суббота, 1 февраля 2014 г.

Толкование гороскопов. Асцендент во Льве, Солнце в Рыбах

Асцендент во Льве, Солнце в Рыбах

Личность — доминирующая, жизненное ядро — самоотверженное.

Этот характер может хорошей внешней игрой прикрыть внутренние слабости, их чувствительная и потому уязвимая сущность таким образом оказывается защищенной. Однако в случае слишком сильных столкновений они при всем своем очаровании реагируют жестко, выходя из роли. Они постоянно повторяют, что уверены в своей твердости, но это не так, они лишь хотят выглядеть, поэтому не следует их обременять.

Будучи мягкими и идеалистичными, они не хотели бы посвящать слишком много времени борьбе. Они много грезят, не признаваясь в этом. Они ведут как бы двойную жизнь: одну для себя, когда они в одиночестве бродят или ездят верхом, другую в повседневности, исполненную силы, самообладания, где они держатся даже несколько властно. Однако энергия слишком быстро истекает, так что они снова нуждаются во внутреннем покое. В ситуации стресса им может помочь заветная бутылка. Их честолюбие при этом велико. Чувствуется, что им приходится вести повседневную жестокую борьбу против собственной слабости. Это дается им нелегко, что заставляет их укрываться во внутренней гордости. Здесь Асцендент защищает их от того, чтобы показаться слишком расплывчатыми, что приводит к выработке некоторой эгоистичности, хотя собственно об эгоизме как таковом не может быть и речи. Они излучают таинственное очарование, которому трудно не поддаться. Люди охотно проводят с ними время.

(по Сельченок К.В., "Анатомия судьбы. Толкование гороскопов")

пятница, 31 января 2014 г.

Толкование гороскопов. Асцендент во Льве, Солнце в Водолее.

Асцендент во Льве, Солнце в Водолее

Личность — доминирующая, жизненное ядро — одухотворенное.

Этот характер несколько двойственный по своей натуре. Они выступают за все новое. Это вожди реформаторских движений. Но дают легко увлечь себя и часто им больше нравится сама представительность, чем задача. Им вообще трудно найти свой истинный путь, настолько велик наплыв новых мыслей, озарений, идей. Они обладают хорошим чутьем, их дела идут хорошо. Но чутье может отказать, и они впадают в шарлатанство. Чувствуя, что их обманули, они начинают обманывать других.

Они понимают необходимость перемен, чувствуют, что техника помогает людям жить, но часто сами не владеют этим знанием, разбрасываются идеями и оставляют развитие на потом. У них все неожиданно, часто меняют мнение. Это становится проблемой, потому что каждую точку зрения они преподносят величественно, оказываясь обманщиками. Они могут с воодушевлением проповедовать какое-нибудь дело, а через год считать его ошибкой. Не замечая этого, они опровергают сами себя. В практической части нередко терпят неудачи. На все они смотрят как бы через подзорную трубу: то преувеличивая, то слишком отдаляя и преуменьшая. Но они постоянно в пути и постоянно стимулируют что-то. В этом их достоинство.

(по Сельченок К.В., "Анатомия судьбы. Толкование гороскопов")

четверг, 30 января 2014 г.

Толкование гороскопов. Асцендент во Льве, Солнце в Козероге.

Асцендент во Льве, Солнце в Козероге

Личность — доминирующая, жизненное ядро — своенравное.

Эти люди опираются на самих себя. Их сущность — само стремление, поведение среди окружающих этому соответствует. Своей серьезности они придают подлинное величие. Они производят впечатление философов повседневности, которой они хотят овладеть. Их стремление выглядит настолько естественно, что завистникам остается лишь защищаться. Многим они кажутся слишком серьезными. Они экономны, почти никогда не бывают расточительны. Впрочем, праздник длится только один день, утром они высматривают следующую вершину.

Они умеют распределять свои силы. Учиться им нелегко, но если они получили диплом, за их работу можно не беспокоиться. Если что-то не ладится у их учеников, они будут защищать их, доходя до самых высоких инстанций. Они все время испытывают и самих себя, уменьшая расходы и будучи экономными в словах и жестах. Они выступают за социальную справедливость, но с некоторыми ограничениями, чтобы оставался стимул для собственной работы. Они находятся во власти реальности. Они не предаются голубым мечтам, а упорно движутся к своей цели.

(по Сельченок К.В., "Анатомия судьбы. Толкование гороскопов")

среда, 29 января 2014 г.

Как жарят рыбу разные знаки Зодиака

Наткнулся случайно на замечательную статью. Понравилось :)

Овен будет жарить рыбу весело и играючи. Он лихо бросится в бой с рыбой, но уколов палец рыбьим плавником может надолго удалиться зализывать раны. А рыба тем временем будет ждать своего часа. Но он вернется  и пожарит рыбу. Может не всю, если его отвлечет что-то более интересное. Или первые партии будут отменного качества, а последние сделаны кое-как. Таков уж овен, скучные занятия не для него. А если вы спросите почему рыба такая разная, Овен с доброжелательным удивлением и ясными глазами докажет вам, что так и должно быть. Он не обманывает, вера его в свои слова свята. И поэтому обратного вы ему доказать не сможете. Никогда.

Телец медленно, молча  и методично пожарит всю рыбу одну за одной. Если какая-нибудь рыба вздумает пригореть к сковородке, то телец спокойно отдерет ее, медленно помоет сковородку и продолжит жарить. Когда рыба закончится, он достанет еще рыбу и тоже пожарит. И так пока не пережарит всю рыбу в доме. А если в это время соседи принесут свою рыбу, то будет приготовлена и она. При этом телец ни капли не устанет. Но не думайте, что тельцу нравится жарить рыбу. Это не так. Надо жарить, значит надо.

Близнецы во время приготовления рыбы будут долго и много рассказывать о всевозможных способах приготовления рыбы и великих таинствах этого священнодействия, полученных от двоюродной прабабушки, которая обрела их (способы и таинства) пребывая еще молодой в высокогорном тибетском монастыре. То, что рассказывать будет кому, можете не сомневаться. Ибо жарить рыбу в одиночестве близнецу и в голову не придет. Откуда в горах берется рыба, и как в закрытом мужском монастыре оказалась вышеуказанная леди, поведано не будет. За несущественностью фактов. И не вздумайте сомневаться или спорить. Иначе будете рыбу жарить сами. За всеми этими разговорами рыба будет пожарена самым простейшим способом. Если вообще будет пожарена. Ведь всем известно, что не в рыбе смысл.

Раку жарить рыбу сложно. Потому как она скользкая и трудно подводить под нее философию. Впрочем, если уж рак начал жарить рыбу, то ему ничто не помешает глубоко поразмышлять о превратностях жизни разделочной доски, скорости стачивания режущей кромки ножа при столкновении с рыбьим хребтом или параллельно жарке изучить среду обитания данного вида рыбы. Да и мало ли какие еще проблемы найдется за таким сложным и опасным занятием? В общем, рак пожарит рыбу медленно, но в конечном итоге успешно, успев за это время обогатиться обширными новыми знаниями. Потому что тщательно взвесит все «за» и «против» и хорошо подготовится. Лучше всего раки жарят рыбу ночью в полнолуние.

Лев будет жарить рыбу только чтобы доказать что он лучший. А для этого нужны зрители. Которых можно параллельно обаять, восхитить и обязательно научить жарить рыбу. Причем будет ли при этом пожарена сама рыба, неважно. Лучший, значит лучший. В идеальном случае рыбу будут жарить только что наученные благодарные ученики, но под непременным чутким руководством льва-учителя. Если на поприще жарки рыбы стать лучшим не предвидится, лев пойдет искать места, где лучшим стать можно. А что же рыба? Рыба подождет.

Дева не приступит к жарке рыбы пока не прочитает 47 рецептов, не найдет все необходимое и не разложит все это в строжайшем порядке. Не удивляйтесь, если все сырые рыбины будут лежать на отдельных тарелках (одна рыба – одна тарелка), выстроенных рядами. Если же в вашем доме тарелок на всю рыбу не хватит, а в доме девы такого кощунства быть не может никогда, то попутно жарке вам будет вынесен мозг на этот счет. Далее каждая тарелка будет мыться сразу же после того, как рыба с нее перекочевала на сковородку. В итоге, когда последняя рыба будет пожарена со всей полагающейся тщательностью, вы не найдете на кухне ни грязной посуды, ни следов процесса. Все будет уже помыто и сложено на подобающие места. То, что все можно было сделать в 3 раза быстрее, деву абсолютно не волнует. Порядок есть порядок.

 Весы приступят к жарке рыбы после непременных глубоких размышлений. А вдруг сделаешь что-то не так? И уже решившись перейти к практике, еще несколько раз будут передумывать. Может сначала жарить крупную? Но тогда пока будет дожаривать мелочь, крупные экземпляры остынут? Нехорошо. Нет, пусть сначала будет мелкая. Но ведь рыба лучше получается когда сковородка еще чистая, а значит самые ценные крупные особи будут приготовлены хуже? И так далее. При этом весы будут обязательно советоваться, советоваться и еще раз советоваться. В конечном итоге рыбу будет жарить кто-то другой. В конце концов, ведь не весы же захотели жареной рабы? Вот кто просил рыбу, тот пусть и жарит.

Скорпионы рыбу не жарят. Не скорпионье это дело. У него совсем другие планы и интересы. Для жарки рыбы будет найден исполнитель. И если скорпионий выбор пал на вас, то лучше сразу начинайте жарить. Дешевле будет. К тому же скорпионы добро помнят, и вам может быть польза в будущем.

Если вам удастся убедить Стрельца, что жарка рыбы очень опасное занятие, то можете быть уверенны – рыба будет пожарена гарантированно. Но если он считает по-другому, то не вздумайте даже пытаться что-то изменить. Мнение стрельца всегда истина в последней инстанции. Для всех. И для рыбы тоже. А вообще стрелец может нормально пожарить от силы одну рыбу. Ну, две. Ибо жарка рыбы скучное занятие, а это не для стрельца. Впрочем, если он будет жарить рыбу на бегу, в то время как вы несете рядом плиту и все остальные принадлежности, то возможны варианты. Поэтому лучше уж вы жарьте рыбу сами, в то время как стрелец будет вас развлекать правдой маткой про всех подряд. И про вас тоже. И про рыбу. И не вздумайте обижаться, стрелец все равно вашу обиду понять не сможет.

Козерог рыбу будет жарить в соответствии со строгим планом. Для этого каждая рыба будет пронумерована и будет обязана приходить на сковородку согласно своему порядковому номеру. Нарушители будут строго наказаны. Если вам угораздило жарить рыбу с козерогом, делайте все по его правилам и не пытайтесь ему советовать, а тем паче перечить. Ваше мнение его совершенно не интересует. И вы будете наказаны. Как и рыба. Причем эта схема неукоснительно соблюдается даже тогда, когда всю рыбу жарите вы, а козерог только «организовывает» процесс. За попытку же отослать козерога на вольные хлеба, то есть из кухни, вы будете наказаны. Даже если он уйдет, то затаит обиду и отомстит.

Предсказать, на что будет похожа жареная Водолеем рыба сложнее, чем встретить в наших широтах  пучеглазого зеленого мармелюка. Загадочность водолеев не подразумевает ничего другого. Общительные от природы, в одиночестве они рыбу жарить не любят, а в компании будут больше заняты милой болтовней, нежели рыбой. Положительную роль может сыграть всеобщая влюбленность в водолеев, когда кто-то из поклонников радостно пожарит рыбу вместо своего кумира. А если же такого не случилось и итоги отвратительны, то вы гарантированно выслушаете «страшные» истории, помешавшие водолею самоотверженно закончить праведные труды. Расскажет он это вам ничуть не краснея и без запинки. Водолей в отличие от овна всегда четко осознает свою безответственность, но ему на то абсолютно пофиг.

У Рыбы их материальные сородичи пожарятся так, как у них самих получится. В прямом смысле. Практицизм и рыба (знак зодиака) вещи не очень то совместимые. Рыба будет во время жарки думать о чем-то своем или мечтать. При этом она будет просто класть рыбьи тушки на сковороду и вынимать их оттуда, а все остальное - проблемы самих тушек. Как плохо, так и хорошо пожаренные тушки все равно будут приняты со всем безразличием. Подумаешь, какая-то рыба. Хотя нередки случаи, когда рыба будет мучиться совестью при плохом результате. Но это тоже ничего не значит. Ибо многие рыбы мучаются совестью семь раз на день. Помучиться для них - что воды испить. Но независимо от вида кучи жареной рыбы, душевных мучений или наглого вранья, а часто и того и другого одновременно, вы все равно рыбу простите. И в этот раз, и в сто двадцать первый. Все равно наказывать бесполезно, рыбы живут в своем собственном мире, который вам все равно не понять.

источник

Заметки об основных теориях бессознательного (подсознания)

Справка о теории Д.Н. Узнадзе.

Грузинский психолог и философ Д.Н. Узнадзе (1886 - 1950), автор обще-психологической теории установки, глава грузинской психологической школы,директор Института психологии Ан Грузии. Автор трудов по теоретической и экспериментальной психологии установки, а также исследований по теории познания, общей и возрастной психологии.
Д.Н. Узнадзе доказал, что перед всякой деятельностью человек заранее внутренне и психологически готовится к ее осуществлению, хотя данный факт может совершенно не осознаваться, т.е. быть на  бессознательном уровне. Факт предварительной психологической подготовки человека к определенному действию Д.Н. Узнадзе назвал установкой («Основы экспериментальной психологии», 1925 г.).
Теория установки Д.Н. Узнадзе превратилась в одно из серьезных теоретических направлений советской психологии. По мнению известных совет ских психологов А.А. Смирнова, А.Н.Леонтьева, С.Л.Рубинштейна, Б.М. Теплова, Б.Г. Ананьева, А.Р. Лурия, психологическое наследие Д.Н. Узнадзе представляет собой значительное достижение нашей науки, внесшее огромный вклад в формирование и развитие советской психологии.
Труды Узнадзе вошли в золотой фонд советской психологической науки. Из них особо следует отметить «Психологические основы наименований» (1923), «К проблеме постижения значения» (1927), «Образование понятия в дошкольном возрасте» (1929), «Иллюзии скорости движения» (1940), «Формы поведения человека» (1941), «Развитие технического мышления в школьном возрасте» (1942), «Внутренняя форма языка» (1947), «К проблеме сущности внимания»(1947).

Справка о теории А.А.Ухтомского.


Ухтомский Алексей Алексеевич (1875 – 1942), советский физиолог, академик АН СССР, ученик Н.Е. Введенского. Основываясь на трудах И.М. Сеченова, Н.Е. Введенского и Ч. Шеррингтона.
Ухтомский открыл один из основных принципов деятельности нервной системы, назвав его доминантой. Ухтомский в своем труде «Доминанта как рабочий принцип нервных центров», (1923 г.) писал: «И в окружающей нас среде, и внутри нашего организма конкретные факты и зависимости даны нам как порядок и связи в пространстве и времени между событиями».

Под доминантой он понимал господствующий очаг возбуждения, который, с одной стороны, накапливает импульсы, идущие в нервную систему, а с другой одновременно подавляет активность других центров, которые как бы отдают свою энергию господствующему центру, т.е. доминанте, при этом весь этот процесс может не осознаваться, то есть быть бессознательным. 
Особое значение Ухтомский придавал истории системы, считая, что ритм ее работы воспроизводит ритм внешнего воздействия. Благодаря этому работающий организм, согласно Ухтомскому, как бы «тащит» энергию из среды, что приводит к усилению энергетического потенциала доминанты на бессознательном уровне.
Для доминанты также характерна инертность, т.е. склонность поддерживаться и повторяться, когда внешняя среда изменилась и раздражители, некогда образовавшую эту доминанту, более не действуют («включение или отключение, при присутствии или отсутствии раздражителя» - прим. автора).
Следы же прежней жизнедеятельности могут существовать одновременно в виде множества потенциальных доминант. При недостаточной согласованности между собой они могут привести к конфликту реакций (механизм «Вилка» - прим. автора). В этом случае доминанта играет роль организатора и подкрепителя патологического процесса в организме.
Ухтомский считал, что истинно человеческая мотивация имеет социальную природу. Он
писал, что «только в меру того, насколько каждый из нас преодолевает самого себя и свой индивидуализм, ему открывается лицо другого» («присутствовать и наблюдать очевидное» - прим.автора).
Идеи, развитые Ухтомским, связывают в единый узел психологию мотивации, познания,
общения и личности. Его концепция, явившаяся обобщением большого экспериментального материала, широко используется в современной психологии, медицине и педагогике.

Справка о теории И.М.Сеченова.


И.М.Сеченов (1829-1905), основоположник отечественной физиологической школы и естественно-научного направления в психологии, почѐтный академик Петербургской АН. Применив хорошо известное слово «рефлекс», Сеченов придал ему совершенно новый смысл. Он сохранил восходящую к Де-карту идею о том, что рефлекс происходит объективно, машинообразно, наподобие того, как машинообразно работают различные автоматизмы в нашем теле – бессознательно.

Сеченов выдвинул оригинальный взгляд на работу мышцы, отвечающей на толчки из внешней среды. Мышца, по Сеченову, это не только рабочая машина, выполняющая команды мозга. Задолго до Сеченова было открыто, что мышцы обладают чувствительностью. Но не только в том смысле, что мы ощущаем в них боль или усталость. Мышца – такова важнейшая мысль Сеченова – служит также органом познания. В ней имеются нервные (сенсорные, чувствительные) окончания, которые сигнализируют о том, в каких внешних пространственно-временных условиях совершается действие. Более того, дальнейшие исследования привели Сеченова к гипотезе, согласно которой именно работающая мышца производит операции анализа, синтеза, сравнения объектов и способна, как это доказывалось еще Гельмгольцем, производить бессознательные умозаключения, иначе говоря, мыслить. Из этого явствует, что лишь по видимости рефлекторная работа завершается сокращением мышцы. Познавательные эффекты ее работы пере-даются «обратно» в центры головного мозга и на этом основании из-меняется картина (образ) воспринимаемой среды. Поэтому в механизме поведения, реализуемом по типу рефлекса, в отличие от рефлекторной дуги, действует рефлекторное кольцо, и оно для индивида является бессознательным актом.
 Сеченов открыл так называемое центральное торможение. Когда рефлекс обрывается, не перейдя в движение, то это, по Сеченову, вовсе не означает, что первые две трети рефлекса оказались напрасными. Не получив внешнего выражения, завершающая часть рефлекса (а она, как отмечалось, несет в качестве движения познавательную нагрузку) «уходит вовнутрь», превраща-ется в мысль, хотя и незримую, но продолжающую служить организатором бессознательного по-ведения («суждение, основанное на незаконченном цикле» - прим. автора). Этот процесс преобразования внешнего во внутреннее получил имя «интериоризации». Понятие об интериоризации оказалось весьма продуктивным и было использовано в дальнейшем многими психологами, в том числе Жане и Фрейдом. Предложенные Сеченовым идеи были первыми в истории мыслями о построении психологии как объективной науки, которая не может ограничиваться тем, что «нашептывает обманчивый голос бессознательного». И дальнейший ход развития психологического познания доказал правоту Сеченова.

Справка о теории Бехтерева.

Бехтерев, который в 1918 году возглавлял институт по изучению мозга и психической деятельности, а в 1920 году комиссию по мысленному внушению, занимающуюся изучением таких явлений как телепатия, ясновидение, и т.п., подошел к этим исследованиям комплексно. Он привлек к работе Александра Барченко, занимающегося передачей мыслей на расстоянии, который он называл «мыслеформами». Свои идеи Барченко пытался реализовать в инженерных конструкциях, а мыслиформы фиксировал на фотопленку. В те годы Бехтерев утверждал, что смерти нет, и что мысль – материальна и она является одной из разновидности энергии (материал из документального фильма «Смерти нет. Тайна академика Бехтерева»).

Надо отметить, что к подобным исследованиям проявляли интерес и в более ранние периоды. В 1875 году при Петербургском университете была организована медиумическая комиссия, руководил которой великий химик Дмитрий Менделеев. Эта комиссия пыталась найти научное объяснение паранормальным явлениям.


Влияние планет на пару еаро-доллар. Венера - 16.

14. Венера в Рыбах.

Тест на эффективность:
Сначала рассмотрим продажи:
Эффективность такого рода продаж чуть более 69% с доходностью 6,17%.

Покупки:
Вероятность того, что эти позиции дадут прибыль равна 61,5%. Историческая доходность - почти 9%.

Попытки поймать возможный последующий откат не проходят:
С вероятностью почти 54% такие попытки дадут убыток.

Покупки:
Эффективность равна почти 77% с доходностью почти 14%.

А можно и вообще не пытать ловить откаты на этом промежутке и стоять тупо в покупках:
Такая стратегия будет эффективной с вероятностью 76,9%. Её историческая доходность составляет 17,58%.

Валерий "asttrader"

Толкование гороскопов. Асцендент во Льве, Солнце в Стрельце.

Асцендент во Льве, Солнце в Стрельце

Личность — доминирующая, жизненное ядро — осмысленное.

Это — духовные вожди, если их уровень достаточно высок. Все заботятся об образовании, о внутреннем развитии. Здесь можно встретить учителей, которые работают по внутреннему убеждению и даже в каникулы продолжают занятия. Здесь могут быть проповедники веры, одухотворяющие общество. Многое кажется слишком убежденным, звучащим просто пророчески, что увлекает. Они внушают доверие и уверенность. Личные связи часто зависят от сходства мировоззрения. Они проповедуют терпимость. Но разгорячившись в споре о демократических выборах, они сядут за стол лишь с теми, кто придерживается того же мнения, что и они. Их невозможно отклонить от избранного пути. Они даже упрямы. Установив нечто, они будут это проводить.

Их убежденность импонирует. Они мужественны, где возможно, за ними следует свита. Если нужно вступиться за моральные принципы, они могут дойти до перенапряжения, вредного для здоровья, но вера в правое дело быстро восстанавливает их. Традиции здесь в хороших руках. Наследие оценивается по достоинству. Их поведение благородно и обдуманно. В том, что они остаются спокойными даже при некотором возбуждении, чувствуется владение собой.

(по Сельченок К.В., "Анатомия судьбы. Толкование гороскопов")

вторник, 28 января 2014 г.

Толкование гороскопов. Асцендент во Льве, Солнце в Скорпионе.

Асцендент во Льве, Солнце в Скорпионе

Личность — доминирующая, жизненное ядро — страстное.

Этот характер при всем подчеркивании своего индивидуального ядра проявляет нечто величественное в поведении. Они требовательны и всегда наготове. Они уверены в себе, считают себя незаменимыми, думая, что второго такого экземпляра в жизни не найти. Но всегда готовы взяться за дело, им ничего не нужно даром, стремятся нечто предложить самостоятельно. Не следует дожидаться того, чтобы о тебе заговорили, что ты присвоил чужие достижения.

Их гордость велика, но оправданна. Они борются против собственных слабостей. Прилагают усилия больше среднего. Борются против собственных низменных инстинктов. Если это удается, требуют того же и от других, но только если сами способны показать, как это делается. Так что они никогда не увиливают, всегда на переднем плане. Они стремятся проявиться во всей полноте, прежде всего в страстности, которая наполняет жизнь. В их любви также есть что-то величественное. Флирт остается всего лишь флиртом. В партнерстве не может быть отклонений — лучше разойтись. Жизнь представляется вечной борьбой, в которой заново нужно побеждать. Поэтому они всегда готовы вступить в борьбу и идти дальше. При этом они могут прошипеть такое, что многих оттолкнет.

(по Сельченок К.В., "Анатомия судьбы. Толкование гороскопов")

понедельник, 27 января 2014 г.

Этология человека - критика В.Дольника

 А вот и другой взгляд на проблемы, упомянутые в предыдущей статье (см. "Этология человека - Интервью В.Дольника Новой газете"). Критикует точку зрения В.Дольника Панов Евгений Николаевич (1936) – профессор, доктор биологических наук, заведующий лабораторией сравнительной этологии и биокоммуникации Института проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН, член Международной орнитологической комиссии, лауреат Государственной премии Российской Федерации. Автор более 200 публикаций.

Мифология в этологии

В.Р. Дольник, хорошо известный биологам своими трудами в области энергетики и миграций птиц, снискал себе известность в нашей стране и как автор нашумевшей книги «Непослушное дитя биосферы», в которой он выступает в качестве специалиста в области поведения человека. К сожалению, на мой взгляд, здесь он не обладает сколько-нибудь достаточной компетентностью. Эту точку зрения на его творчество я попытаюсь обосновать ниже. Итог размышлений Дольника в этой области – создание мифа, не имеющего ничего общего с серьезным взглядом на сущность социального поведения человека. Примером подобных «изысканий» может служить статья «Естественная история власти», впервые опубликованная в «Знание-Сила» в 1994 году и вновь напечатанная в № 1 журнала за 2006 г.
В этой публикации мы находим взгляд автора на «истинные», по его мнению, мотивы поведения людей при их взаимодействиях друг с другом в самых разных сферах жизни общества. Здесь и повседневные взаимоотношения между начальником и его подчиненными, и сословные отношения между элитой и «дном», и политические коллизии, связанные со сменой власти.

В чем В.Р. Дольник видит суть мотивов поведения человека

Если задача В.Р. Дольника состоит не в том, чтобы эпатировать читателя и тем самым привлечь дополнительное внимание к своей персоне, то приходится признать его поразительную близорукость в понимании того, как же именно устроено наше человеческое общество. Он полностью игнорирует вполне устоявшиеся взгляды на этот предмет, выстраданные многими десятилетиями развития общей и социальной психологии, социологии и других наук о человеке. То, каким образом он интерпретирует мотивы поведения людей, поистине обескураживает.

И этому не приходится удивляться. Следуя логике статьи, организация «стада» у предков человека подчинялась принципам, действующим ныне в группировках «стадных приматов». Современное же общество в сфере социальных отношений не сильно ушло вперед от такого первобытного коллектива. Как и в отношении «стадных приматов вообще» (макаки, павианы, лангуры?), нигде четко не сказано, о каком типе общества – традиционном индустриальном или каком-либо другом идет речь. Однако при внимательном чтении опуса обнаруживаются намеки именно на наше с вами российское постсоветское общество последних десятилетий. В нем, как его видит Дольник, фигурируют не личности со своими уникальными психическими особенностями, а некие доминанты и подчиненные особи, в лучшем случае – «довольно хорошие» и «очень плохие» люди. В этой карикатурной картине людских взаимоотношений действуют какие-то безмозглые манекены, все поведение которых определяется некими «врожденными программами». Более того, причина всех заблуждений, в плен которых попадают особи – в том, что они не дают себе труда разобраться в сути этих самых программ. Не хотят выучить «урок чистой этологии».

Посмотрим, как же все это происходит в тех или иных ситуациях, моделируемых автором. Особь-доминант, например, «путает слова «бояться» и «уважать» потому, что в ней «срабатывает врожденная программа, как контролировать уровень агрессивности». Это относится к любым «деспотам», в том числе и... к генералам. Читаем далее: «...генералы даже в официальной обстановке заявляют, что «без атомного оружия нас перестанут уважать». «Для них, – пишет далее Дольник, – слова «бояться» и «уважать» – одно и то же, просто «уважать» приятнее и «уважаемому» и «уважающему»». Прошу прощения за длинную цитату, но она необходима мне, чтобы проиллюстрировать уровень понимания автором сути социальных процессов в нашем обществе и в разных типах человеческих обществ вообще.

Какие же еще врожденные программы движут поведением современного человека? К сожалению, автор не претендовал на то, чтобы дать их исчерпывающий перечень. Но вот те немногие, сущность которых он постарался раскрыть перед нами: «демонстрация оскала», оказаться адресатом которой нам «неприятно»; программа «подчинения символам», по велению которой «люди в самом прямом смысле готовы идти за символом в огонь и в воду, погибать, не рассуждая и не задумываясь»; программа «переключения» с ненависти к тирану «на вариант любви» к нему; некие «альтруистические программы».

Но, пора наконец прекратить цитирование всех этих перлов и попробовать возразить автору на сказанное им в предыдущем абзаце. Особо следует остановиться на «программе», требующей от особей свержения памятников умершему тирану. «Убрать их, – пишет Дольник, – такая же примитивная врожденная потребность, как вытереть плевок с лица». И далее: «Свергая огромные статуи своих палачей, народ пусть не цивилизованным, но зато самым биологическим способом освобождает себя от страха и агрессивности» (курсив мой - Е.П.). Когда в Москве на Лубянской площади под давлением демократической общественности убирали с постамента памятник Дзержинскому, едва ли это было актом слепой животной мести палачу. Хочется все же думать, что мотивы людей здесь были намного более рациональными {Иными, но, безусловно, не слишком рациональными, а типичным следствием политической манипуляции - прим. редакции «Скепсиса»}, чем полагает Дольник. Так что, на мой взгляд, было бы весьма опрометчивым видеть здесь вслед за ним «урок чистой этологии».

Стоит сказать также пару слов о «программе подчинения символам». Само явление символа – это специфический продукт деятельности человека, определяемого как «существо символическое». Символы возникают в обществе как результат многовекового развития культуры в данном обществе. Эта одна из форм так называемого «коллективного сознания». По словам крупнейшего мыслителя прошлого Э. Дюркгейма такого рода социальные институции действительно характеризуются «внешним существованием по отношению к индивидам и принудительной силой по отношению к ним» (курсив мой – Е.П.). Но будучи элементом культуры социума, символы никоим образом не могут быть частью генетической программы людей.
Суммируя все сказанное до сих пор, берусь смело утверждать, что выстроенная Дольником картина социального поведения людей не выдерживает ни малейшей критики. Возможно, я и не взялся бы за неблагодарную задачу анатомирования этого текста в поисках смысловых нагрузок, если бы не восторженный комментарий, сопровождающий эту «статью». Автор комментария В. Скобеева пытается внушить читателям журнала, что Дольник – крупнейший новатор в истолковании истинных мотивов человеческого поведения. Давайте посмотрим, так ли это в действительности.

Краткий экскурс в историю зооморфизма и инстинктивизма

Начиная с самых первых попыток мыслителей прошлого уяснить себе место человека в мироздании, шла борьба двух противоположных точек зрения. Сторонники одной из них утверждали, что животных и человека разделяет четкая грань, и суть ее в том, что человек обладает разумом, а животные полностью лишены этого качества. Отсюда следовало, что поведение животных равно поведению человека минус разум. Так, в частности, в IV в. до нашей эры думал Аристотель.

Но нам сейчас более интересна вторая, прямо противоположная точка зрения. Ее сторонники полагали, что никакой качественной границы между психикой животных и психикой человека нет. Среди античных философов эту позицию поддерживал Демокрит (V век до н.э.). Много позже ее же придерживались многие видные мыслители эпохи просвещения, например, Ламетри (середина XVIII в). Отдавая дань превосходству человека, которого он называл «царем среди животных», Ламетри считал, что между поведением людей и животных нет принципиальной разницы. И тем и другим свойственно как инстинктивное, так и разумное поведение, хотя и в разных соотношениях. Понятно, что в те времена такого рода суждения основывались не на реальных фактах, но были чисто спекулятивными, метафизическими, составляя фрагмент натурфилософских построений того или иного мыслителя.

После выхода в свет трудов Чарльза Дарвина «Происхождение видов» (1859) и «Происхождения человека» (1871) умами научного сообщества овладела идея эволюционизма. Во всеуслышание было заявлено, что человек представляет собой закономерный продукт развития жизни на Земле. Как следствие этого резко усилились две взаимодополняющие позиции – «биологизация человека» (зооморфизм) и очеловечивание природы (антропоморфизм). Так в конце XIX в. восторжествовал принцип полного подобия поведения человека и высших животных.

Вот что пишет по этому поводу наш известный историк науки Н.Л. Кременцов. «Исследования социокультурных предпосылок человеческого поведения заменяются (в этот период – Е.П.) рассуждениями о борьбе за существование среди людей (социал-дарвинизм), а все биологические предпосылки индивидуального, да и общественного поведения человека сводятся к бесчисленному количеству «инстинктов», из которых выводятся и сознание, и воля, и все остальные качества личности (инстинктивизм)...».

Инстинктивизм как достаточно влиятельное течение мысли продолжил свое существование и в первой половине прошлого, ХХ века. Крупнейший немецкий психолог и философ Эрих Фромм в числе наиболее видных проводников этих взглядов называет З. Фрейда и К. Лоренца. Я бы добавил к этим двум именам таких эпигонов Лоренца как Р. Ардри, Д. Моррис и И. Айбл-Айбесфелд. С взглядами второго из них, служащих концентированным примером инстинктивизма, наши читатели могут познакомиться, перечитав его книги «Голая обезьяна» и «Людской зверинец». Думаю, они найдут там очень много общего с построениями В.Р. Дольника. Сам я не побоюсь утверждать, что именно из этих произведений (как и из популярных книг К.Лоренца – таких как «Об агрессии») он заимствовал самое существенное для его «концепции» человеческого поведения. А «новым» в ней я вижу лишь то, что, в соответствии с современной научной терминологией понятие инстинкт оказалось замененным словосочетанием «врожденная программа поведения».

В чем же сама суть инстинктивизма в его трактовках поведения людей? Вот как характеризует эту систему взглядов уже упоминавшийся мной Э. Фромм. По его мнению, принципиальная установка зоологов-инстинктивистов такова, что для них человеческое поведение – это всего лишь одна из форм поведения животных вообще, а их главное заблуждение состоит в том, «...что они перепутали два вида влечений – те, которые обусловлены инстинктами, и те, которые определяются характером» (курсив автора) «Инстинкт, – пишет он, – это чисто биологическая категория, в то время как страсти и влечения, коренящиеся в характере (людей – Е.П.), – это биосоциальные, исторические категории. И хотя они не служат физическому выживанию, они обладают такой же (а иногда и большей властью), как и инстинкты. Они составляют основу человеческой заинтересованности жизнью (способности к радости и восхищению); они являются в то же время материалом, из которого возникают не только мечты и сновидения, но и искусство и религия, мифы и сказания, литература и театр – короче, все, ради чего стоит жить...».

Во введении к цитируемой книге «Анатомия человеческой деструктивности» Э. Фромм пишет: «В настоящем исследовании автор освобождает от принудительного брака с инстинктами такие важные человеческие страсти, как стремление к любви и свободе, тягу к разрушению, желание мучить, подчинять себе другого и господствовать над ним». Вот так: не в бровь, а прямо в глаз!

Есть ли инстинкты у человека?

В своем пространном дифирамбе творчеству В.Р.Дольника на ниве популяризаторства науки, В. Скобеева так рисует путь ее кумира к тем «открытиям», о которых речь шла в начале этой моей статьи. «Раз человек является биологическим видом, у него должны быть и врожденные программы... Так или примерно так рассуждал Виктор Рафаэльевич с коллегами... за столом в большом Рыцарском зале биостанции (в поселке Рыбачий на Куршской косе – Е.П.)... Именно здесь и звучали крамольные, неклассические соображения о наличии у человека врожденных программ» (даю цитату с сокращениями, опустив словесные завитушки «высокого литературного стиля»).

Помилуйте, но стоит ли столь публично демонстрировать свою, мягко говоря, неосведомленность в фундаментальных вопросах биологии? Ведь еще в самом начале прошлого, XX в. не то что биологам, но и психологам было очевидно, что в основе всего поведения человека лежат некие наследственно детерминированные механизмы. В книге «Психология как наука о поведении» (первое издание вышло в 1919 г.) основатель бихевиоризма Дж. Уотсон писал: ...разделение между наследственными видами реакций и приобретенными никогда не может быть проведено абсолютно. Однако при лабораторных исследованиях иногда приходится изучать подробности наследственной реакции. В таких случаях приходится проводить самое резкое разграничение. Немного существует биологических проблем, допускающих иной метод исследования. С этой целью мы должны прибегнуть к генетическому методу. Мы должны начать с появления на свет ребенка... и проследить шаг за шагом его дальнейшее развитие, отмечая первое появление наследственных видов реакций, их течение и влияние на формирование всей личности ребенка...».

А в главе той же книги «Наследственные виды реакций: инстинкт» читаем: «При обсуждении эмоций мы отметили факт, что нельзя провести резкой границы между эмоциями и инстинктом. В обоих случаях мы имеем наследственные образы действий» Для полноты картины приведу еще несколько коротких выдержек из этой главы. «Ни один научно мыслящий исследователь инстинктов человека не стал бы утверждать, что род Homo обладает чем-либо похожим на пестрый репертуар инстинктов животного». «У человека сохранились, может быть, пережитки многих из этих деятельностей (инстинктов животных – Е.П.), но много раньше, чем организм мог бы использовать такие программы, они перекрываются навыками» (и, добавлю от себя, всевозможными влияниями культурного окружения). «Хотя число совершенных инстинктов у человека мало, мир его недоразвитых и инстинктивных наклонностей весьма значителен».

Пользуясь случаем и опираясь на авторитет Дж. Уотсона, поставлю под сомнение следующий пассаж из В.Р. Дольника, приведенный В. Скобеевой: «Мы все собираем, отдаваясь инстинкту, голосу предков, ибо гоминиды начали свой путь на земле, имея единственную экологическую нишу – нишу собирателя». Надеюсь, читатель понял, что речь идет здесь о хобби коллекционеров, о котором В. Скобеева написала довольно много в свойственном ее перу игривом и развязном тоне: «При виде недостающего элемента коллекции – скажем, редкой пивной банки – мужчина теряет рассудок и тащит приобретение в дом. С точки зрения его герлфренд, в доме и так есть пустые пивные банки – штук так 2000. Мужчина рассуждает совсем не так, а вернее, никак. Им владеет врожденная программа» (еще одна, в дополнение к перечисленным мною выше).

А вот что пишет на ту же тему Дж. Уотсон: «Если верить психоаналитикам, то собирание и накопление указывают на великое множество факторов, не имеющих ничего общего с инстинктом. Наше собственное суждение таково, что здесь мало такого, что могло бы быть названным инстинктом... Когда дети входят в социальную группу, они копят то, что копят другие. Один или два месяца их карманы заполняются кусочками мрамора, которые спустя два месяца могут замениться волчками. Они обычно собирают то, чем сейчас пользуется вся группа. Самое раннее накопление, отмеченное у двух детей, состоявших под нашим наблюдением, это почтовые карточки и письма». Но, пишет Уотсон, это было сделано под явным влиянием родителей, а затем и друзей юных коллекционеров)».

О реакции профессионального научного сообщества на инстинктивизм

В 1979 г. упоминавшийся уже ученик К.Лоренца И. Айбл-Айбесфелд опубликовал в международном журнале «Исследования поведения и мозга» обширную статью «Этология человека: концепции и их возможный вклад в науки о человеке». В этой публикации высказывались взгляды, очень похожие на те, что мы находим в обсуждаемой здесь статье В.Р. Дольника и в других его публикациях на ту же тему. Важно, однако, подчеркнуть различия в степени профессиональной подготовки этих двух авторов. Профессия В.Р. Дольника, по словам В. Скобеевой, «не имеет ничего общего с науками о человеке – психологией, педагогикой, антропологией». И. Айбл-Айбесфелд, напротив, значительную часть жизни посвятил профессиональному изучению поведения детей, а также людей в аборигенных традиционных сообществах (таких, например, как группировки бушменов в пустыне Калахари). Выступление И. Айбл-Айбесфелда породило широкую дискуссию, результаты которой были опубликованы в том же номере упомянутого выше журнала.

Из 24 участников дискуссии лишь двое одобрили проект этологии человека, предложенный Айбл-Айбесфелдом. А вот как звучали голоса несогласных с ней. Лингвист и философ Н. Бок — «Заблуждения относительно «врожденности»». Анатом Х. Липп усомнился в том, что данные по поведению обезьян могут дать ключи для выявления филогенетически запрограммированного поведения человека. По мнению представителя экологической антропологии С. Уошборна, методы этологии неприложимы к изучению человека, а будучи использованы в этой сфере, дают лишь тривиальные результаты. Этолог Дж. Хейлмен, как бы внося ясность в этот вопрос, отметил, что «этология», которую проповедует И.Айбл-Айбесфельд, это не «Этология с большой буквы», а австро-германский вариант этологии (намек на К. Лоренца), основные положения которой современная наука давно уже переросла. Ряд выступавших, отдавая должное важности фактических данных, полученных И.Айбл-Айбесфельдом, отказались принять его теоретические построения.

Об опасности аналогий

Один из участников только что описанной дискуссии, антрополог Б. Бенедикт озаглавил свое выступление словами «Опасность аналогий». Что он хотел сказать этим? Все те, кто в той или иной мере переносят знания о поведении животных на поведение человека, и В.Р. Дольник в том числе, широко используют метод заключения по аналогии. Суть этого приема еще в XIX в. была прекрасно раскрыта английским классиком философии Дж. С. Миллем. В его фундаментальном труде «Система логики», в главе под названием «Заблуждения в обобщении» говорится о так называемых ложных аналогиях. Они имеют место в том случае, «...когда на основании сходства предметов в одной черте заключают о сходстве их в другой, причем не только не доказана причинная связь между этими двумя чертами, но, напротив, положительно известно, что такой связи нет».

Спросим себя, много ли общего в поведении человека и певчей птичкой зябликом. Разумеется, кое-какое сходство есть: они живые существа, вынужденные, как минимум, потреблять пищу и способные размножаться половым путем. Принято считать, что у зябликов при формировании семейной пары активной стороной является самка, выбирающая себе супруга.

А как же в этой сфере дело обстоит у людей? Этим вопросом заинтересовалась и В. Скобеева. В частности, почему некоторые девушки вступают в отношения с женатыми мужчинами? «Психологи утверждают, – пишет она, – что девушки просто сами не могут оценить мужчину, поэтому выбирают того, которого уже выбрала другая. Дольник же говорит нам что в таком поведении есть смысл». Далее – цитата из Дольника. «Кольцевание зябликов на Куршской косе показало, что самцы с двумя самками – элитные самцы как по своим качествам, так и по качествам своих участков. Следовательно, и у моногамных видов (вероятно, имеется в виду человек – Е.П.) самки могут вести отбор генов по элитным признакам». Ну вот, теперь В. Скобеевой все стало ясно!

Вместо заключения: об околонаучных мифах и ответственности популяризатора науки

Времена теперь такие, что любой человек может широко распространять свои любые, хоть самые несусветные идеи. И может так случиться, что он первый сообщит широкой общественности чего-нибудь такое, что еще народным массам в голову не приходило. Например, новую хронологию в истории. Или, что человеческое общество подобно стаду павианов не в художественном, а в самом, что ни на есть, научном смысле слова.
И что самое смешное, ведь действительно ужасно похоже! И читающая публика от души развлекается, сравнивая пассажи Дольника с реальной жизнью. Может быть, стоило бы так и отнестись к этой его статье: как к развлекательному чтению, а к автору – как к остроумному наблюдателю, удачно подметившему и описавшему наше сходство с бабуинами? Чего уж с такой звериной серьезностью громить его построения?

Но дело в том, что автор – серьезный ученый, который, хочется думать, ставит своей целью вовсе не развлечение читателя. Это попытка популяризации науки, попытка доходчивого объяснения сути этологического подхода к поведению человека на примере сравнения его поведения с поведением приматов. Однако такого рода статьи своим появлением формируют даже не околонаучный, а лженаучный миф, который уже успешно прижился, ибо обладает всеми необходимыми для этого свойствами: ясностью и простотой схемы и возможностью найти ей подтверждения на бытовом уровне и в рамках бытового мышления. Вот это – яркий пример успешной популяризации ложных представлений. Хотя, к глубокому сожалению, В.Р. Дольник тут не был первым и вероятно еще не последний.

источник: Скепсис

Этология человека - Интервью В.Дольника Новой газете

Виктор Дольник — один из редких в нашей стране специалистов в области этологии человека. Эта наука перевернула все представления о человеке. Она изучает поведение людей и животных, обусловленное врожденными программами — инстинктами. Этология человека показала, что 90% нашего поведения и обычаев диктуются не культурой, а древними животными инстинктами. Печать зверя лежит на всей цивилизации.

Дольник начал свою работу этолога в те нелегкие годы, когда вокруг царил оголтелый марксизм-ленинизм, напрочь отвергавший примат врожденных человеческих склонностей и воспевавший главенство социального воспитания.
– Еще будучи студентом биофака, в 1956 году я написал реферат по поведению homo sapiens как прямоходящей обезьяны. Реферат прослушали, воцарилось молчание, после чего мне «посоветовали» сделать другой реферат. Я и сделал — по происхождению страусов. Его приняли на ура. Потому что в нем не было покушения на основы, на тезис о том, что труд сделал человека человеком.

— А разве не труд, не производство орудий?

— Нет, конечно, трудятся и используют орудия многие животные, и это не делает их человеком. Сначала наши предки обрели бипедию — прямохождение, оставаясь неразумной обезьяной. Потом, оставаясь такой же неразумной обезьяной, они сотни тысяч лет инстинктивно делали примитивные орудия, обкалывая гальку, как производят и используют орудия многие другие животные — бобры, птицы, каланы… Только трудности жизни и увеличение мозга, помогающее их преодолевать, сделали человека человеком. Я имею в виду расставание с лесом и выход в непривычную саванну, неизобильность пищи и вытекающие отсюда всеядность, трупоедство… Мы же — потомки собирателей и падальщиков. Анализ костей животных, на которых сохранились следы каменных орудий наших предков, показывает, что это были кости трупов. Оно и понятно: буквально «вчера» слезшей с дерева обезьяне было трудно тягаться в саванне со специализированными хищниками в добыче живого мяса. Проще найти падаль и каменными остриями срезать с туши мясо.
Атавистическая любовь к тухлому и гнилому до сих пор сохранилась в некоторых национальных кулинариях: эскимосы любят копанку — гнилое мясо, причем нарочно его закапывают и ждут, когда начнет гнить, после чего выкапывают и едят; китайцы любят тухлые яйца; французы — заплесневелый сыр… Только давний рефлекс трупоеда примиряет современного человека с подобными кулинарными изысками. Никакой настоящий хищник пищу с запахом гнили есть не будет, только падальщик. Или бывший падальщик, как homo sapiens например.

— Что же в нас определяется животной программой поведения, а что — чисто культурное изобретение?

— Ну радиофобия, скажем, — боязнь радиации — одна из немногих чисто культурных вещей. Хотя радиация крайне губительна, эволюции не нужно было закладывать в животных боязнь излучения: в природе нет естественных источников опасной для жизни радиации. Все они искусственные и связаны с деятельностью человека. Но и люди в обычном быту с радиацией практически не сталкиваются. Поэтому все наши бытовые привычки, а соответственно, и обычаи, мораль имеют животно-инстинктивное происхождение. Здесь все просто: есть зашитая в мозгу программа поведения — есть поведение. Нет программы — нет поведения. Посмотрите за человеком, за любыми его реакциями и поведением, поищите под это поведение животную программу. Найдете!

— Например?

— Например, все человеческие детеныши любят качели. Все детские парки развлечений состоят из аттракционов, где в том или ином виде используется фрагмент полета, вращения, переворота или мгновения невесомости. Вы сколько угодно можете катать на карусели щенков, жеребят или детенышей овец — ничего, кроме ужаса, у них это не вызовет. А у наших детенышей полет вызывает инстинктивное удовольствие. Дети хохочут, когда их подбрасывают и ловят. Почему? Да потому, что наши далекие предки прыгали по деревьям и в глубинах мозга до сих пор осталась программа брахиации — перелета с ветки на ветку, раскачиваясь на руках. Именно поэтому до сих пор самые популярные и частые детские сны — это сны о полетах. Этой программе, которая живет в далеких глубинах нашего мозга, примерно 25 миллионов лет — именно тогда наши общие с гиббонами предки передвигались с помощью брахиации.
Вообще инстинктивное поведение лучше всего наблюдать у детей — они ближе к животным. Почему все дети обожают строить шалаши из веток, имеют тягу к дуплам, пещерам?.. Потому, что у многих, и не только человекообразных, приматов есть врожденные программы по строительству гнезда.
Дайте грудному младенцу два пальца, он их крепко обхватит ручонками. Можете его теперь смело поднимать в воздух — он удержится! Потому что миллионы лет его животные предки с самого рождения висели на маме, вцепившись в ее шерсть. Давно уже у наших самок шерсти нет, а способность младенца висеть, держась за руки, осталась.
Осталась и потребность малыша на прогулке уцепиться за мамин хвост — так безопаснее. Отсюда, кстати, и пошло выражение «держаться за юбку»: хвоста у мамы давно уже нет, но желание ребенка ухватиться за что-то сохранилось. Именно поэтому, кстати, дети лучше засыпают с плюшевыми игрушками: они волосатые и мягкие — сразу срабатывает программа успокоения.
Если злобный экспериментатор в лаборатории забирает маму у маленькой обезьянки, малыш впадает в ужас, кричит и инстинктивно вцепляется в шерсть — в свою собственную, поскольку маму-то уже уволокли, а инстинкт «вцепиться» срабатывает. У человека шерсти на теле нет, поэтому человек в стрессовых ситуациях вцепляется в ту шерсть, что осталась, — в волосы. Отсюда выражение «рвать на себе волосы».
Во всех наших поступках нами до сих пор руководит обезьяна, которая сидит внутри нас.

— Даже в социальной жизни? Скажем, патриотизм…

— Любовь к родине — чисто животное чувство. Я имею в виду привязанность человека к месту, где он вырос. Это характерно для всех территориальных животных, а приматы — создания территориальные. У них (у нас) в детстве происходит импринтинг — запечатление своего ареала обитания на всю оставшуюся жизнь. Это крайне необходимая вещь, которая позволяет, во-первых, не потеряться, а во-вторых, отчаянно защищать свою «родину» от захватчиков. А иначе бы откуда у людей взялся патриотизм? Из чего бы он вырос? Защита своей родины, своей стадной территории — священный долг любого павиана.
Кстати, вы знаете, как воюют павианы и другие обезьяны, живущие в саванне? Я обращаю внимание на саванну, потому что наши предки — как раз обитатели саванны, и у всех видов саванных приматов одинаковое поведение. В походном строю стадо павианов повторяет предбоевой порядок пехоты. В центре идут доминанты — патриархи стада, вокруг которых все самое ценное — самки с детенышами. Впереди идет боевой авангард — субдоминантные особи, молодые самцы. Сзади — арьергардное прикрытие из самцов третьего ранга, послабее. Если местность пересеченная, плохо просматриваемая, с двух сторон могут быть еще два небольших отряда флангового прикрытия.
Если предстоит война с другим племенем павианов — например, пограничный конфликт — два войска павианов выстраиваются друг перед другом в виде двух полумесяцев вогнутыми сторонами друг к другу. В центре — патриархи.

— Такое же боевое построение было у древних греков, персов и египтян!

— Совершенно верно. Это обезьянье построение сохранялось у нашего вида довольно долго… Что любопытно, конфликт между стадами может разрешиться бойней, а может — схваткой двух самых сильных особей.

— Пересвета и Челубея, например.

— Да, показательный бой двух доминантных самцов перед лицом войск — это тоже чисто обезьяньи дела. Любопытно, что подобные вещи до сих пор случаются при разборках двух банд уголовников.

— Животные…

— Кстати, обратите внимание на важную деталь. У саванных приматов — геронтократия, то есть власть в стае держат старшие по возрасту особи. А воюют приматы — детьми. В войске у них — сплошь молодые самцы. Сами патриархи-геронтократы предпочитают не воевать, они в центре. Война детьми — видовой признак приматов. Он остался и у нас: по сей день наш вид призывает в войско детей — стукнуло парню 18 лет, изволь в армию. У кабанов, скажем, совсем не так. У них сражаются только секачи — матерые, здоровенные, седые самцы с желтыми клыками… А обезьяны посылают в бой более слабых — молодняк.
Если два стада обезьян случайно встречаются на границе двух территорий, их вожаки важно проходят через строй своих войск, внимательно смотрят друг на друга, а потом, если граница не нарушена, пожимают друг другу руки, обнимаются — подтверждают мирный договор. За ними уже по субординации могут обняться подчиненные. Это обезьяний ритуал. И он тоже сохранился у нашего вида. Когда наши президенты, то есть лидеры территориальных образований, прилетают в гости друг к другу, они видят, что их встречают не барышни в национальных одеждах (что было бы приятно глазу), не кабинет министров, не семья президента, а почему-то всегда строй войск — почетный караул. Откуда тянется этот обычай? Оттуда, из далекой саванны. Ему сотни тысяч лет, просто за десятки тысяч лет никому никогда в голову не пришло отменить его… Причем по всем обезьяньим правилам сначала жмут руки друг другу и обнимаются лидеры, то есть самцы-доминанты, а уж потом — их свита, министры…

— Итак, патриотизм — это животная функция?

— Да, защита территории — чисто видовая потребность. Причем любопытно, что зверь, вторгшийся на чужую территорию, инстинктивно, то есть автоматически, чувствует себя неправым. И это его сковывает, потому в животном мире чужака (даже более сильного физически) чаще всего побеждает хозяин территории. Иногда это принимает забавные формы. Например, спортивная статистика отмечает, что гости чаще проигрывают матчи хозяевам поля. Это настолько общеизвестно, что даже не вызывает вопросов. На чужом поле играть неловко, неудобно. Объяснять этот ведущий к проигрышу дискомфорт логическими причинами бессмысленно, потому что он идет изнутри.

— Ну хорошо, а искусство? Музыка, например, — есть ли у нее животные корни?

— Да, у обезьян известны так называемые пошумелки. Они явились зерном того дерева, которое мы называем музыкальной культурой. Вообще обезьяны — самые шумные и самые эмоциональные млекопитающие. Они шумят постоянно, у обезьян есть песни дождя, например. Они собираются вместе и начинают вдруг ритмично хлопать, петь хором на разные голоса, танцуют, стучат палками по пустотелым деревьям, задавая ритм. А ритм — это первооснова музыки.
Наши человеческие концерты — это просто форма обезьяньих пошумелок, когда особи собираются, чтобы вместе послушать ритмизованные звуки. Когда в послевоенное время у подростков не было гитар, они устраивали коллективные пошумелки, грохая по кастрюлям или по листам жести, треща палками по прутьям забора. А пионеры любили ходить под грохот барабанов и рев горнов. Почему именно так детеныши людей проводят время? Почему сегодня они прыгают, как обезьяны, на концертах и дискотеках? Потому что это характерно для нашего вида. А вот, скажем, проводить время, вися вниз головой, как летучие мыши, — нехарактерно. Мы и не висим. Есть программа — есть поведение. Нет программы — нет поведения.

— Я как-то прочел, что главное отличие человека от животных — религиозное чувство.

— Знаете, в основе любой религии лежит ритуал. А животные гораздо более ритуализированные создания, чем привыкли думать. Повторять удачные действия, не задумываясь об их смысле, — один из приспособительных механизмов природы. Детеныши повторяют действия взрослых, чтобы научиться жить в этом мире. Взрослые животные упрямо повторяют те действия, которые однажды принесли им удачу. Дикий мир жесток, в нем от добра добра не ищут: если один раз ты перепрыгнул эту ветку, заскочил на ту, после чего тебе повезло, — значит, имеет смысл повторять удачные движения. Глядишь, опять будет добыча.
У животных есть просто потрясающие ритуалы! Вы знаете, почему древние египтяне считали павианов священными животными? Потому что главный павиан на заре взбирается на пригорок, вздевает руки к восходящему солнцу, громко ревет и кланяется. Приветствовать солнце вообще в обычае приматов. Неудивительно, что солнце у многих народов считалось главным божеством. И неудивительно, что именно доминантные особи становились позже жрецами, которые поддерживали «связь» со сверхдоминантом (божеством).

— Значит, Бог — это сверхдоминант? А что такое сверхдоминант с точки зрения этологии?

— Сверхдоминант, или супериерарх, — это особь чужого вида, которая может оказывать покровительство особи твоего вида. Скажем, заяц, убегающий от лисицы, может спрятаться за медведя. Медведь зайцу не опасен, но и специально защищать зайца он не будет — он его просто не заметит, а вот лису, нагло несущуюся на него, он увидит, может осерчать и пристукнуть ее. Потому что совсем уже страх рыжая потеряла: никакой субординации не соблюдает — летит как оглашенная прямо на хозяина, где это видано вообще?
- Виктор Рафаилович, все прекрасно знают, что человек – животное. Но почему-то напрочь отказываются верить в то, что поведение этого животного определяется инстинктами. У людей стойкое внутреннее убеждение: да, по телу я животное, а по поведению -чистый разум.
- Это происходит потому, что поведение человека, которое действительно определяется его глубинными инстинктами, сверху прикрыто тонкой пленочкой социальности, то есть слов. Слов о чести, долге, любви, божественных установлениях. Но эти слова не объясняют, а просто прикрывают, как краска ржавчину, естественно-животные корни человеческого поведения.
Возьмем, скажем, мораль. Действительно ли она дана нам Богом (вариант: выработана разумом) или мораль есть у других животных? Правильный ответ: мораль есть практически у всех животных. Причем чем лучше вооружено животное, тем сильнее инстинктивные запреты на применение этого оружия против особей своего вида – во время брачных турниров или войны за территорию. Об этом еще Лоренц писал. Скажем, ядовитые змеи во время поединка никогда не кусают противника. Тигры, орлы, лоси, олени никогда не применяют свое мощное оружие против своих. Удар лосиными рогами – страшное дело, волки боятся попасть под этот удар.
Однажды наблюдали такую картину В охотхозяйстве два лося, встав по разные стороны изгороди, начали бодаться друг с другом – через забор. Трах! Трах! Аж треск стоит, щепки летят. Бескомпромиссно бьются! Но вот жерди лопнули, и лоси остались друг перед другом, теперь уже ничем не разделенные. И растерялись, потому что игры кончились, дальше пойдет сплошное смертоубийство. И что вы думаете? Лоси перешли к следующему пролету изгороди и снова начали "бескомпромиссно" биться не на жизнь, а на смерть, с двух сторон лупя рогами по забору

- Ворон ворону глаз не выклюет.

- Да, это пример животной морали, то есть инстинктивного запрета на применение оружия против особей своего вида. Птицы не молотят друг друга мощными клювами, львы не рвут друг друга зубами и когтями. А вот у плохо вооруженных видов инстинктивные моральные запреты слабые. Человек, скажем, или голубь – это слабо вооруженные создания, нет у них ни мощных челюстей с клыками, нет когтей, нет яда. Поэтому природе незачем было ставить этим видам "вшитые" моральные программы. Однако человек обхитрил природу: Он вооружился искусственно и стал способен легко убивать себе подобных – природных-то тормозов не было. Это так мощно подстегнуло конкурентную борьбу, что эволюция пошла невероятными для биологии темпами. Выживали самые умные племенастада, которые придумывали самое смертельное оружие и самую эффективную тактику уничтожения конкурентов. Выживали племена, спаянные боевой дружбой, то есть любовью к "своим" и ненавистью к "чужим". С тех пор человечество постоянно "дружит против кого-то", любит делиться на своих и чужих.
А чтобы врожденно-низкие моральные запреты не позволяли людям убивать своих, пришлось разучивать эти запреты через разум, то есть находить словесные формулировки и подтверждать их через сверхавторитеты – религию. Заметьте, что заповеди "не убий", "не укради" относятся не ко всем, а только к особям своей группы. Всех остальных – неверных, врагов, вероотступников, агрессоров – убивать очень даже нормативно, полезно и благородно: "Блажен, кто отдал жизнь за други своя". Полковые попы благословляют солдат на убийство. С помощью тотального геноцида нашими предками кроманьонцами был вырезан второй вид разумных существ на этой планете – неандертальцы. Ведь когда-то на Земле жили два вида разумных существ! Но второй вид конкуренции не выдержал.

- Почему такую ненависть особи нашего вида испытывают именно к себе подобным? Наших природных врагов – змей, комаров, глистов, волков, тигров мы не ненавидим. Только себя...

- Потому что именно малые отличия вызывают наибольшую неприязнь. Почему люди спокойно смотрят в зоопарке на волков, медведей, моржей, а возле клеток с обезьянами хохочут и тычут пальцами? Почему многие люди после того, как Дарвин четко прояснил, кто есть кто, так и не приняли теперь уже вполне очевидную вещь – что человек и обезьяна имеют общих предков? Почему многим так противна сама эта мысль – произойти от обезьяны? Ответы нужно искать в этологии.
Дело в том, что малые отличия воспринимаются животными как карикатурные, то есть или смешные, или омерзительные. Это очень полезное изобретение природы! Многие виды птичек, например, почти не отличаются друг от друга внешне, но очень отличаются по поведению. Природа разделила их по поведению, чтобы исключить пугание и межвидовое скрещивание. Одна птичка в брачном танце кланяется так, а другая иначе, одна поворачивается вправо, другая влево... И непонятное поведение птички одного вида отталкивает, вызывает неприязнь у птички другого. Так, начав с изменения поведения, природа "разводит" виды. Это просто один из механизмов видообразования -запрет на скрещивание.
Заметьте, мы нейтрально относимся к английскому или испанскому языку. А украинский или болгарский вызывают у нас улыбку. Гоголь специально вставлял в свои произведения малоросские обороты -одно только их присутствие вызывало глумливый смех.
Потому что близкие языки карикатурны друг другу.
Почему христиане ненавидят еретиков больше, чем иноверцев? Почему Московская патриархия дружит с муллами и не любит католиков? Да потому, что католики – родственный вид, латинская ересь... Неприязнь к похожему – давний природный механизм, смысл которого в том, что похожий на тебя – твой первый конкурент на экологическую нишу. Змея волку не конкурент – у них разные экологические ниши, разный тип питания. А вот шакал – да. Волк кроманьонцу не конкурент, а вот неандерталец -да. Отсюда ненависть и тотальный геноцид.

- А почему Советский Союз, Китай и прочие тоталитарные режимы так любили грандиозные стройки и сооружения? Самую большую плотину в мире построить, самую огромную домну возвести, самую большую территорию заиметь...

- Государства состоят из животных особей и потому порой также проявляют животное поведение, а в животном мире действует одно общее правило: чем ты больше, тем сильнее. Поэтому жаба при нападении надувается и привстает на лапах, кошка выгибает спину и поднимает хвост, чтобы казаться больше, птицы взъерошивают перья, рыба-шар раздувается так, что ее никто не может проглотить... Это, кстати, нашло свое выражение и в языке. Во всех языках мира слова, связанные с доминированием, превосходством, – это прямая вербальная калька с природной программой сравнения размеров: "великий", "превосходительство", "верховный", "вознесшийся"... А слова, связанные с подчинением, слабостью, потерей статуса, – из того же пространственного ряда: "ничтожный", "униженный", "павший", "свергнутый", "низкий", "подонок", то есть находящийся на дне.
Забавно, что у армейских офицеров периодически возникает мода на фуражки с высокой тульей. Подсознательно они хотят стать больше! Кстати, у петухов – чем больше гребень, тем больший ранг занимает петух в стае. Этологи проводили такой эксперимент – низкоранговому зачморенному петушку приклеивали огромный искусственный гребень. И он становился доминантом, главой всей стаи. И уж тогда никому мало не казалось: вознесшиеся волей случая наверх подонки, то есть бывшие низкоранговые особи, – это моральные уроды, они гораздо более жестоки, чем естественные доминанты. Сильные более благородны, слабые – подлы и трусливы. Поэтому социалистические теории, которые полагают, что бедные, угнетенные и униженные – хорошие люди, а богатые – плохие, этологически неверны. Как только подонки становятся иерархами, начинается кровавая вакханалия. Они мстят всем за свое прошлое униженное положение. – Американский мыслитель Фарид Закария в своей книге "Будущее свободы" приводит удивительный пример. Когда затонул "Титаник", среди спасшихся пассажиров первого класса было практически 100% женщин и детей. Среди пассажиров второго класса процент женщин и детей достигал 80%. А среди сброда, ехавшего в третьем классе, выжившими оказались одни мужчины, то есть самые сильные. Они, отталкивая женщин и детей, заняли спасительные шлюпки. У Камерона же в фильме "Титаник" все наоборот! В кино именно богатые пассажиры хищно отталкивают женщин и детей на пути к шлюпкам. Закария пишет, что, если бы Камерон снял, как было в действительности, зритель ему бы просто не поверил: за весь XX век слишком уж въелась в мозги эта формула: "бедные – бедненькие и добренькие, а богатые – злые, жадные хищники".
- У богатых – свои причуды. Например, любовь наших высокопоставленных особ к езде по городу с мигалками – это не только и не столько средство проехать на дачу без пробок, сколько способ еще раз подтвердить свой статус и показать всем свой "гребень". Иерарху необходимы символы власти! У приматов это грива, мантия и возвышенное место (впоследствии – трон). У древних людей – огромные шапки, шкуры хищников. У современных иерархов – особые автомобили, мигалки, эскорты. Зачем нужны мотоциклисты в президентском эскорте? Ни за чем, их функциональность -нулевая. Это чистый декор, символ. Как перья у индийского вождя.

23.05.2005
Александр Никонов , Новая газета

(источник: Этология.ру )

Влияние планет на пару еаро-доллар. Венера - 15.

13. Венера в Водолее.

Тест на эффективность:
Профиль изменения среднего курса в период нахождения Венеры в Водолее не очень акцентирован, хотя и видна некоторая общая тенденция к росту. Рассмотрим последовательно все возможные стратегии.
Покупки:
Эффективность такого рода покупок равна 69% с доходностью 4,53%.

Продажи:
Тут ситуация очень неоднозначная - один вид статистического анализа явно показывает на невыгодность этих позиций. Другой анализ, вроде бы, говорит о том, что эти позиции вполне могут быть эффективны. Резюме - лучше воздержаться от продаж в этот период.

Покупки:
В принципе, эти покупки могут быть сделаны, хотя вероятность их успешности невелика - всего чуть меньше 54%. Да и на истории они принесли всего 5% с небольшим прибыли.

Продажи:
Эти продажи также весьма рискованны. Вероятность их успешности 53,8% с доходностью 3,6%. Понятно почему - это, в сущности, торговля против общей повышательной тенденции, т.е. попытка поймать откат.

Покупки:

Тут также появляется ситуация неопределённости - один вид анализа говорит о неэффективности таких покупок (вероятность 46,2%), а другой - то, что курс пойдёт вверх с вероятностью 60%. Возможно, что это период возможной близящейся смены тренда.

Продажи:

Вероятность того, что такие продажи принесут прибыль равна 61,5% с доходностью 2,38%.

Покупки:
Эффективность этих покупок почти 77% с доходностью 6,7%.

Валерий "asttrader"