четверг, 19 марта 2015 г.

Разрушающие душу... Часть II. Кто и как уничтожал суверенное образование в России

Образование в России: реформа как инструмент перевода под внешнее управление.


Кто и как уничтожал суверенное образование в России


 Только в свете описанных общих процессов можно понять смысл происходящей в России перестройки образования, которая в реальности  представляет собой его ломку, сопровождающуюся мерами по коренной «мутации менталитета», и касалось это в первую очередь детей, причём самого раннего возраста.
Лабораторией, откуда выходили будущие перестройщики сознания, служил психологический факультет МГУ (1966 г.), где разрабатывались основы новых научных направлений в психологии и педагогике, заимствованные из самиздатовских публикаций, рассказывающих о достижениях западной мысли. Широкое сетевое распространение новых педагогических методов началось в годы перестройки при Горбачёве во второй половин 80-х гг., когда в СССР в рамках новаторского движения стали создаваться частные инновационные школы «Эврика-развитие»[1]

Центральным интеллектуальным клубом реформаторов стал созданный  в 1988 г. тогдашним главой Гособразования Г.Ягодиным Временный научно-исследовательский коллектив (ВНИК) «Школа», во главе которого был поставлен сотрудник Академии педагогических наук Э.Д. Днепров, превративший его в главную движущую силу перестройки образования, призванную обеспечить «революцию в умах»[2]. Во ВНИКе работали «инновационно» мыслящие психологи, педагоги и управленцы (А. Тубельский, Ш. Амонашвили, Борис Бим-Бад и др.), которые разработали принципиально новую образовательную политику, основанную на идеях вариативности и свободного выбора на всех уровнях образовательной системы[3].
При  их участии в декабре 1988 г. на  Всесоюзном съезде работников образования уже были одобрены основные принципы, направленные на размывание единой системы образования, обеспечивавшей высокий уровень грамотности и нравственности:  демократизация, плюрализм и многоукладность образования, вариативность и альтернативность, народность и национальный характер образования, открытость и регионализация, дифференциация, непрерывность образования. Но всё это был подготовительный этап.
По-настоящему реализовываться разработанная «Школой» концепция начала с 1990 г., когда ВС РФ избрал Днепрова министром образования РСФСР (затем РФ)[4], а вместо сопротивлявшейся реформированию школы Академии педагогических наук СССР в 1991 г. была создана Российская академия образования (РАО). Начинается запуск «реформ».
Однако решающим условием осуществления перемен стал внешний факторОб этом откровенно пишет сам Э.Д. Днепров в своей книге[5], объясняя, что задача реформаторов образования в начале 1990-х гг. состояла в том, чтобы превратить внешнее влияние в «активный действенный механизм внутреннего реформирования российского образования. Этот механизм предполагал организацию целенаправленного международного сотрудничества в области образования по ключевым направлениям его реформационных изменений». «Министерство, - писал Днепров, - в принципе изменило цель и характер международного сотрудничества в образовании, направив его на обеспечение стабилизации российской образовательной системы и её развитие».
Целью «сотрудничества» являлось обеспечение вхождения России в «общемировое общеобразовательное пространство» (в интересах создания «единого глобального образовательного пространства и конкурентоспособности на мировом рынке труда и технологий»), поэтому сотрудничество носило комплексно-проектный характер. Были поставлены задачи интегрировать Россию в международные образовательные программы и проекты ЮНЕСКО, Евросоюза, Совета Европы и пр.[6]  Показательно в этом плане, что первая европейская презентация основных идей российской образовательной реформы состоялась в Амстердаме в 1989 г. через несколько месяцев после упомянутого Всесоюзного съезда работников образования России 1988 г. Начало же процессу «сотрудничества» положила Международная конференция в Сочи «Реформа образования в России», организованная Министерством образования  совместно с Международным комитетом содействия развитию образования  (ИМТЕК) и проходившая  в течение 9 дней в сентябре 1991 г. Как писал Днепров, она «дала старт не только многим совместным проектам 90-х годов, главное – она заложила фундамент долговременного дружественного сотрудничества в образовании, которое (на личном уровне педагогов, на уровне учебных заведений в отличие от государственного уровня) не обрывалось все прошедшие тяжелейшие годы и которое даёт превосходные плоды по сей день».
Главную роль тут играли программы совместной деятельности с Фондом Карнеги, Всемирным банком (куда входят Международный банк реконструкции и развития и Международная ассоциация развития), Фондом Сороса, с Нидерландами и Бельгией, проект «Российско-Американской коалиции «Бизнес и образование» и т.д. В целях утверждения «рыночной грамотности» и «рыночного сознания» работников сферы образования Министерство образования  координировало реализацию российско-американской программы Junior Achievement по прикладной экономике, в рамках которой проводилась переквалификация педагогов, адаптировались зарубежные учебники по рыночной экономике, велась подготовка будущих разработчиков учебных курсов из числа учителей с привлечением зарубежных экспертов. Совместно с зарубежными издательствами (в частности, с ведущим немецким медиаконцерном «Бартельсманн»),  создавались типографии для печатания инновационной  учебной продукции и перспективной продукции Запада.
Главное внимание при этом уделялось коренному изменению содержания образования в целях, как писал Днепров, его «интеграции в глобальную цивилизацию будущего». Над этими международными проектами работали совместно Министертство, Комитет по высшей школе и фонд Сороса, создавая новые учебные курсы по истории, литературе, общественным дисциплинам, экологии, развитию мышления и др. Одновременно шла подготовка будущих разработчиков нового содержания образования из числа учёных и учителей России, что осуществлялось в рамках проекта «Глобальное образование» (Россия-США-Нидерланды-Дания). В те же целях Россию вводили в ряд международных организаций, занимающихся стандартами и тестированием, а несколько российских школ было подключено к программе международного бакалавриата ЮНЕСКО. Наконец, активно внедрялись новые западные модели и типы школ под эгидой «Консорциума авангардных школ» (Россия - США - Великобритания - Нидерланды).
Ключевой проблемой, естественно, была подготовка и переподготовка управленцев –«менеджеров образования» - которая осуществлялась с привлечением зарубежных экспертов и путём организации стажировок за рубежом. Совместно с органами образования США, Германии, Великобритании и Бельгии была налажена система обмена управленцами высшего и среднего звена, создан российско-американский центр «Бизнес и образование». По совместному проекту Фонда Карнеги, Всемирного банка и Министерства образования велась разработка комплексной стратегии подготовки современных менеджеров образования, а также установления взаимосвязи  образования и бизнеса. Тогда же Министерство образования договорилось с Американской федерацией учителей (AFT) о совместном проекте в области «выращивания нового типа профессиональных объединений учителей»[7]
РОССИЙСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ПЛАНАХ ЗАПАДА Министр образования Нидерландов Й.Ритцен[8], подписавший в  1992 г. в Москве первый европейский меморандум о многостороннем образовательном сотрудничестве, говоря о новой образовательной программе «демократической России», указывал: «Требуются титанические усилия, чтобы эта идея проникла в общество. Образование может быть движущей силой изменения общества»[9]. 
Однако никто не понимал тогда так хорошо эту ключевую роль образования, и в первую очередь гуманитарного образования, как Дж. Сорос. Поэтому когда Правительство России в апреле 1992 г. приняло постановление «О развитии гуманитарного образования в России», именно Сорос предоставил необходимые для этого средства, то есть подвёл под постановление финансовое основание и тем самым обеспечил его выполнение.
Реформу гуманитарного знания Сорос понимал как производство нового типа мышления, смену менталитета личности и изменение общественного сознания. Она должна была восполнить духовный вакуум и сформировать новую культурную матрицу, которая будет формировать тип личности российского гражданина ХХI века. Но одновременно она должна была решить ряд глобальных проблем, связанных с мировым кризисом образования. То есть речь шла о том, чтобы на базе нашего образования формировать «глобальную духовность».
Как признаёт сам Э. Днепров, гуманитаризация нашего образования «была связана и с общими планетарными изменениями в современной жизни мира, в характере мышления человека конца ХХ столетия».   
В проектах Запада Россия рассматривалась изначально как экспериментальная площадка для обкатки «глобального образования». Вот что отмечал в мае 1992 г. президент фонда Карнеги Э. Боер, представлявший в Мировой банк программу российско-американского сотрудничества  в области образования: «Школьная реформа в России характеризуется системным подходом, который существенно отличается от принятой практики. Заложена стратегия, определяющая долгосрочный подход к перестройке системы образования в России, в контексте, в котором американцы также смогут осмыслить проблемы изменения собственной системы образования. Российские специалисты хотели бы, чтобы Россия представляла бы более, чем площадку для оказания помощи. Им есть что предложить. Они видят совместную деятельность как некое совместное предприятие, которое принесёт пользу не только России, но и внесёт многосторонний вклад в развитие американской мысли»[10].   Моделью такого «совместного предприятия» в сфере высшего образования стал совместный советско-американский образовательный проект, о котором ешё в августе 1991 г. договорились Горбачёв и президент США Дж. Буш (старший). В результате в 1992 г. вышло распоряжение о создании Международного университета, первым президентом которого стал Г. Попов, а первым ректором – Г. Ягудин (кстати, именно здесь учился В. Сурков). Финансировался он крупнейшими на тот момент российскими (и не только) корпорациями: банком «Менатеп» (Ходорковский), группой «МОСТ» (Гусинский), корпорацией «НИПЕК», компанией Coca-Cola и др. Показательно, что уже тогда глава «НИПЕК» Скопцов заявил, что «в скором времени отечественные вузы превратятся в устойчивые предприятия и будут приносить стабильную прибыль»[11]
Главным двигателем кардинальной перестройки образования в целях приспособления его к рынку стала  Высшая школа экономики, созданная в  1992 г. по инициативе Всемирного банка и на его средства  и при поддержке со стороны таких членов правительства, как А. Гайдар и Л. Абалкин. Именно здесь собрались американские советники, приступившие к ломке социальной сферы и изменению общественного сознания в России на основе иностранной идеологии и иностранных учебных материалов. ВШЭ превратилась в «мозговой центр» исполнительной власти, будучи оплотом   неолиберального догматизма, распространяющим эту идеологию на все сферы интеллектуальной и  практической жизни страны[12]. Она всегда пользовалась государственной бюджетной поддержкой, находясь в ведении Минэкономразвития, а с 2008 г. стала подчиняться непосредственно  правительству[13] (поддержка  закреплена личными связями, так как  ректор теперь уже НИУ ВШЭ  Я.И. Кузьминов является мужем Э.С. Набиуллиной, экс-министра экономразвития, а теперь – главы Центробанка и помощником президента).  
В том же 1992 г. реформаторы добились принятия «Закона об образовании»,  вводившего новое понятие «государственный образовательный стандарт»,  который стал инструментом изменения и содержания, и методов обучения в соответствии с планами  РАО. Если раньше государство определяло минимум содержания, объём характер и последовательность вводимого материала, то теперь ему предлагалось лишь фиксировало, чего должен достичь школьник на каждом этапе обучения. Причём если первоначально стандарт должен был утверждать Верховный совет РФ, то после принятия Конституции 1993 г. это положение было отменено, и данная функция  была передана органам исполнительной власти, то есть Министерству образования.       В ноябре 1993 г., когда Днепров был уже советником президента Б.Н. Ельцина по образовательной политике, он написал ему записку, в которой было указано, что   только за 1991-1993 гг. вложения «зарубежных партнёров» в российскую  систему образования составили 700 млн. долл. По проекту фонда Сороса по обновлению   гуманитарного  образования  было подготовлено более 200 новых учебников по гуманитарным  дисциплинам. 40-миллионный грант правительства США позволил увеличить обмены школьниками и преподавателями. Десятки миллионов вкладывались ежегодно в программу экономического образования Junior Achievement (США), в соответствии с которой в 11 тысячах школ были внедрены курсы экономической грамотности. Правительство ФРГ вкладывало деньги в переподготовку преподавателей системы профобразования. Французская программа предусматривала реорганизацию системы управления образованием, подготовку российских учителей по концепциям ведущих педагогов мира[14]. 
ПЕРЕВОД ПОД ВНЕШНЕЕ УПРАВЛЕНИЕ (переходный этап) После октябрьского переворота 1993 г. страна оказалась полностью открыта внешнему влиянию, и финансовые вливания становятся ещё более объёмными. Как пишет ректор Московского гуманитарного университета, профессор И.М. Ильинский,  поскольку экономика России была разгромлена и страна находилась в полной экономической и финансовой зависимости от Запада (МВФ, ВБ, ЕБРР), деньги поступали только при соблюдении определённых требований, которые касались политических условий. Уже тогда страна находилась в определённом смысле под внешним управлением со стороны США, некоторых западных стран и мирового закулисья, которое определяло правила игры. И в Правительстве, и в каждом министерстве, при каждом губернаторе и президенте в регионах легально находилось более 2000 «советников» с Запада, и наиболее важные проекты законов и постановлений Правительства РФ отсылались на экспертизу в Белый дом – в Вашингтон[15]
Доклады ВБ стали «законами прямого действия», в соответствии с ними и осуществлялась перестройка.   В 1994 и 1995 гг. Всемирный банк при поддержке Фонда Д. Сороса, правительств Великобритании, Финляндии, Франции, Японии и Нидерландов составил  два доклада под одним названием «Россия:  образование в переходный период», а в 1999 г. - доклад № 18 666-RU «Обновление образования в России (региональный уровень)», содержавший материалы по Саратовской, Самарской и Новгородской областям[16].
Первый доклад (№13 638-RUS) имел гриф «Конфиденциально. Документ Всемирного банка. Только для служебного пользования» с Предупреждением: «Настоящий документ имеет ограниченное распространение и может быть использован получателем только при исполнении служебных обязанностей. Во всех других случаях его содержание не может быть раскрыто без разрешения Всемирного банка». Он был написан 29 неизвестными сотрудниками и консультантами банка (из которых только пятеро с русскими фамилиями) под руководством некоего Стивена П. Хайнемена. Главная проблема российского образования, по их мнению, заключалась в том, чтобы так «реструктуризировать эту добившуюся больших достижений в прошлом систему…, чтобы она могла удовлетворить новые потребности непланового рынка и открытого общества». 
Речь шла о кардинальной ломке нашей образовательной системы, так как рекомендовалось: 
- «закрыть педагогические институты и привлекать учителей из числа выпускников университетов», «закрыть профессиональные училища, которые не могут провести структурную перестройку»;- установить «минимальные стандарты гражданственности», которые сводились к «способностям правильного чтения карт, объяснению на иностранном языке, правильному заполнению налоговых деклараций», «любовь к российскому искусству и литературе, а также терпимость к другим социальным группам»;- «не повышать долю расходов на высшее или среднее профессионально-техническое образование в общем объёме ВВП, если они до этого не будет серьёзно реструктурированы»;- «передать ответственность за выбор учебных материалов из министерства самим школам».     Было также выказано мнение о «несправедливости и неэффективности экзаменационной системы», что стало обоснованием для введения ЕГЭ.    Как пишет И.М.Ильинский, России предлагалась такая стратегия «реформирования» советской системы образования, на тот момент всё ещё одной из лучших в мире, которая могла быть осуществлена только через её разрушение и никак иначеСпециалисты назвали этот процесс «американизацией российской школы». Речь шла об отказе от фундаментального классического характера образования, готовившего интеллектуально и нравственно развитую личность, и переводу его на исключительно прикладной характер. В связи с этим  показательна рекомендация ВБ ввести «минимальные стандарты гражданственности», что означало отказ от воспитания новых поколений. И в 1994 г. воспитательная функция действительно была изъята из школ и вузов, что продолжалось около 5 лет, пока это не признали ошибочным, но кадры воспитателей, опыт и знания в этой области были утрачены[17].
Таким образом, указания были спущены, встал вопрос об их реализации.  В октябре 1997 г. между Правительством РФ и ВБ (МБРР) было подписано соглашение о займе № 4183-RU на финансирование «Инновационного проекта развития образования» на общую сумму 68 млн. долл. (сроки реализации 1998-2004 гг.)[18]. Для распоряжения этими средствами был создан Национальный фонд подготовки финансовых и управляющих фондов (НФПК), смысл существования которого объяснил бывший министр образования А. Тихонов: «роль НФПК сводится к тому, что он выступает как операционно-бухгалтерская дирекция по управлению полученными от МБРР средствами. Если Мировой банк прекратит выдачу займов, НФПК перестанет существовать»[19].
Главный инноватор А.И. Адамский (о нём см. ниже) об этом периоде пишет: «И только когда начались организованные попытки системного  реформирования отрасли в 1997 г. и в образование стали поступать серьёзные деньги, стало очевидно, что без влиятельного института продвижения политических решений относительно образования не обойтись»[20]. Созданием такого института занялись уже при новом министре образования – В. Филиппове (1998-2004; на фото справа).     Напомним, что переход к «системному реформированию» осуществлялся тогда, когда в России за порогом учебных заведений, по данным Министерства образования, уже оказался 1 млн. 950 тыс. человек. А тогдашний заместитель министра по сотрудничеству со странами СНГ М.Н. Лазутова дала самую тревожную информацию: от 3,5 до 3,7 млн. детей. Далее, если в 1980 г. в РФ на10 тыс. граждан приходился 221 студент (только за счёт госбюджета), то в 1996 г. – 178, включая студентов «внебюджетников». В 1992-1996 гг. были закрыты более 19 тыс. детских дошкольных учреждений, резко снизилась подготовка детей к школе[21]
ШТАБ ИННОВАТОРОВ-РЫНОЧНИКОВ: БИТВА ЗА СТАНДАРТЫ    Центром, через который  проходили и проходят все идеологические,  кадровые и финансовые пути перестройки образования,  стала ГУ-ВШЭ, в которой сформировалась главная группа модернизаторов во главе с их идеологом Я. Кузьминовым. Однако при всей её значимости ВШЭ – это всего лишь ретранслятор  разработанных в зарубежных центрах и озвученных ВБ идей. Ярким символом этой является Исак Фрумин, руководитель образовательных проектов в Московском представительстве Всемирного банка, а с 2007 – научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ.    В 1999 г. ВШЭ создала фонд «Центр стратегических разработок», один из основных аналитических центров при правительстве России, который  занялся разработкой стратегии социально-экономического развития РФ, включавшую и планы реформирования образования. Председателем Совета центра стал Г. Греф, а вице-президентом фонда -  жена Кузьминова Э.Набиуллина (в 2003-2005 гг. Набиуллина была его президентом, и, хотя и держалась в тени, стала главной «рабочей лошадкой» грефовского «штаба реформ»).  Реформы готовились тихо, к этому не подпускали ни профессиональное сообщество, ни даже Министерство образования.
Однако, чтобы заставить общество принять перемены, требовался более мощный механизм, коим и стал созданный в 2001 г. Российский общественный совет по развитию образования (РОСРО)[22], признанный «авторитетной дискуссионной площадкой». Он привлёк определённый круг представителей образовательных и профессиональных сообществ, а также политиков разных взглядов (в заседаниях его участвовали И. Хакамада, Г. Явлинский, А. Кокошин и др.).  Именно его Адамский и назвал «влиятельным институтом продвижения политических решений», деятельность  которого приобрела ярко выраженный лоббистский характер. Функцией его стало определение приоритетов реформы и выбивание на них дополнительных средств из бюджета.
В том же 2001 г. утверждается  программа  «Модернизация российского образования на период до 2010 г.»,  предусматривавшая разработку новых стандартов общего среднего образования, введение новых статусов образовательных учреждений, введение ЕГЭ (начали с 2001 г.), стратификацию учреждений высшего образования и многое другое. В июле 2002 г вступило в силу соглашение о займе № 4605-RU между РФ и МБРР для финансирования проекта «Реформа системы образования» на сумму 49,85 млн. долл. (сроки реализации 2002 - 2006 гг.). 
Для перестройки образования ключевую роль играл вопрос о стандартах.  Первое поколение государственных стандартов общего и среднего образования, разработанных на основе РАН, было принято в 1998-1999 г. Они-то и стали главным препятствием для введения рыночных инноваций, и их надо было кардинально изменить (согласно законодательству, стандарты должны регулярно обновляться – раз в 5 лет, теперь – в 10 лет). В нарушение  ст.7 Закона РФ «Об образовании», эти стандарты не были закреплены законом. Этим и воспользовалась созданная при кураторстве ГУ-ВШЭ и НФПК группа  разработчиков-инноваторов, приступившая к созданию нового поколения стандартов по программам внешних заимствований от МБРР. Разработка шла по программам внешних заимствования и концепцией, не просто изменявших, но и ломающих всю структуру и содержание прежних стандартов. Куратором группы выступал А. Пинский, член РОСРО, педагог-модернизатор, навязывавший оккультную вальдорфскую педагогику, а участвовали в ней А. Водянский, Э. Днепров (тогда уже профессор ВШЭ) и др.
Суть их концепции хорошо изложил Э.Днепров[23]. Она исходит из констатации «смены образовательной эпохи и парадигмы образования», необходимости его «интернационализации», требующих перехода: от всеобщего адаптирующего образования  - к  образованию деятельному и личностно ориентированному,  от образования «для всех» - к образованию «для каждого», от «учить всех всему» - к «учить учиться», от тотального унифицированного образования – к образованию по выбору.  Соответственно, и стандарт в его западном смысле (по ЮНЕСКО) понимается не как определённый обязательный минимум  предметов и знаний, а как некие рамки, обеспечивающие «многообразие», «плюрализм», «альтернативность», «постоянный выбор» и т.д. [24]. А принципы  его создания – это «модернизация», «разгрузка содержания», «свобода выбора», «вариативность», «личностная ориентация», «компетентностный подход» (ориентация  на решение практических задач),  «непрерывное образование» и пр.
Программа «смены парадигм» и  модернизации изначально содержала в себе идею постоянного, бесконечного реформирования российской системы образования в качестве самоцели. В итоге это привело к насаждению хаоса, с помощью которого начали разрушать весь учебно-воспитательный процесс. Госстандарт (затем ФГОС) становится инструментом не просто перестройки, но «перманентной революции» в образовании[25].      Именно в рамках этой идеологии «бесконечного реформирования» и были созданы стандарты второго поколения  2004 г., принятых Министерством образования. Хотя вся деятельность по разработке этих стандартов была противозаконной (и финансирвалась в значительной степени из-за рубежа), по этим стандартам стали составлять новые учебники, используемые одновременно со старыми, поскольку ни стандарты 1998-1999 гг., ни новые не были закреплены законом, то есть не были утверждены Государственной Думой, которая была исключена из решения этого вопроса.       В том же 2004 г. Я.Кузьминов представил уже фундаментальный доклад о «совершенствовании структуры образования», в котором говорилось о необходимости реструктуризации всей системы образования. Полному пересмотру подверглись три важнейших принципа образования: бесплатность, всеобщность и фундаментальность. 
Что касается бесплатности, то преодолеть её решили с помощью платных курсов, которые вводились за счёт сокращения обязательных предметов. Как откровенно тогда заявил А. Пинский, «социализм в школьном образовании закончился. Школа должна зарабатывать». Сокращение обязательных программ обосновывалось необходимостью разгрузить школу, поэтому главным  объектом критики стала её загруженность. Так, тогдашний гендиректор издательства «Просвещение» А. Кондаков утверждал, что выпускники российских школ оканчивают учебные заведения с избыточным багажом знаний. Пинский  видел в этом вообще порочность советской школы: «Если 60-80% детей годами занимаются тем, что им не нужно и непосильно, а потом должны делать вид, что они это знают, сдают, - это развращающее действует на одно поколение за другим»[26]. Самый ныне разрекламированный педагог-инноватор Е.А. Ямбург так же писал, что «ни в одной стране мира никто не ставит перед собой задачи такое количество знаний, умений, навыков ногами впихнуть в голову ребёнка»[27]. На то же жаловался Я.Кузьминов: «школа перегружена фактурой традиционных предметов». К тому же он утверждал, что  у нас переизбыток образованных людей, и деньги государства уходят сквозь пальцы. По его прогнозам, разгрузка  давала возможность получить от российских семей 7 млрд. долл. [28].
Ещё раз подчеркнём, что эксперименты и новшества вводились по указанию и на деньги ВБ (МБРР), но, как было указано по результатам проверки в Бюллетене Счётной палаты РФ № 5 (125) 2008 г., «за весь период использования заёмных средств в сфере образования российской стороной оценка эффективности ни одного из проектов МБРР не проводилась». А по признанию нынешнего президента НИУ ВШЭ А. Шохина, до 2/3 сумм, получаемых Россией от ВБ, уходило на оплату самой же дающей в долг стороны (её консультантов, советников и пр.), и только оставшаяся 1/3 пошла на эксперименты, оседая в карманах инноваторов. 
При этом погашение и обслуживание займов осуществлялось за счёт средств федерального бюджета, так же, как и в итоге - проведение дорогостоящих экспериментов (ЕГЭ, реструктуризация/закрытие сельских школ и пр.)[29]. Так, в Бюллетене Счётной палаты указывалось: ««В нарушение Федерального закона (ФЗ) «Об утверждении Федеральной программы развития образования (ФПРО)» средства федерального бюджета в сумме 453,9 млн. рублей отвлечены Правительством РФ от мероприятий ФПРО… и направлены на проведение эксперимента по внедрению ЕГЭ… Затраты на проведение ЕГЭ должны будут покрываться из федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ… в 2006 году без учета инфляции это составит 1463 млн. рублей (расчётно)»[30].
Если с платностью образования  вопрос решался открыто и откровенно, то отказ от фундаментальности  и всеобщности проходил в завуалированной форме и осуществлялся под лозунгами внедрения «деятельного и мотивационного образования», усиления его «социально-гуманитарной направленности», утверждения «ценностей гражданского демократического общества» и «становления и социализации личности ученика в условиях современного мира». А над этим уже работали инновационно-экспериментальные центры.
ДВИГАТЕЛИ «ЭВРИКАНСКОГО» ЭКСПЕРИМЕНТА   Наряду с ВШЭ сеть экспериментальных центров изначально играла и продолжает играть ключевую роль в перестройке образования.      Инновационные  центры создавались Министерством образования на базе новаторских школ и семинаров. Сегодня они объединены в широкую сеть федеральных экспериментальных площадок и  инновационных образовательных учреждений, возглавляемых Советом, председателем  которых с 1999 г. является Александр Изотович Адамский. Именно он контролирует экспериментальную деятельность Министерства и распоряжается идущими из него бюджетными средствами. В качестве головного учреждения выступает созданный в 2006 г. и возглавляемый Адамским автономный негосударственный Институт проблем образовательной политики «Эврика»[31], с которым связаны Издательский дом под таким же названием  и   конкурс литературно-образовательных инициатив на статус Федеральной экспериментальной площадки Минобрнауки[32].
Адамский, которого называют "теневым идеологом" школьной политики, представляется как один из ведущих экспертов по образованию в РФ, который определяет перспективы и направления  изменений системы образования в соответствии с определённым  мировоззрением, которое можно определит как "педагогический троцкизм" или (по-современному) "оккультно-элитарное эвриканство" (см. книгу "Эвриканец Адамский").  
Мировоззрение это воспроизводит «глобальное духовное видение», описанное Р. Мюллером, М. Фергюсон, закреплённое в документах ЮНЕСКО и предполагающее «смену парадигм», «освобождение от старых запретов» и «культурную мутацию», которая «шире, чем реформа, глубже, чем революция», а также «диапраксис» - бесконечный процесс переосмысления истины, отказ от признания  очевидных авторитетов.   Вот его основные положения, озвученные самим Адамским :
«Каждый человек имеет право на такое образование, которое, в конце концов,  обеспечить ему способность вырабатывать собственный моральный кодекс»[33].     «Мы знаем, к чему приводит обязательное изучение литературы. Ни к чему, кроме отвращения, это не приводит»[34].      Сегодняшние родители – это «поколение неудачников», «поколение нищих, потерявших всякое право делать замечания и наставлять на путь истинный других».
Традиционная система образования – это «муштра», «показуха» и «огромная куча мусора». Ей он противопоставляет  «идеологию индивидуального образования, идеологию выбора». 
«У нас есть проект “Детское управление школой”. Раз в год собираются детские управляющие  и обсуждают развитие детских конституций… Две идеи, которые сейчас наиболее активно обсуждаются: моделирование школы, похожей на школу Хогвартс из книги Гарри Поттера, плюс конкурс детских эвриканских проектов»[35].
«Российские подростки, зачитывающиеся сегодня переведённой трилогией про Гарри Поттера, кажется, нашли воплощение своего образа. Таким идеалом оказался мальчик, не только противостоящий злу, но и меняющий взрослый мир. Мальчик, умеющий выбрать правильную сторону в борьбе между добром и злом. Мы, взрослые, и особенно, к сожалению, учителя, не так преуспели в этом поиске, как наши дети»[36]     «Хотим мы этого, или не хотим, нравится нам это или не нравится, образование становится глобальным. Образование – я сейчас скажу крамольную вещь для некоторых, да? – перестаёт быть национальным или страновым».  
«Ещё раз. Хотим мы этого, не хотим, это вне желания кого-то, это происходит. А с другой стороны, оно (образование – авт.) индивидуализируется. И в этом смысле вот это сочетание глобального и нидивидуального… И в этом смысле может ли страна, может ли политика, может ли экономика, да?..» (имеется, видимо, в виду, что государство уже не может ничего изменить - авт.)[37].   «В  школе заканчивается эпоха в образовании длиной в 500 лет. Модель, где специально обученные люди в специально предназначенных местах занимались тем, что закладывали в головы будущей рабочей силы макеты наук — вот это образование заканчивается… Появление интернета только завершило этот процесс, неформальные, не системные образовательные институты становились все эффективнее». Теперь «главные агенты развития» образования - «это, прежде всего, инновационные предприниматели и инновационные деятели в образовании. Но это пока не массовое движение».  
«Ключевое здесь – избыточность… Общеобязательных предметов, пронизывающих весь образовательный путь, должно быть не так много, может быть, всего два-три. Математика, например, родной язык, возможно - родная история. Всё остальное  - на выбор. Не факультативно, это обязательный набор, который впрочем, формируется самим учащимися с помощью тьюторов и родителей... Сейчас ключевое - уметь ставить себе задачи и находить ресурсы под них, в том числе знаниевые» .   
На вопрос о том, «кто экспертирует экспертов?» Адамский отвечает: «В идеале это заказ к родителям и предпринимательскому сообществу, но они еще не включились в этот вопрос. Тогда надо набраться дерзости и экспертному сообществу самому взять эту миссию! Экспертировать себя по гамбургскому счёту»[38].
«Становится уже почти очевидным факт, что современное образование – это постоянно идущая реформа. Иначе система образования просто потеряет свою функцию – просвещать и дать человеку возможность ориентироваться в этом мире». «Привычка к переменам, способность ориентироваться в быстро меняющемся мире – это и есть образование сегодня».
«Результативность школы… в том, чтобы научить действовать в ситуации неопределенности в новых ситуациях. Это и есть инновационное образование – формирование способностей строить свои действия  в новой, неизвестной ситуации. Эти способности в специальной литературе принято называть компетентностями – информационными, социальными, экономическими, коммуникационными» (то есть, компетентная подстройка под хозяина - авт).   Исходя из этих положений,  «Эврика» осуществляет следующую программу:- разрушение единой общенациональной и общедоступной школы, утверждение многообразия; - изменение социо-культурных основ российской школы, основ обучения и воспитания,  замена «отработавшей» коммунитической идеологии на всё что угодно, кроме  традиционных духовно-нравственных ценностей  (и в первую очередь противодействие введению изучения православного богословия);    - понижение общего уровня обучения, фундаментальности, научных основ образования, внедрение оккультных методик и практик.   
В итоге из школы должен выходить человек с определяемой рыночной конъюнктурной суммой знаний, строящий в ней свой проект и не связанный моральными принципами со средой.  
Именно структура Адамского продвигала и активно продвигает сегодня инновационные образовательные системы, формирует сети, выведенные из-под контроля региональных властей и работающие в регионах как опорные базы эксперимента и разрушающие общенациональную школу. Среди них – системы школы М.Монтессори, Роджерс-психология, «оргдеятельные игры» (ОД), откровенно оккультная ньюэйджевская вальдорфская педагогика Р.Штайнера[39] (причём внедрялись они при поддержке Министерства образования, которое подписывало договоры с зарубежными вузами, подготавливающими педагогов по этим методикам). Широкое распространение приобрели школы, работающие по особым программам на основе собственных педагого-психологических концепций, нацеливающие учащегося исключительно на личный успех (системы Д.Б.Эльконина-В.В.Давыдова и др.)[40]. Особенно активно внедряется образовательная система «Школа 2100» [41], официально признанная РАО как «личностно ориентированная, развивающая образовательная система нового поколения».        Ещё более эффективно, нежели «Эврика», работает другой инновационный центр - Федеральный институт развития образования – ФИРО (государственное автономное учреждение при Минобрнауки), созданный в 2005 г. в результате слияния  5 центральных научно-исследовательских институтов и занимающийся стратегическими направлениями инновационной образовательной политики. 
Во главе него стоит соратник и друг Адамского, академик РАО, доктор психологических наук, бывший замминистра образования при Тихонове (1992-1998), член общественного совета Российского еврейского конгресса Асмолов А.Г., один из идеологов нашумевшего форсайт-проекта «Детство 2030». Это борец за тотальное разрушение основ традиционной школы, сторонник «выращивания культуры толерантности» и искусства жизни с «иными» людьми, введения «культуры защиты прав детей» и «социально-правовой адвокатуры детства»[42]. Подлинную славу ему принесли внедрённые им в России соросовские учебники. 
О взглядах Асмолова дают представления его многочисленные выступления, в частности, доклад «Психология в психозойскую эру: от анализа эволюции психики – к анализу психики как “движителя” эволюции», в котором  психология определена им как «наука о генерировании разнообразия и изменчивости»[43].   Ключом к творчеству этого «специалиста» по психологии детства может служить его беседа «Психология экзистенциального оргазма»[44] (прошу прощения у читателя, что приходится ссылаться на эту непристойность, но мы должны знать,   на распространение каких идей идут деньги наших налогоплательщиков – авт.) 
ФИРО координирует 162 экспериментальные площадки,  к которым относятся образовательные центры различных уровней  (от учреждений дошкольного образования до вузов)   и  работающие по разным направлениям[45].
Показательно, что среди партнёров  ФИРО – проект Толерантность, научным руководителем которого является сам Асмолов, а среди главных авторитетов – Конфуций, Махатма Ганди, Мартин Бубер, Альберт Эйнштейнн, Тейяр де Шарден, Соломон Михоэлс, А.Д. Сахаров и др.[46].
Показательно и то, что ведущие представители инновационной педагогики входят в РОСРО, где они заседают бок о бок с ведущими представителями коммерческой педагогики. Среди участников Совета РОСРО А. Адамский, А. Асмолов, И. Фрумин, Е. Ямбург (директор инновационного Центра образования № 109 г. Москва), Л. Алексеева (председатель Московской Хельсинской группы), А. Архангельский (журналист, профессор НИУ ВШЭ), В. Болотов (научный руководитель Центра мониторинга качества образования НИУ ВШЭ), А. Венедиктов (главный редактор радиостанции «Эхо Москвы), В. Волков (ректор Московской школы управления «Сколково»), О. Дергунова (член правления Внешторгбанка), И. Калина (руководитель Департамента образования г. Москвы), А. Каспржак (директор Департамента образовательных программ НИУ ВШЭ), Т. Клячко (профессор НИУ ВШЭ), Е. Князев (директор Центра университетского менеджмента НИУ ВШЭ), А. Кондаков (директор издательства «Просвещение»), Д. Ливанов (нынешний министр образования и науки РФ), Р. Лачашвили (научный руководитель Программы «Школа нового поколения» Фонда «Вольное дело» О. Дерипаски), К. Сумнительный (директор НОЕ «Центр Монтессори»), В. Филиппов   (министр образования в 1998-2004 гг., ректор РУДН), А. Фурсенко (министр образования и науки в 2004-2012 гг., помощник президента), И. Абанкина (директор Института развития образования НИУ ВШЭ), Т. Абанкина (директор Центра прикладных исследований и разработок Института развития образования НИУ ВШЭ) и др.[47].
окончание следует...
___________________ [4] В августе 1991 г. днепровское министерство стало одним из центров сопротивления ГКЧП, а после ухода с поста министра Днепров стал советником президента Ельцина по вопросам образования, а затем стал профессором ВШЭ[39] Вальдорфская педагогика – вид профанического учения нью-эйджа// http://dumaidumai.livejournal.com/226536.html

КТО И КАК НАЧИНАЛ УНИЧТОЖЕНИЕ СУВЕРЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ...


[1] Как это происходило, рассказывают сами инноваторы: http://www.svoboda.org/media/video/26515377.html
[2] http://www.hse.ru/news/life/142650826.html
[3] http://kpip.kbsu.ru/pd/did_lec_12.html#V10
[5] Днепров Э.Д., Международное сотрудничество как фактор реформирования российского образования, 2006 //http://old.gnpbu.ru/downloads/dneprov/dneprov_international%20cooperation.pdf
[6] Там же.
[7] Там же.
[8] Министр образования в неолиберальном правительстве Р.Любберса
[9] Днепров, указ. соч.
[10] Днепров, указ. соч.
[11] Коммерсант, № 107, 11.06.1994 //http://www.kommersant.ru/doc/80959
[12] Вышка – это приговор // http://rusrand.ru/news/vyshka-eto-prigovor
[13] Высшая мера обучения //  http://www.gazeta.ru/science/2014/04/23_a_6003933.shtml
[14] Днепров, указ. соч.
[15] См. Ильинский И.М., Западу не нужен образованный русский народ // http://kprf.ru/rus_soc/90357.html 
[16] Там же.
[17] Там же.
[18] Соколова В. Серые кардиналы образования // Совершенно секретно, № 4/263, 2 апреля 2011// http://www.sovsekretno.ru/articles/id/2758
[19] Там же.
[20] Адамский А., Заседает штаб модернизации // http://ps.1september.ru/article.php?ID=200107801
[21] http://ecsocman.hse.ru/univman/msg/144835.html
[22] http://rosro.ru/aim
[23] См. http://avkrasn.ru/article-1066.html
[24] Там же.
[25] Эвриканец Адамский. Екатеринбург, 2007. С.23.
[26] Э.Д. Днепров. Образовательный стандарт – инструмент обновления содержания общего образования
http://avkrasn.ru/article-1066.html
[27] http://avkrasn.ru/article-1066.html
[28] http://www.ruscadet.ru/znanie/min-obr/iniciator.htm
[29] Соколова В., указ. соч.
[30] Там же.
[31] http://www.eurekanet.ru/
[32] http://www.svoboda.org/media/video/26515377.html
[33] Эвриканец Адамский, Екатеринбург, 2007.
[34] http://www.rv.ru/content.php3?id=7641
[35] Адамский А.И. Жизнь в сети // Управление школой. - 19.03.2002. - № 11.  
[36] Адамский А.И. Гражданская образовательная власть. Не пора ли ее узаконить? // 1 сентября. - 26.01.2002. - № 6.
[37] Наказ государства – воспитание гражданской идентичности // http://m.echo.msk.ru/interview/detail.php?ID=1463256
[38] http://newslab.ru/article/358187
[40] http://kpip.kbsu.ru/pd/did_lec_12.html#V10
[41] http://school2100.com/school2100/about/pedagogika.php
[42] http://www.novayagazeta.ru/society/60125.html
[43] https://www.youtube.com/watch?v=bO9Yuf8EcMs
[44] https://www.youtube.com/watch?v=Am0hrNHU7WA&index=3&list=PLvyXshkcyyNa9KrrzXyZUF0Qef5Idq5cW
[45] http://www.firo.ru/?page_id=554
[46] http://www.tolerance.ru/liki-toler.php

[47] http://rosro.ru/sostav

Ольга Четверикова, источник

Комментариев нет: