострять". Куда дальше обострять, если они прямо сказали, что виноваты "Путин и русские"? Тут-то как раз самое время предъявить доказательства. А то как-то голословно. И не надо рассказывать, что "на этих фото никто ничего не поймет". В 1962 году можно было понять, а сейчас, при на порядки более качественной технике, ну никак не поймешь?" – пишет в социальной сети политолог Евгений Минченко.

Россия, которая согласно молчит и больше не призывает к скорейшему и объективному расследованию крушения лайнера, совершает стратегическую ошибку, поскольку не использует те козыри, которые у нее есть.

"То, что Россия молчит – это стратегическая ошибка. В России нет единого информационного центра, который мог бы эффективно вести информационные действия в условиях информационной войны, а точнее, даже в рамках информационного сопровождения того, что происходит на Украине. При всем моем искреннем уважении, "Russia Today" – и телевидение и агентство, которое возглавил Киселев, не справляется пока еще с этой задачей. Нужен такой информационный центр, который бы вырабатывал информационную политику, пусть даже для ряда СМИ. Неэффективно работать по принципу "сам дурак". Эффективно работать только по одному алгоритму: информация против информации. Это не только эффективно, но и дезавуирует дезинформацию напрочь. А когда начинается истерия с обеих сторон, в ней истина пропадает. По "Боингу" наши СМИ, я считаю, должны прессовать по всему полю, прессовать этого Обаму, чтобы он не знал куда деваться. У нас все козыри, а мы сидим и их не используем, а это совершенно неправильно. Я на днях вернулся из Германии и должен сказать, что даже те крохи, которые до них доходят, в основном от наших СМИ, они и то дают результаты, и в головах обычных немцев Меркель уже выглядит весьма и весьма неприлично, у меня язык не повернется повторить, как они ее называют", – подчеркивает Жилин.

Сергей Табаринцев-Романов, источник: Накануне

P.S. Сергей совершенно справедливо упоминает состояние дежа-вю... Возникает, возможно, оправданное впечатление политического торга. И случайно ли на этом фоне Запад "вдруг" молча делает разворот на 180 град и "неожиданно" перестает реагировать на отправку гуманитарного конвоя на Юго-Запад? Не части ли это того самого торга? - vervolf


Комментариев нет: