пятница, 22 августа 2014 г.

«Валютные качели» Центробанка

Монетарные власти невольно подыгрывают США, удерживая экономику РФ на «валютной игле»?

Установленный ЦБ РФ на 21 августа официальный курс доллара к рублю вырос на 11,46 копеек и составил 36,2240 рубля за доллар. По мнению экспертов, это стало следствием решения Центробанка расширить границы бивалютного коридора с 7 до 9 рублей. Новые значения установлены им на уровне 35,4-44,4 рублей за доллар.

В то же время, руководство эмиссионного центра России планирует уменьшить объемы интервенций, которые идут на поддержание национальной валюты (с $1 млрд. до $350 млн.). Как утверждают в ЦБ, эти меры направлены на повышение гибкости курса рубля. Можно предположить, что за этим скрывается готовность государства не препятствовать дальнейшей девальвации национальной валюты.



В экспертном сообществе неоднократно отмечалось, что ослабление курса рубля может стать эффективной антикризисной мерой в условиях развязанной Западом санкционной войны против России. Поскольку это повысит конкурентоспособность экспортных отраслей и будет способствовать процессу импортозамещения. Еще одним инструментом по преодолению последствий торгового эмбарго должно стать увеличение рублевой ликвидности в российской экономике. Однако ЦБ пока не подает долгожданных признаков эмиссионной активности.

Несмотря на это, на внутреннем рынке кредитования ожидается некоторое оживление. После того как российские госкомпании оказались отрезаны от источников внешних заимствований, они вынуждены обращаться за рефинансированием к отечественным банкам, включая частные. В первую очередь это касается компаний нефтегазового и энергетического секторов, которые будут активнее выходить на российский заемный рынок. Еще одним «запасным выходом» из санкционной ловушки Запада становится Китай. Как отмечают финансовые аналитики, российский бизнес все чаще занимает недостающие средства в Китае.

Впрочем, этот кредитный маневр едва ли может рассматриваться как панацея. Дело в том, что крупные частные банки наиболее охотно кредитуют компании, представляющие высокодоходные сектора экономики (нефтегазовый и энергетика). Менее рентабельные отрасли по-прежнему находятся в подвисшем состоянии.

Выходом из ситуации могло бы стать снижение ставки рефинансирования ЦБ и другие меры, которые выходят за рамки монетарной парадигмы, которая в постсоветский период доминировала в политике экономического блока правительства РФ.

Никакого реального изменения денежно-кредитной политики российского государства мы пока не видим, считает профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук Валентин Катасонов.

– Центральный Банк даже формально не реагирует на кардинальные сдвиги, которые происходят в мире. Каждый квартал ЦБ публикует документ, который постулирует текущие задачи в сфере денежно-кредитной политики. На почти 100 страницах этого объемного труда слово санкции практически не упоминается, хотя они уже стали частью реальности. Соответственно, Банк России не объясняет, как он собирается управлять возникшими в этой связи рисками. Вместо этого правление ЦБ мыслит в традиционной либеральной парадигме.

Наши монетарные власти скорее имитируют бурную активность и реакцию на изменение ситуации. Хотя кроме наложенного на Россию «кредитного эмбарго», могут быть меры и посерьезнее. Причем они даже не будут официально оформлены в виде точечных или секторальных санкций. Например, с 1 июля этого года вступил в силу американский закон FATCA. Он направлен на предотвращение уклонения физических и юридических лиц США от уплаты налогов. Теперь все российские банки находятся под «дамокловым мечом» этого закона, который имеет экстерриториальный характер действия. По сути, он распространяется на банки всего мира, включая российские. Подчиняя их налоговой службе США и другим финансовым регуляторам. Это проявление глобальной политики Pax Americana.

Любой банк, который нарушает требования FATCA по раскрытию информации о счетах американских граждан и компаний, попадает в «черные списки». В отношении банков-изгоев предусмотрено изъятие 30% любых денежных переводов, проходящих через счета американских банков. Плюс им грозит потеря репутации на международном уровне. Причем, даже если все будет чисто, американские власти всегда смогут «организовать» (придумать) нарушение со стороны тех, кого хотят подвергнуть дискриминационным санкциям. Включая провокацию – в банк приходит засланный клиент, который намеренно не сообщает, что выступает американским налогоплательщиком. Как говорится, был бы банк, а повод найдется. Сами банкиры говорят, мы не знаем, под каким предлогом нас могут наказать.

«СП»: – Как Россия может вырваться из «щупалец» глобального финансового «спрута»?

– В условиях «правового империализма» это будет достаточно трудно сделать. Приведу пример Аргентины. Суд округа Нью-Йорк вынес решение в пользу «финансовых стервятников». Речь идет о держателях долгов стран периферии мирового капитализма. Это решение привело к финансовой катастрофе в Аргентине. Если эта страна выплатит хотя бы один доллар в исполнение принятого в США судебного решения, она фактически подпишет себе приговор, перечеркнув ранее достигнутые договоренности по реструктуризации своего внешнего долга.

Чтобы не попасть в аналогичную историю, нашим властям нужно предпринять целый ряд шагов. Во-первых, необходимо перестроить деятельность ЦБ РФ, изменив его статус. На сегодняшний день наш Центробанк не выступает в качестве органа государственного управления. Это становится очевидно, если внимательно прочитать закон о ЦБ. Одна из его первых статей гласит, что государство не отвечает по обязательствам этого финансового института. В свою очередь, ЦБ не отвечает по обязательствам государства. И это касается учреждения, которое держит на своем балансе все результаты внешнеэкономической деятельности РФ. Я имею в виду наши международные резервы. Оказывается, правительство и народ не имеют права распоряжаться ими.

«СП»: – Кто тогда по факту контролирует нашу «кубышку»?

– В ней находится контрибуция, которую Россия выплачивает Западу. Мы приобретаем американские казначейские облигации, что означает беспроцентное кредитование бюджета США. То есть за наш счет покрывается дефицит, который возникает в результате военных расходов. Последние включают приобретение оружия, которое американцы разворачивают в сторону России. Грубо говоря, мы финансируем покупку «веревки», на которой «дядя Сэм» собирается нас повесить. Поэтому Центробанк необходимо поставить под контроль государства.

Во-вторых, он должен эмитировать рубли под потребности внутренней экономики. Что, в свою очередь, предполагает отказ от системы «currency board». Сегодня предложение (эмиссия) рублей определяется не потребностями нашей экономики, а объемом накопленных международных резервов. Последний же определяется теми факторами, которые мы не контролируем. Включая мировые цены на «черное золото» и движение иностранного капитала. В условиях, когда российской экономике не хватает денег, процентная ставка должна быть низкой. Наш реальный сектор испытывает постоянное денежное удушье – деньги дорогие. Как только заработает механизм денежной эмиссии, проблема завышенной процентной ставки отпадет сама по себе.

К финансовым санкциям Запада нужно было готовиться еще в начале нулевых годов, убежден старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский.

– Уже тогда все риски и угрозы были более чем понятны: страна подсела на нефтедолларовую «иглу», сидела на внешних займах и не имела собственной кредитно-финансовой системы. А ее валюта всего лишь перекрашенный долларовый «фантик», то есть производная от американской валюты. В такой ситуации вы становитесь «долларовым наркоманом». И весь вопрос только в том, когда вас снимут с «иглы» и начнется «ломка».

Кстати говоря, никакой полной финансовой блокады России пока нет. Есть политически мотивированные санкции по отношению к отдельным крупнейшим российским госбанкам и госкомпаниям.

«СП»: – Но это, что называется системообразующие элементы всей экономики…

– Действительно, США нанесли болезненный удар по нашему нефтегазовому комплексу и по крупнейшим финансовым институтам. Но говорить о том, что внешний кредитный рынок полностью закрыт для российских компаний и банков, пока не приходится. Хотя, в последние две недели происходит снижение доходности российских госбумаг, номинированных не только в рублях, но и в иностранной валюте. Речь идет о займах в долларах и евро, стоимость которых упала на 1,5%.

Для многих олигархов, которые не связаны напрямую с государством, рынки по-прежнему открыты. При желании Россия еще может нарастить свой внешний и внутренний госдолг.

«СП»: – В нынешней ситуации это напоминает игру в «русскую рулетку».

– Да, если наше государство откажется искать другие пути для рефинансирования наших крупнейших монополий и олигархических структур, которые «в долгах как в шелках». Хотя фактически это будет означать «национализацию убытков», которые несут те, кто до этого приватизировал прибыль. В этой ущербной криминальной парадигме мы живем уже четверть века. Так что пока нас еще не отключили от «системы поддержания жизнедеятельности».

«СП»: – Может, потому и не отключили, что Запад не хочет загонять российскую элиту в угол, когда она будет вынуждена задуматься о восстановлении финансового суверенитета?

– Международные ростовщики тоже не хотят терять Россию в качестве заемщика, на котором они зарабатывают десятки миллиардов долларов. Одни только зарубежные банковские структуры вытягивали из РФ денег на сумму в $35 млрд. И это только процентные доходы. Так или иначе, российские власти еще не перешли «рубикон», за которым нас ждет полное отрезание от внешнего фондирования.

Крупнейшие госкомпании и госбанки, которым не предоставляют долгосрочные займы, могут рефинансироваться с помощью краткосрочных операций (кредиты сроком до 30 дней).

Теперь, самое главное – санкции со стороны Запада это мелочи, главную работу выполняет Центробанк. Я говорю о шараханьях и метаниях в его действиях. Они не имеют никакого отношения к последовательной денежно-кредитной политике. Возникает ощущение, что ЦБ просто исполняет команды, поступающие извне. В том числе из Вашингтона, Лондона и Брюсселя. Реальные санкции вводит не Запад, а финансово-экономический блок правительства, который душит российскую экономику.

Расширение диапазона колебаний курса рубля к бивалютной корзине на два рубля и сокращение объема накопленных интервенций в три раза не имеет отношения к антикризисной политике государства. Я уже не говорю о создании мощной внутренней системы по рефинансированию долгов. Вместо этого мы наблюдаем «междусобойчик» в Центробанке, который следует в русле монетарных догм квазирелигиозного учения «экономикс». Наши монетарные власти по-прежнему считают, что политика сдерживания инфляции - это чуть ли не единственная миссия ЦБ. Хотя этого нет в числе тех целей, которые прописаны в законе о Центробанке РФ. Устойчивый курс национальной валюты зависит не только от цен в экономике, но и от процентных ставок, от внешнеторгового баланса, от движения капитала. В общем, никакого отношения к стабилизации финансовой системы и повышению ее конкурентоспособности такая политика не имеет.

Вместо этого следовало бы озаботиться повышением рентабельности российского бизнеса и процессом импортозамещения. В результате российская экономика понемногу затухает и умирает сама по себе.

«СП»: – Как выйти из этой ситуации?

– ЦБ должен заниматься не «таргетированием инфляции», а стимулировать общий рост экономики, повышать конкурентоспособность наших производителей. Помимо этого крайне важно заниматься созданием долгосрочных инвестиционных ресурсов. Сегодня наши экономические «светила» борются с инфляцией теми методами, которые ее только стимулируют. Курс на повышение процентных ставок способствует удорожанию кредитных ресурсов, что скажется на уменьшении оборотных капиталов и инвестиций. Раз издержки производства будут расти, товары станут дорожать. В некоторых отраслях сокращение инвестиций составляет более 15%.

Монетарные власти должны честно сказать, что мы не можем позволить себе держать завышенный курс рубля. Нужно, чтобы цена на нефть в пересчете на рубли была не 3600 как сегодня, а не меньше 5000 рублей. Либо в течение полугода нефть дорожает до $140, либо мы в течение года девальвируем нашу валюту до уровня 47-50 рублей за доллар. Одновременно ужесточается режим валютного регулирования и контроля. Это позволит остановить отток спекулятивного «горячего» капитала. При этом следует увеличить рефинансирование банков, стимулировать кредитование ими реального сектора экономики. Еще одна мера – ужесточение условий кредитования населения. Многие россияне уже сегодня не могут обслуживать взятые потребкредиты.

Вместо этого Центробанк подыгрывает спекулянтам, которые играют на «валютных качелях». То рубль опускают до 36 рублей, то они его укрепляют обратно. Эта «болтанка» уничтожает остатки российской экономики. При первой девальвации цены выросли. Потом курс рубля решили повысить, цены остались на прежнем уровне, а стимулы для импортозамещения пропали. Теперь рубль опять опускают – цены снова начинают расти. Грубо говоря, Центробанк делает все для того, чтобы мы импортировали худшие внешние шоки и эффекты. Для страны это оборачивается сохранением статуса сырьевой колонии, усугубляя процесс деиндустриализации экономики. Это обходится нашим налогоплательщикам потерей триллионов рублей.

источник: Свободная Пресса

Комментариев нет: